Зачем промышленная политика властям, которые массово распродают активы

112.UA
112.UA Главный принцип работы ИА 112.ua — независимость, беспристрастность, подача исключительно проверенной информации. Материалы на сайте публикуются на украинском, русском и английском языках.
Зачем промышленная политика властям, которые массово распродают активы
energosteel.com

Власти настроены на массовую распродажу украинских активов, а Украина такими темпами может на несколько десятков лет вперед стать мировым лидером по экспорту металлолома, что напоминает "аттракцион невиданной щедрости", а не "промышленную политику".

Об этом пишет Алексей Кущ для 112.ua.

Нынешние министры нашего правительства зачастую уподобляются людям, "сменившим профессию", которые вослед за "Иваном Васильевичем" тоже могли бы сказать известную фразу: "Кемска волость? Да забирайте, держава не обеднеет". Только для объективности первую фразу нужно заменить на "промышленную политику". И, действительно, на кой она нужна в стране, которая в результате приближающейся массовой распродажи своих активов на пару десятилетий может стать мировым лидером по экспорту металлолома. "Деды" много чего понастроили и теперь неблагодарные потомки не только "пропивают награды примерных отцов", как пел когда-то Юрий Шевчук из группы ДДТ, но и согласны пустить на лом ключевые предприятия страны, брезгливо называемые ими "ржавым поясом". Только вот накормит ли 40-миллионную страну "пояс виртуальный" - вопрос риторический. Ну а наши соседи, как "заморские послы" из известного фильма, глядя на аттракцион невиданной щедрости, когда целая экономика совершает "досадное самоубийство" лишь причмокивают губами: "О я, я, промышленная политика!".

Заместитель министра экономики Сергей Николайчук, в прошлом академический ученый и неплохой аналитик НБУ, решил обозначить основные тренды современного развития экономики. Повод нашелся подходящий – на фоне бодрых реляций о росте ВВП на 4,2% в третьем квартале 2019 года как-то незамеченной прошла информация о том, что в стране происходит рекордное падение промышленного производства и по итогам января-ноября текущего года данный показатель ушел на нулевую отметку, а по итогам 12 месяцев вполне возможно нырнет и в "красную" зону отрицательных значений. Кстати, мы подробно писали об этой "особенности национального экономического роста". Замминистра видимо тоже решил дать оценку факту охлаждения индустриального сердца экономики и опубликовал следующий пост, который настолько прекрасен, что требует полного цитирования:

"В ноябре промышленность упала на 5% в годовом измерении, что стало худшим показателем за период восстановления после кризиса 2014-15 годов.

Но если тогда экономика Украины была скорее исключением, то на этот раз отечественная промышленность движется в общемировом тренде. У наших партнеров такой провал в промышленности состоялся на несколько месяцев раньше, а связь с европейской экономикой последние годы существенно усилилась. Промышленная рецессия в мире является прежде всего следствием глобальных торговых войн. И хотя в последние десятилетия в мире состоялась деиндустриализация (из-за роста важности сектора услуг и повышения уровня технологичности промышленного выпуска), такое падение в промышленности может существенно затормозить глобальную экономику. В таких условиях какой должна быть стратегия отечественной промышленной политики? И вообще нужна ли такая стратегия? А может стоит делать ставку на развитие услуг, учитывая тенденции "деглобализации" и ее негативные последствия прежде всего на промышленность?".

Этот пост просто не мог остаться незамеченным. В первую очередь его поддержала нынешняя/прошлая министр финансов, которая "репостнула" его со словами "хорошей аналитики стало больше". И не преминула воспользоваться возможностью пожурить загадочных аки "горные даосы" экономистов-гомеопатов, попутно не объяснив толком, кто это такие. С другой стороны, если продолжить игру в "медицинские профессии", мы теперь знаем, как назвать нынешнее правительство – это министры-патологоанатомы, которых "бонусами" не корми, а дай посоставлять "расстрельные списки" целых отраслей отечественной экономики и поработать "бензопилой Дружба" над останками предприятий – флагманов реального сектора страны. Это же так "интересно", как они устроены и что у них внутри…

На самом деле, мы имеем дело с чистой манипуляцией, когда для подтверждение нужного тезиса искусственно подбираются факторы из внешней среды. Да, мир стоит на пороге нового кризиса и это будет именно кризис технологического уклада. Торговые войны, национальный протекционизм лишь ухудшают общий "анамнез". Но к нам это имеет примерно такое же отношение, как в поговорке "Ленин умер и мне нездоровится". "Феномен" падения промышленного производства на фоне роста ВВП у нас наблюдается не первый год и мы об этом опубликовали не одну статью. Кроме того, даже на фоне замедления роста мировой экономики появляются новые точки-драйверы развития, такие как Индия, страны АСЕАН, африканские экономики, например – новая "промышленная звезда" - Эфиопия (мы публиковали материалы об индустриальных парках в этой стране).

Но дадим слово конференции по развитию и инвестициям при ООН (ЮНКТАД), то есть организации, которая как раз и призвана анализировать мировые тенденции в секторе инвестиций и выявлять текущие тренды.

"Промышленная политика приобретает поистине повсеместный характер. Как показывает проводимый ЮНКТАД глобальный обзор промышленной политики, на протяжении последних 10 лет по крайней мере в 101 из развитых и развивающихся стран (на долю которых приходится более 90% глобального ВВП) официально проводились в жизнь стратегии промышленного развития. В последние пять лет наблюдается ускорение процесса разработки новых стратегий. … Арсенал современной промышленной политики становится все более разнообразным и сложным, охватывая новые темы и множество задач, выходящих за рамки традиционной проблематики промышленного развития и структурных преобразований, в частности интеграцию и модернизацию ГПСС (глобальные производственно-сбытовые системы), развитие экономики знаний, создание секторов в увязке с целями в области устойчивого развития и обеспечение конкурентных позиций в преддверии новой промышленной революции (НПР). … Около 90% вариантов современной промышленной политики предусматривают подробную проработку инструментов инвестиционной политики – в первую очередь стимулов и требований к показателям деятельности инвесторов, ОЭЗ (особых экономических зон), мер поощрения и упрощения процедур инвестиционной деятельности и, все чаще, механизмов контроля за осуществлением инвестиций. … Таким образом, современная промышленная политика является одним из ключевых факторов, определяющих тенденции в области инвестиционной политики. Фактически, более 80% мер инвестиционной политики, зарегистрированных с 2010 года, ориентированы на промышленную систему (обрабатывающая промышленность, дополнительные услуги и промышленная инфраструктура), и примерно половина из них прямо служат достижению целей промышленной политики. Большинство из них охватывает целый ряд отраслей, а примерно десятая часть нацелена на конкретные отрасли обрабатывающей промышленности".

Таким образом, промышленная политика практически во всех странах со структурированным экономическим укладом является основой и своеобразной матрицей для реализации производной инвестиционной политики, а также своеобразной дорожной картой направлений инвестиций для внешних инвесторов на ближайшие десятилетия.

Кроме того, сама постановка вопроса "а нужна ли нам национальная промышленная политика" в свете обещаний правительства увеличить ВВП за ближайшие пять лет на 40% и модернизировать базовую инфраструктуру выглядит как явный когнитивный диссонанс. За счет чего будем расти, за счет сектора услуг? Но как показывает практика США, ЕС, Японии, Китая, Польши, Турции, даже маленьких балтийских стран, для развития третичного сектора экономики, который занимает 70% в структуре ВВП, нужно как раз эффективное промышленное ядро, которое способно генерировать исходный национальных доход с его дальнейшей мультипликацией и "просачиванием" в другие сегменты экономики. Видимо, в понимании наших министров, сектор услуг как земля, в представлении древних, покоится не на промышленном ядре, а на трех слонах, а те, в свою очередь – на черепахе.

Ответ на вопрос о драйверах роста экономики может дать анализ трехсекторной модели Фишера – Кларка. Согласно этой теории, экономика современного типа состоит из трех основных секторов. Первый или первичный – это добыча полезных ископаемых и сельское хозяйство. Вторичный – производственный сектор. Третичный – сфера услуг, наука, образование и медицина. В наиболее развитых, творческих экономиках в настоящее время формируются четвертичный сектор (высокоразвитые финансовые, информационные, корпоративно-юридические сегменты) и пятеричный сектор (та же сфера услуг, но на базе более квалифицированного персонала с включением элементов искусственного интеллекта и технологий цифровой экономики).

В своей ставшей уже классической работе "Условия экономического прогресса" Колин Кларк пришел к следующим выводам. По мере роста дохода на душу населения, относительный спрос на продукцию первичного сектора, в первую очередь продукты сельского хозяйства, начинает уменьшаться. Что касается промышленной продукции, то здесь зависимость не такая линейная, а параболическая: чем больше доход на душу населения, тем выше спрос на промышленные товары, но затем начинается снижение относительного показателя. Что касается услуг – то тут вновь линейная взаимосвязь, но если с сельскохозяйственной продукцией она обратная, то в случае с услугами – прямая: чем выше доход, тем выше спрос и он только растет, но растет медленно! Как это и зафиксировано в концепции Римского клуба о "нулевом росте" в развитых странах.

Каждая экономика в своем развитии проходит через несколько этапов, когда доминирует первичный сектор (доиндустриальный тип), вторичный (индустриальный) и третичный (постиндустриальный).

Жан Фурастье в книге "Великая надежда XX века" сформулировал этот переход в зависимости от структуры занятости штатных работников. В доиндустриальном типе экономики, в третичном секторе занято лишь 10% работников, в индустриальном – 20% и в постиндустриальном – 70%. Но для того, чтобы работали 70%, нужно, чтобы оставшиеся 30% заработали зарплату в реальном секторе экономики и начали ее тратить в сфере услуг.

Экономическая кибернетика, изучающая жизнеспособность систем (автор Энтони Стаффорд Бир), различает понятия наличной и потенциальной производительности труда. Под первой подразумеваются существующие условия выпуска продукции, под второй – потенциально возможные, максимальные. При этом, успех роста производительности труда по данным Стаффорда Бира зависит от возможности запуска "Всенародного проекта", когда каждый индивид для оказания влияния на общую систему должен решать свою локальную задачу, а не ждать решение общей. То есть цель экономической системы – создать условия, а цель индивида – повысить локальную производительность своего труда. Упомянутые "условия" функционирования системы – это и есть национальная промышленная политика, своеобразный каркас для инвестиций в повышение эффективности.

Анализ динамики производительности труда в США, Германии, Франции, Японии показал, что за период с 1960 по 1991 годы слабее всего она росла в Штатах, а динамичнее – в Японии. Затем страна восходящего солнца уступила пальму первенства Германии. Среди факторов роста, исследователи отмечали стремительное развитие технологий и восстановление экономики после Второй мировой войны, когда возникла потребность в капитальных инвестициях.

Таким образом, в Украине, при медленной трансформации базового технологического уклада и низких темпах капитальных вложений, в том числе со стороны бизнеса, государства и внешних инвесторов, рассчитывать на быстрый рост не приходится. Кроме того, здесь нас ждет и еще один парадокс роста: самыми быстрыми темпами растет экономика на базе первичного сектора, чуть слабее, но тоже быстро – на платформе вторичного. А вот на основе третичного сектора – быстрого роста не будет. Но быстрые темпы роста в первичном-вторичном секторах возможны либо при высоких ценах на сырьевые товары, либо при условии инновационной перестройки и наращивании капитальных инвестиций. Рост производительности труда в данном контексте будет формироваться под воздействием трех базовых факторов: человеческого капитала, капитальных инвестиций и инноваций.

Украина потенциально может во временном промежутке в 3-5 лет повторить динамику бурного роста экономики. Но для ее реализации нужна новая национальная промышленная политика и программа возвращения трудовых мигрантов на родину.

Реальная программа восстановления национальной экономики должна базироваться на росте производительности труда и видоизменении ее структуры. На это должны быть нацелены все существующие стимулы. На достижение этой же цели должны работать капитальные вложения, кредиты и иностранные инвестиции.

Но это все пока лишь благие пожелания, ведь реальными решениями правительство уже третий месяц выстилает дорогу нашей экономике "в ад". Одни из популярных ныне слоганов - grains and brains, когда Украина будет торговать "зерном и мозгами". Но здесь стоит помнить, что при соединении "мозгов и зерна" возникает аналогия "куриных мозгов". В глобальной цепочке добавочной стоимости страна, лишенная своей промышленной политики, годится только "на потрошка"…

В такой ситуации остается лишь уповать на "услуги", тем более, что примеры развития "услуг" есть не только в нынешнем парламенте, но и в Европе. В частности в Греции, которая, пытаясь выполнить Маастрихтские стандарты членства в ЕС, увеличила в 2006 году свой ВВП на 25% за счет включения в доходные статьи данных по проституции и отмыванию доходов. Правда этот креатив не вызвал одобрения ЕС: еврочиновники разрешили "расти за счет проституции" не больше чем на 2% в год и греки очень быстро охладели к этой статистической уловке. Как правильно заметил один из функционеров Евросоюза, подобные методы позволяют той или иной стране лишь скрыть вопиющие провалы внутренней экономической политики. Ведь если министры, увеличивающие официальный показатель ВВП за счет проституции, выглядят смешными чудаками, то те из них, кто попытается за счет доходов от проституции выплачивать пенсии и зарплаты бюджетникам, будут выглядеть либо идиотами, либо "капитаном Пантохой" из знаменитого романа Марио Варгаса Льосы "Рота добрых услуг". История повторяется дважды, правда второй раз как фарс: расти на 40% за пять лет за счет услуг и "налоговой амнистии" решили и в Украине, попутно поднимая и вопрос легализации проституции (правда, пока для оправдания своих политических "бородатых Сатиров"). Ну а "вопиющие провалы" от этого лишь еще больше "проваливаются"…

Алексей Кущ

Loading...
Loading...

Редакция не несет ответственности за мнение, которое авторы высказывают в блогах на страницах ZIK.UA

Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.

Loading...