live
Новости » Политика 32 Читати новину українською

Никаких выводов по направлению к миру власть не сделала, - Виктор Медведчук

ZIK
ZIK
"Оппозиционная платформа - За жизнь" Народный депутат Виктор Медведчук

Почему обмен "всех на всех" до сих пор не состоялся, какая разница в коммюнике в английской и украинской версии, есть ли изменения в закон об особом статусе Донбасса, что означает план "Б" Зеленского, будет ли газовый контракт, возможно ли открытие уголовного производства в отношении государственной измены против президента Петра Порошенко, существует ли "план Маршала" по восстановлению Донбасса и каковы роль и место Украины на геополитической карте.

Об этом и не только - в эксклюзивном интервью с Юлией Литвиненко в эфире телеканала ZIK рассказывает председатель политсовета партии "Оппозиционная платформа – За жизнь", народный депутат Украины Виктор Медведчук.

Для меня обмен всех на всех - это меньшее, на что мы могли рассчитывать во время встречи в "нормандском формате". Если бы команда Зеленского не выносила сор из избы, то этот обмен при содействии вашей политсилы мог бы уже состояться летом или я ошибаюсь?

– Нет, вы не ошибаетесь. Дело в том, что относительно того обмена, который рассматривается, начиная еще с февраля, с января 2018 года как этап после самого большого обмена, который имел место в декабре 2017 года, то и при Порошенко, и при новой команде Зеленского его можно было реализовать и без решения или предложений "нормандского формата" и глав государств "нормандского формата" относительно обмена.

Но дело в том, что, как это сообщалось в СМИ, а у меня есть достаточно информационных источников с представителями Донецка и Луганска, которые рассказывали мне, почему этот обмен до сих пор не состоялся. Это, в первую очередь, касается вопроса процессуальной очистки людей, которые должны вернуться. Требования, которые предъявляются для того, чтобы все уголовные преследования, уголовные вопросы, связанные как со следствием, так и с судебным разбирательством, должны быть окончены, и только после этого может состояться обмен всех установленных на всех установленных, чтобы люди вернулись домой, в семьи, к своим близким.

То, что этот вопрос был вынесен на "нормандский формат", безусловно, добавило значимости и силы этому решению. Предложения уже глав государств четырех стран – не только Украины, но и Франции, Германии и России, – для того, чтобы этот обмен по окончательной договоренности между Киевом, Донецком и Луганском имел место. И люди в течение 30 суток, до новогодних праздников, до рождественских праздников вернулись домой. Думаю, что это так и произойдет, если все формальности, о которых я в том числе сейчас говорю, будут выполнены всеми сторонами.

Теперь о разнице в коммюнике в английской и украинской версии. Вы не могли этого не заметить. Речь идет об особом статусе. Почему, по вашему мнению, эта ошибка была исправлена и какие ожидания от завтрашнего дня, ведь комитет советует парламенту продолжить заседание, которое будет касаться статуса Донбасса, какой будет позиция вашей политической силы?

– Хочу сказать о том, что, действительно, это ошибка, которая была допущена. Мы считаем, что имела место фальсификация перевода коммюнике, подписанного в Париже по результатам заседания глав государств "нормандской четверки".

Более того, когда мы обнаружили это нарушение, эту фальсификацию, вчера днем сделали заявление от нашей партии "Оппозиционная платформа – За жизнь" о том, что это является подлогом, преднамеренными действиями, направленными на то, чтобы изменить содержание того коммюнике, которое было оговорено и по поводу которого было принято решение в Париже.

В чем вопрос? Вопрос в том, что в украинском переводе с оригинала, который согласовывался на английском языке, вкрались приложения в плане того, что когда речь идет о том, что особый статус отдельных районов Донецкой и Луганской области должен быть введен на постоянной основе, речь идет об особом статусе и целом спектре, который определяет этот особый статус. А украинская версия гласила, что речь идет о законе об особом статусе (Донбасса, - Ред.), то есть сузила это понятие. Потому что особый статус, согласно с Минскими соглашениями, включает не только закон об особенностях местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей, но и еще изменения в Конституцию.

Власти или сотрудники Офиса президента намеренно допустили это сужение, для того, чтобы понималось, что они воспринимают особый статус исключительно как этот статус, который регулируется законом, а не теми актами, которые указаны в Минских соглашениях, в том числе и изменения в Конституции. Это была намеренная ошибка, потому что нельзя было ошибиться в том, что украинская делегация и господин Зеленский, и до встречи, и во время пресс-конференции по результатам "нормандской четверки", озвучивал, что они против изменений в Конституцию. Это было исправлено и в украинском тексте, и в тексте, выложенном на русском, и уже в англоязычном тексте, который подает Офис президента.

Относительно законопроекта об изменениях в закон об особенностях местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской области: дело в том, что то, что предлагается, это, безусловно, не является подтверждением того, что власть движется, а особенно после решений в Париже, после заседания "нормандской четверки", по пути прекращения боевых действий и установления мира. Мы уверены, что такого пути нет. А то, что предлагают изменить в законе, поменять цифру 2019 на 2020, – это фактически о том, чтобы продлить действие закона, который заканчивается 31 декабря текущего года, и выполнить формальность. Я подчеркиваю – формальность.

Почему формальность? Потому что наша фракция несколько недель назад внесла законопроект, который касается урегулирования вопроса, предусмотренного в правовом контексте, урегулированного законом об особенностях местного самоуправления, который предусматривает изменения в статьи первой, второй статьи, статьи десятой. Что имеется в виду: это, во-первых, о том, что этот закон должен действовать на постоянной основе, как это напрямую следует из Минских соглашений, и, как это, между прочим, решено в этом же коммюнике, подписанном и утвержденном в Париже на заседании глав государств "нормандской четверки". Более того, это вытекает из "формулы Штайнмайера", к которой присоединилась Украина, первого октября подписав соответствующий текст этой формулы. И там мы видим, что после окончания выборов этот закон вступает на временной основе, в 20:00 в день выборов. И после выводов ОБСЕ он должен быть введен в действие на постоянной основе.

Именно имплементация этой формулы предусмотрена в нашем законопроекте, который мы подали на рассмотрение. Однако этот проект закона в парламенте не рассматривают, несмотря на то, что он соответствует Минским соглашениям, "формуле Штайнмайера", решениям, которые были приняты в Париже на заседании руководителей государств "нормандской четверки". А выполняется только формальность по поводу того, что предложила фракция "Слуги народа", чтобы продлить еще на один год действие закона, который не действует.

Такая формальность свидетельствует о том, что никаких выводов по итогам заседания "нормандской четверки" власти не сделали и движения к миру, прекращение боевых действий не осуществляют.

Но мы все прекрасно помним, что накануне "нормандской встречи" президент анонсировал некий план "Б". Наконец после завершения визита мы увидели лишь сообщение, что один из российских каналов покажет сериал "Слуга народа", поэтому возникает вопрос, где тогда план "Б" и вообще существовал ли он? Относительно газового контракта, то здесь сделки также нет. Допускаете ли вы, что существуют определенные договоренности с Россией, о которых нам пока ничего не известно?

– О первом я думаю, что все может быть. Может быть план B, план C, план D. Может быть пять вариантов, как это озвучивал секретарь СНБО относительно решения проблем, связанных с Донбассом и вопросами мирного урегулирования. Я вам хочу сказать откровенно и искренне: я знаю только один вариант, и во всем мире знают один вариант развития событий, этот вариант - выполнение Минских соглашений, что было подтверждено всеми представителями государств, которые входят в "нормандский формат", их главами, подписав и подтвердив коммюнике в Париже 9 декабря.

Других планов нет. Относительно того, какие были идеи, ну, мы сегодня можем судить о том, какими они были, это был вопрос относительно изменения относительно установления контроля за границей между Украиной и Россией. Потому что неоднократно господин Зеленский высказывал точку зрения, что контроль за границей должен быть получен Украиной до проведения выборов. Хотя в Минских соглашениях говорится о том, что контроль за границей начинает устанавливаться в первый день после выборов и заканчивается после внесения изменений в Конституцию Украины. Об этом, в частности, говорилось на пресс-конференции по итогам нормандской встречи.

Относительно других вопросов, которые могут быть обсуждены и о которых не известно, то, безусловно, все это может быть.

Если касаться вопроса газа, транзита газа, прямых поставок газа в Украину, то я могу сказать, что, к сожалению, Украина уже проиграла и не может установить те интересы, которые были последние годы, когда за счет транзита газа Украина в доходную часть бюджета получала 250-300 миллионов долларов ежемесячно или 3 миллиарда долларов в год.

Никакие договоренности, которые могут быть достигнуты с 1 января 2020 года сейчас, потому что если бы переговоры велись ранее и договаривались так, как мы предлагали еще в марте этого года, то можно было достичь сохранения тех или иных условий, сохранения национального экономического интереса Украины. Сегодня такие договоренности достигнуты быть не могут, потому что не хватило времени. Более того, есть позиция, которая на сегодняшний день демонстрирует, что баланс газа, который поставляется российским "Газпромом" в Европу, он является недостаточным для того, чтобы задействовать в следующем году газотранспортную систему Украины. Почему? Потому что открывается "Турецкий поток" 1 и 2. А это более 31 миллиарда кубов газа за год. Будет открыт через несколько месяцев "Северный поток"-2, это 56 миллиардов кубов газа за год. И баланс газа, который шел транзитом по территории Украины – это 84-87 миллиардов кубов газа, который дороже, чем "Северный поток" и транзит "Северным потоком", как и транзит двумя "турецкими" линиями потока, то, исходя из экономических интересов, безусловно, газ в Европу пойдет и на севере, и на юге, а не через Украину.

Тем более что контракт на транзит газа истекает 1 января 2020 года. Поэтому даже подписание нового контракта, на год продления действующего или подписание на 3-5 лет, он не может сохранить условия, а для нас главные экономические условия контракта – это получение тех средств в бюджет, в доходную часть, которые мы получали все эти годы, на сумму, о которой мы говорили, – около 3 миллиардов долларов. Такой суммы мы, к сожалению, уже не получим.

Поэтому Украина, как предыдущая власть и действующая, эти переговоры по транзиту газа, исходя из национальных интересов Украины, уже проиграла, и вина за это полностью ложится на плечи команды Зеленского, а также предыдущей команды, которая была у власти при президентстве Петра Порошенко.

Действительно, мы слышали, что во время встречи в "нормандском формате" Зеленский не обошелся без упоминания о своем предшественнике. Учитывая то, что появилась возможность открытия уголовного производства относительно государственной измены против пятого президента Петра Порошенко, по вашему мнению, это дело имеет перспективу и что это означает для президента Владимира Зеленского? Чем это может обернуться для нас, таким образом Зеленский искал союзников снаружи, однако почему он не ищет союзников в Украине?

– Где президент ищет своих союзников – это вопрос к нему. При этом, я думаю, что каждый скажет, что эти союзники должны соответствовать, и этот союз между Зеленским и теми, кого он определит как своих партнеров, союзников, должен отвечать национальным интересам. Относительно уголовного дела, которое было возбуждено в отношении Минских соглашений, то это вопрос расследования и результатов правоохранительной деятельности или решение суда. А вот насчет того, что он критиковал господина Порошенко за Минские соглашения, в том числе и 9 декабря в Париже, то здесь надо заметить, что он критиковал, но он согласился с коммюнике, которое было утверждено на встрече, где в его преамбуле указано, что Минские соглашения должны быть выполнены и полностью имплементированы в национальное законодательство, как в области безопасности, так и в сфере имплементации политической части.

Более того, коммюнике и договоренностями в Париже 9 декабря было подтверждение и введение в действие на постоянной основе закона об особом статусе, как и вообще полного спектра особого статуса, который предусмотрен не только в законе, но и в изменениях в Конституцию и имплементации "формулы Штайнмайера".

Поэтому критиковать своего предшественника он может, но он присоединился к этим соглашениям и решениям, которые были утверждены в свое время в резолюции Совета безопасности ООН и тем самым он взял на себя обязанности их исполнять ради мира и прекращения режима боевых действий на Донбассе.

– Может ли это дело против Порошенко в случае получения огласки отсрочить рассмотрение и соблюдение Минских соглашений?

– Ни в коем случае. Я думаю, что оно не может затормозить процесс непосредственной реализации Минских соглашений. Потому что действия Порошенко могут оцениваться следствием, они могут быть предметом исследования в судебном порядке, но это не означает, что Минские соглашения не будут выполняться. Потому что это предусмотрено в том числе и резолюцией Совета безопасности ООН, что означает, что этот нормативный документ, который был принят 12 февраля 2015 года, является международно-правовым документом. Более того, напоминаю – он признан безальтернативным и в Европе, и в США, и в Украине, как в Киеве, так и в Донецке и Луганске.

Поэтому уголовные дела могут расследоваться, а Минские соглашения должны выполняться.

Почему, по вашему мнению, президент Зеленский во время нормандской встречи не говорил о возможном "плане Маршала" по восстановлению Донбасса, а, складывается впечатление, отсрочил выполнение Минских договоренностей? По вашему мнению, почему Зеленский не говорил об этом со своими партнерами?

– Здесь все очень просто: когда собираются представители различных государств и обсуждают разные вопросы, то они исходят из того, что наработано и что предлагается как предмет для рассмотрения.

Возвращаю к событиям сентября, потому что именно 11 сентября на заседаниях и переговорах советников глав государств стран, входящих в "нормандский формат", были согласованы и тот документ, который сегодня именуется "коммюнике", и те решения, которые должны быть рассмотрены, по которым принято решение глав государств "нормандской четверки" 9 декабря. Все то, что происходило до 11 сентября, все то, что предлагалось, оно могло быть предметом рассмотрения, а то, относительно чего было согласовано, было вынесено 9 декабря на заседание "нормандской четверки".

Ничего другого нельзя было выносить, потому что эти вопросы, как и решения по ним, были предварительно согласованы и по которым были достигнуты соответствующие договоренности.

Относительно "плана Маршала", относительно изменения относительно установления контроля за границей, другие изменения Минских соглашений, они должны обсуждаться заранее, и если есть поддержка других сторон, которые принимают участие в этих переговорах, или тех, кто подписывал Минские соглашения, то такие изменения могут быть внесены. Как оказалось, такой поддержки господин Зеленский на международном уровне от сторон, которые представляют "нормандский формат", не получил, поэтому этот вопрос и не могло быть озвучено в Париже.

Он озвучил свою позицию относительно изменений в Конституцию и о федерализации, хотя не знаю, кто предлагает ему федерализацию: если речь идет о предоставлении автономного статуса – то это не федерализация. Мы не предлагаем в данном случае изменять унитарный статус Украины. Мы предлагаем ввести автономный статус в пределах и в рамках и в составе Украины как изменения в Конституцию. Потому что Конституция Украины предусматривает автономный статус одного из регионов, и это не меняет эту Конституцию из Основного закона унитарного государства на другой тип и форму правления, то есть на федеративное государство. Он был не согласен и в вопросах границы, он был не согласен в вопросах, кто должен представлять Донбасс в Минске, но это вопрос для дискуссии, это вопрос для того, чтобы проинформировать о публичной позиции по этому поводу, не более.

– Означает ли тактика "между капельками" президента Зеленского то, что за 5 лет его каденции, ситуация по урегулированию конфликта на Донбассе так и не будет решена?

– К сожалению, к большому сожалению – это может означать. Но то, что за последний год не было никаких действенных шагов в вопросах, которые бы привели к прекращению боевых действий и мирного урегулирования, не было ни от предыдущей власти, ни от уже современной, которая находится при власти уже более полугода.

Это то, что вызывает беспокойство и то, что нужно решать в другом ракурсе и в другом плане.

Более того, сценарий решения есть – это Минские соглашения. Сценарий решения – это то, что подтверждено на очном заседании "нормандского формата". Поэтому здесь путь есть, нужна политическая воля, тем более что господин Зеленский имеет политический ресурс для этого. Он имеет ресурс и во власти, и в законодательной власти, потому что достаточно голосов в парламенте для того, чтобы принимать и реализовывать вопросы, связанные с имплементацией в украинское законодательство законов, предусмотренных Минскими соглашениями, – это и специальный закон о выборах, это и введение в действие изменения в закон об особом статусе, закон об амнистии, и даже внесения изменений в Конституцию. Такой ресурс есть. Значит что нужно? Нужна политическая воля главы государства. Только она будет направлена на непосредственную реализацию такой политики, и все может произойти, а все это означает то, чего ждут наши граждане, а их более 70%.

– Роль и место Украины на геополитической карте – есть ли соответствующая стратегия у президента Владимира Зеленского? Если не решение войны на Донбассе, то с какими вызовами может столкнуться президент и его команда?

– Я думаю, что вы, как представители СМИ, не хуже меня знаете, что такой стратегии нет. Более того, к сожалению, Украина на сегодня не занимает достойного места для одной из крупнейших стран в Европе, которая еще и геополитически находится в центре Европы, в вопросах экономического развития, в вопросах экономической интеграции. Потому что тот путь, который был избран прошлой властью и президентом Порошенко и в отношении европейской интеграции, и относительно интеграции в НАТО, означает не что иное, как тот путь для Украины, который не приносит пользы.

Почему? Да, мы хотим построить Европу в Украине, мы хотим, чтобы уровень жизни был не хуже, чем в Европе. Однако это ни в коей мере не свидетельствует, что подписание зоны свободной торговли между Украиной и ЕС создает соответствующие предпосылки для решения этого вопроса. К сожалению, зона свободной торговли с ЕС уничтожает украинскую экономику, не дает возможностей для того, чтобы обеспечить социальные выплаты, уничтожаются экономические процессы, ухудшается уровень жизни украинцев.

Вопрос неурегулированности с Россией и странами СНГ относительно прямых поставок газа, транзита газа на следующий год – все это свидетельствует о том, что у нас нет перспектив и в вопросах экономики. А тем более если анализировать и оценивать программу правительства, которая является непрофессиональной, непрофессиональной и дилетантской, если анализировать закон о бюджете на 2020 год – все это фактически является тем фактажом, который удостоверяет, что мы не видим перспектив у этой команды относительно построения в Украине успешной страны.

Поэтому когда мы говорим о геополитическом развитии, когда мы говорим об экономическом развитии, когда мы не используем те транзитные коридоры… Сегодня мы говорили, и сегодня является актуальным транзит газа через Украину, как и транзит нефти, как и другие вопросы, которые могли бы создать в Украине основы для того, чтобы Украина выполняла функции моста между Россией и странами СНГ с одной стороны и Европой – с другой, и использовать это геополитическое положение в интересах развития нашей экономики. Если этого нет в планах, если этого нет в действиях, то, действительно, говорить о перспективах Украины в мире, о перспективах Украины в Европе как государства, которое претендует и влияет на что-то, к сожалению, к большому сожалению, не приходится.

– Все-таки у нас впереди 4 месяца подготовительной работы к следующей нормандской встрече, как вы проведете эти месяцы, рассматриваете ли вариант возвращения в Трехстороннюю группу? Как эти месяцы проведет власть, потому что был сценарий разработки "Минска-3"? Известно ли вам что-то, что этот сценарий будет озвучен?

– Начну с конца. Относительно "Минска-3", то это непонятные и безосновательные предпочтения, потому что для этого надо изменить "Минск-2", а чтобы это сделать, надо получить согласие всех сторон, которые в этом заинтересованы. Я не думаю, что такое согласие может быть получено в ближайшее время.

Вы говорите о четырех месяцах. Да, действительно, через четыре месяца определили провести следующий раунд заседания глав государств "нормандского формата". Я не уверен, что так может произойти, потому что если власть будет себя вести так, как она ведет вчера и сегодня, я имею в виду, что в Раду подан законопроект, где цифра меняется с 2019 на 2020, а не меняется то, что предусмотрено Минскими соглашениями. Более того, то, что решено в Париже на последнем заседании "нормандской четверки" и изложено в коммюнике, власть должна имплементировать те решения, которые были приняты, но она этого не делает.

Власть формально выполняет роль того, чтобы закон не прекратил действие, и продолжает его еще на один год. Формально, не внося изменений, которые изложены в "формуле Штайнмайера", к которой присоединилась Украина, не внося изменения относительно особого статуса, который требует изменений, потому что он в том законе, который продолжает действие, изложен иначе и относительно которого решен вопрос на заседании "нормандского формата". Так каким образом через эти четыре месяца будет реальная встреча, если не будет выполнено то, что предусмотрено в парижском коммюнике? Поэтому четыре месяца - это условный срок, если Украина будет действовать так, как она действует сегодня, то, я думаю, что эти четыре месяца снова могут растянуться на годы. К сожалению, на годы, потому что власть, имея политический ресурс, должна проявить политическую волю и идти по пути к миру.

– Вы не дали ответ относительно вашего возможного возвращения в качестве представителя Украины в Трехсторонней контактной группе.

– Я не могу определять этот путь возврата, потому что это определяет президент Украины. Он сформировал команду, которая ведет переговоры и в Минске, и вопрос подготовки встречи в "нормандском формате". Это его непосредственное право и по Конституции и действующему законодательству, поэтому это его непосредственная обязанность и его политическая воля.

– Означает ли это, что президент не готов к такому диалогу, потому что, учитывая факты обысков в вашем офисе, нашли ли вы ответ на вопрос, кому это выгодно?

– Это выгодно власти сегодня, потому что она демонстрирует свое отношение к "Оппозиционной платформе…", к руководителям партии и фракции "Оппозиционной платформы…". Причем она это сегодня формулирует и проводит такие действия, которые являются незаконными. Вы знаете, что Государственное бюро расследований возбудило уголовное расследование в отношении Службы безопасности Украины, тех чиновников, которые нарушали закон, и идет расследование. Мы уверены, что эти факты найдут-таки свое подтверждение, потому что они, по сути, имели место в вопросах оперативно-розыскной деятельности, контрразведывательной и отдельных действий, которые имели место со стороны СБУ. Но это то, что идет от команды Зеленского и непосредственно самого Зеленского. Он же публично озвучивал и вопрос финансирования партии и вопрос того, что будет раскрыто, что будет публично проинформировано относительно партии.

Вопрос заключается в том, что будет делать президент и как он будет заниматься поиском диалога внутри страны и среди политических сил, это его дело. Я могу сказать, что будем делать мы.

И наша фракция, и наша партия будет отстаивать вопрос мирного урегулирования. Мы будем продолжать переговоры. Мы будем делать все, чтобы как можно больше людей вернулись домой, в свои семьи. Мы будем делать все, чтобы было принято законодательство, направленное на имплементацию Минских соглашений. Мы будем делать все необходимое для того, чтобы была имплементирована "формула Штайнмайера". Мы будем приближать мир и на уровне парламента в стране, и на уровне межпарламентских связей.

Мы договорились о встрече и с парламентариями из Франции в рамках "нормандского формата", и с Бундестагом, и парламентариями России, чтобы аккумулировать все усилия, направленные на достижение мира в Украине. Это мы точно будем делать, а все остальное – это уже дело господина Зеленского и его политическая воля. Мы с пути мирного урегулирования не сойдем и не отступим.

Loading...
Loading...

Редакция не несет ответственности за мнение, которое авторы высказывают в блогах на страницах ZIK.UA

Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.

Loading...