Aнонси

все анонсы

ЕС устал от Брексита и хочет как можно быстрее избавиться от Британии: Что ждет Европу?

Фонд Украинская политика
Фонд Украинская политика
ЕС устал от Брексита и хочет как можно быстрее избавиться от Британии: Что ждет Европу?
из открытых источников

Несмотря на отсрочку Брексита, Великобритания одной ногой уже вышла из ЕС, хоть и зашла в тупик. Для таких стран, как Франция и Германия это даже плюс, так как Великобритания их конкурент. Они должны доказать, что выход из ЕС - это не хорошо и несет с собой убытки.

Об этом пишет Фонд "Украинская политика"

Великобритания в четверг, 31 октября, должна была выйти из состава Европейского союза, но Brexit не состоялся из-за того, что британский парламент не поддержал соглашение с Брюсселем. Европейский союз согласился на просьбу Британии отложить ее выход из союза на три месяца, до 31 января 2020 года. За это время Британия намеревается провести внеочередные выборы, которые, как надеются политики, выведут их из патовой ситуации, сложившейся вокруг Brexit.

Борис Джонсон подтвердил согласие с решением Европейского союза перенести срок Brexit до конца января 2020 года. Премьер-министр надеется, что итоги выборов 12 декабря позволят ему уверенно вывести страну из Евросоюза. На избирательную кампанию отведено 25 рабочих дней, голосование традиционно проводится в четверг. На этот раз — 12 декабря, победитель будет определен в пятницу, 13-го декабря. Если тори вернут себе большинство, Палата общин быстро утвердит развод с ЕС, и Brexit случится 31 января — по окончании предоставленной Евросоюзом отсрочки.

При этом, уже три британские партии: либерально-демократическая, валлийская "Плайд камри" и партия "зеленых" договорились о голосовании против Brexit на предстоящих досрочных выборах в парламент Соединенного Королевства.

О политических и экономических последствиях Brexit, как для Британии, так и для ЕС Фонду "Украинская политика" рассказал эксперт по вопросам международной политики аналитического центра "Украинский институт будущего" Илия Куса.

Я бы хотел сначала уточнить, откуда возникла тема брексита. Идея Британии, состоящая в том, чтобы выйти из ЕС – не нова, она родилась даже не в 2016 году. На территории Соединенного Королевства всегда были евроскептические настроения. Частично из-за этих взглядов Британия долго входила в ЕС, т.е. не только из-за позиции Франции, когда Шарль де Голль был президентом и воспринимал Британию негативно и считал ее конкурентом, но в том числе и из-за того, что внутри самой Британии не было большого желания войти в ЕС. Уже с третьей попытки, и после того, как Шарль де Голль ушел, и не было блокирующего голоса Франции, они зашли в ЕС.

На протяжении последних тридцати лет европейцы решали проблему своей самоидентификации вступлением в ЕС. В 60-х годах прошлого века, когда Британская империя перестала существовать, и это оказалась совершенно не та Британия, которая существовала в 19 и начале 20 века. По факту это был кризис самоидентификации: что такое "Британия"? Если это не империя, которой она была последние несколько столетий, кто же тогда "мы", британцы? Британия всегда стояла особняком от Европы, они уже не империя, они просто "остров", который не имеет четкого видения, куда идти дальше.

Они эту проблему решили, вступив в ЕС. Мы – часть европейской семьи, так это звучало. Конечно, евроскептические настроения никуда не делись. Часть населения все равно была недовольна: кто по меркантильным соображениям, кто по личным ощущениям. Были политики, которые паразитировали на идее, что ЕС им не выгоден, и может стоить его переформатировать или вообще выйти из него. Но эти идеи были маргинальными, потому что Британия получила очень много выгоды от членства в ЕС, от свободной торговли. То, что произошло в 2016 году – это была тактическая ошибка, причем достаточно глупая. Я здесь не вижу злого умысла со стороны внешних сил. Конечно, внешние силы – те же США или Россия – пользовались этим, чтобы потом раскручивать в информационном пространстве определенные выгодные месседжи, но конкретно нельзя сказать, что Кремль или Вашингтон, или еще кто-то организовал тот же референдум. Это был продукт внутриполитических дебатов самой Британии. Это было решение, воля конкретного человека – Дэвида Кэмерона, который решил пошантажировать ЕС, пригрозить выходом из ЕС, если не примут список его требований по реформированию ЕС. Суть требований сводилась к ослаблению роли наднациональных институтов: европарламента, еврокомиссий и передачи их функций национальным парламентам. Он, таким образом, хотел расширить автономию стран-членов внутри ЕС. Понятно, что он и его окружение не думали, что люди проголосуют за выход. Они думали, что наберется какое-то количество, но не большинство, поэтому их кампания за сохранение членства в ЕС была вялой и слабоватой. Но евроскептики получили второе дыхание и ухватились за эту возможность реализовать все, о чем они говорили на протяжении десятилетий. Если Британия выйдет из ЕС, то, по их мнению, это освободит Лондон от разных обязательств, которые ограничивали его в торговле, экономике, финансах и т.д.

После референдума в 2016 году общество разделилось пополам — почти 50 на 50. Конечно же, в Британии произошел взрыв сознания, и не только социальный, а политический, потому что опять возник вопрос: если мы выходим из ЕС, то куда нам тогда идти, какую позицию мы будем занимать в этом мире?

Сегодня брексит уже далеко не вопрос о пошлинах и налогах, статусе британцев на территории ЕС или европейцев на территории Британии. Сегодня брексит – это больше, на мой взгляд, об идентичности британцев и о политическом будущем самого Королевства, потому что проблемы у них сейчас таковы: что будет дальше с Британией, какую роль она будет играть в мировой системе, какой будет ее функционал в мировом порядке без ЕС, какие будут отношения Британии с Европой.

На все эти вопросы, которые слабо обсуждались в обществе, ответов не было, поскольку британские элиты не думали, что кто-то проголосует за выход и придется этим заниматься. Также обозначились проблемы внутреннего характера: в Британии произошел кризис традиционных элит. Элиты, которые существовали на протяжении многих веков, оказались не готовы отвечать современным запросам общества. Другими словами, это связано не только с формированием видения своего будущего, но и по проблемам, связанным с экологией, с внедрением новых технологий. Это очень хорошо видно по кризису в двух главных партиях: Лейбористской и Консервативной. Лидеры этих партий не смогли ответить на вопросы, которые задавали люди и больше думали о том, как сохранить свои карьеры и должности. Они думали о брексите не как о способе найти место Британии в будущем, а больше сохранить собственную карьеру. Например, какие условия брексита должны быть, чтобы правительство сохранялось. Понятно, что они не смогли найти быстрые решения, быстрые рецепты. В итоге, получился политический кризис, когда Тереза Мэй, потратив 2,5 года на переговоры с ЕС, пообещав многим людям разные вещи, ничего не выполнила и в итоге ушла.

На ее место пришел Борис Джонсон, и получилась достаточно нелепая ситуация, которая иллюстрирует весь кризис этой политической системы. Он — премьер-министр, его выбрали на внутрипартийном голосовании (он не был выбран всеми) вел переговоры по брекситу с неизбираемым монархом королевой Елизаветой о том, чтобы приостановить парламент, избранный народом, который не хотел делать то, что Джонсон намеревался делать по брекситу. Эта, мягко говоря, странная ситуация показала, что систему нужно перезагружать и как минимум проводить досрочные выборы.

После прихода к власти, идея Бориса Джонсона заключалась в том, что 31 октября все выходят из ЕС. Никаких "или" и "если". На этой волне его и выбрали, потому что у него на всех выборах принципиальная жесткая позиция, в отличие от Терезы Мэй, которая всем обещала и бегала "между капельками". Конечно же, наскоком парламент взять он не смог. А оппозиция сумела объединиться и дать ему отпор. В итоге получилось, что брексит 31 октября он провести не смог, как обещал, приостановить работу парламента, если они не проголосуют за выход — не приостановил, не поехать в Брюссель он не смог, хотя и обещал, что не поедет и "лучше умрет в канаве". Получается, что он переступил через все свои принципы, но он не мог их не нарушить, потому что столкнулся с той политической реальностью, которая есть. У него ничего не оставалось, как пойти в декабре на досрочные выборы в надежде, что его партия получит большинство.

Таким образом, он, может быть, переиграет ситуацию, исправит политическую конфигурацию. Сейчас по данным социологии его партия занимает первое место, хотя разрыв между ними и лейбористами небольшой. Он рассчитывает на то, что его партия получит большинство, возможно однопартийное, потому что проблема предыдущего парламента была в том, что консерваторы не имели большинства. Они зависели от маленькой североирландской партии, которая им давала голоса во время голосований. Он хочет получить большинство, которое не будет связано мелкими договоренностями, обновить его, перезагрузить.

Сейчас история с брекситом сузилась до достаточно простой формулы: чьи выборы – того и брексит, а будут ли это консерваторы, или лейбористы, или другие партии – не существенно. В Лондоне объявили, что Либерально-демократическая партия, партия "Зеленые" и "Партия Уэльса" – все втроем объединились в альянс и идут на выборы. Они могут взять до 60 мест, а это уже достаточно серьезная заявка. Плюс они являются альтернативой двум основным партиям. По опросам, многие от них устали – и от лейбористов, и от консерваторов. Поэтому может быть какой-то сюрприз и всплывет третья сила.

Стоит напомнить, что 31 января у них дедлайн брексита, 12 декабря пройдут выборы, 13 декабря будет известно имя нового премьер-министра. Дальше он формирует правительство и потом будет чуть менее месяца, чтобы подумать, что делать дальше, т.е. принимают ли они это соглашение с ЕС, предложенное Джонсоном. Его приняли во втором чтении, но еще не окончательно. Это, по сути, старое соглашение Терезы Мей, но в него внесли косметические поправки. Если смогут победить евроскептики, то они вообще могут предложить что-то другое. Лейбористы, например, предлагают, если они победят на выборах, то они не откажутся от брексита, но это будет соглашение с ЕС: они хотят чтобы Британия оставалась в таможенной зоне, т.е. Британия не выходит из таможенного союза и некоторые вещи тоже сохраняются, например, сотрудничество с Европейским судом. Такой получается "мягкий" брексит, который лейбористы последние полтора года пытались продвигать. Консерваторы, конечно, более жесткие и, если они выиграют выборы, то они будут пытаться сделать так, чтобы соглашение было менее обязующим по отношению к ЕС. Но все сводится к тому, что произойдет 31 января, но это будет прямо зависеть от того, что произойдет 12 декабря.

Почему брексит опасен для Британии? Во-первых, та модель брексита, на которую пошел Джонсон, с таможенной границей между Британией и Ольстером, грозит отделением Ольстера от Великобритании и воссоединением его с Ирландской республикой. Хорошо это или плохо — иной вопрос, но для политика, который кичится своим патриотизмом, сохранение целостности государства – это приоритетная цель. Во-вторых, с большой вероятностью из Великобритании после брексита выйдет Шотландия, которая хочет остаться в Евросоюзе и голосовала против выхода из ЕС на референдуме три года назад. Шотландия — это один из главных рисков брексита, поскольку проблема вышла за рамки простого обсуждения будущих отношений с ЕС. Сегодня стоит вопрос о будущем Соединенного Королевства. И проблема не только в Шотландии. Шотландцы заняли очень жесткую позицию. Пока они заявляют, что хотят организовать новый референдум о независимости после выборов, а лидер Шотландской национальной партии Никола Стерджен говорила о том, что, возможно, это последние выборы для них в составе Соединенного Королевства. Официальный Лондон ответил, что не позволит провести референдум, но они понимают, что это просто очередной раунд политического противостояния, а шотландцы настроены решительно.

Два года не работает парламент Северной Ирландии, потому что националисты бойкотируют заседания. Если будет и дальше парализован региональный парламент, то это может привести к беспорядкам в Северной Ирландии. Также может быть проблема с отделением Шотландии и даже Уэльса. Это зависит от того, какая позиция будет у "Партии Уэльса", к них было 50/50 по брекситу, в отличие от Шотландии и Северной Ирландии, где большинство проголосовало против выхода из ЕС.

Если произойдет развал Великобритании, то это будет прямой результат некомпетентных политических маневров отдельной группы лиц, которые пытались смешать свои интересы и интересы их окружения, брексита, и европейцев. Но это просто риски и пока рано говорить, что это произойдет.

Волна сепаратистского подъема в Европе из-за брексита уже прошла. И для Северной Италии, и для Каталонии, где было немало сепаратистских настроений, для них это уже история. Там все устали от британских настроений, устали от переговоров, от непонятных маневров, плюс это отнимает деньги. Особенно страдает британский бизнес и европейский бизнес, который сотрудничает с Лондоном. Получается, что ни у кого нет определенности, что будет, а это значит, что инвесторы ничего не могут спрогнозировать. Поэтому европейцы больше настроены на то, чтобы "выпихнуть" Британию из ЕС.

Я предполагаю, что там даже не пройдет идея — "а давайте отменим брексит". Уже поздно, прошло много времени и законодательство поменяли, европейские институции выехали из Лондона, а Британия, по сути, одной ногой уже вышла из ЕС. Вопрос только в том, чтобы принять это волевое решение. Потом, для некоторых стран, таких как Франция, это даже плюс, потому что Британия их конкурент. Они смогут подняться на этой волне, поскольку Франция усилит свои политические, экономические, торговые позиции в Европе. Плюс после брексита будут переговоры с Британией о торговом договоре как не с членом ЕС. Это тоже дает Франции, Германии и другим странам в некотором смысле рычаг давления на Лондон, потому что они будут пытаться заключить договор, который будет выгоден европейцам в первую очередь. Может даже наказать немного британцев и показать, что бывает, когда выходите из ЕС – больше теряете. Для ЕС очень важно победить в этой информационной борьбе, что "выход из ЕС – это не хорошо, а плохо, это несет с собой убытки". Это та идея, которую они сейчас продвигают.

Если говорить об экономике Британии, действительно ли она пострадает, то данный вопрос до сих пор обсуждается в Британии, но никто не знает на него ответ. Это тот вопрос, который оппозиция задавала Борису Джонсону во время дебатов в парламенте и он не ответил на него. Оппозиция требовала опубликовать документы правительства о возможных экономических последствиях брексита, но не сделала этого. Сегодня никто не знает, какие будут экономические последствия этого шага для британцев, особенно в цифрах. Есть определенные предположения, что большая часть этих цифр не очень радужная. Вероятно, первые два-три-четыре года Британия будет терять, а потом возможно возвращение к какому-то росту. Большая часть политикума считает, что это будет достаточно серьезный удар по экономике страны.

Что касается главного выгодополучателя выхода Британии из ЕС, то это Консервативная партия, это британские евроскептики, это часть английских элит, которые хотят вернуть контроль над экономикой, и это часть европейских стран во главе с Францией, для которых Британия была конкурентом. И, конечно же, США, которые надеются, что после выхода Британии из ЕС, они заключат собственное торговое соглашение с Британией. Может быть, они смогут навязать свои условия ослабленной Британии после брексита, и сделать ее более зависимой от себя.

В самой Британии, главная проблема – это позиция Шотландии и Ирландии. Я не думаю, что дойдет до развала Британского Королевства. Но это реальные риски, потому что политические элиты не учли, что разные отношения между регионами исторически существуют и никуда не делись. Они просто обострили их брекситом. Брексит – это принципиальная вещь для многих. Например, Шотландия – и большая часть их доходности приходилась как раз из-за членства в ЕС, то же самое и по Северной Ирландии. Это вопрос их собственной выживаемости и благосостояния. Если они выйдут из ЕС, то они будут больше зависеть от Лондона, а они этого тоже не очень хотят. Я не верю в этот негативный вариант, но определенное переформатирование структурных отношений внутри Британии, между Лондоном и регионами произойдет, и нужно будет идти на какие-то компромиссы.

Додайте ZIK.UA в обрані джерела Додати в обрані Google News

Редакция не несет ответственности за мнение, которое авторы высказывают в блогах на страницах ZIK.UA

Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.

программы канала ZIK

Джокер, скандалы, расследования. Бюджет 2020 - как с этим будут жить украинцы? Рынок земли | Народ против на ZIK
Джокер, скандалы, расследования. Бюджет 2020 - как с этим будут жить украинцы? Рынок земли | Народ против на ZIK Народ против
Диалог со страной | Марафон с Вадимом Рабиновичем | 20.11.2019
Диалог со страной | Марафон с Вадимом Рабиновичем | 20.11.2019 Политика
Анна Скороход | HARD с Влащенко на телеканале ZIK | 18.11.19
Анна Скороход | HARD с Влащенко на телеканале ZIK | 18.11.19 HARD с Влащенко
Нестор Шуфрич | Бюджет-2020. Закон о рынке земли | Надо поговорить 14.11.19
Нестор Шуфрич | Бюджет-2020. Закон о рынке земли | Надо поговорить 14.11.19 Надо поговорить
Марина Ставнийчук, Надежда Савченко и Егор Мыслывець в программе
Марина Ставнийчук, Надежда Савченко и Егор Мыслывець в программе "Каждый из нас президент" Каждый из нас президент
Сергей Коротких, Мамука Мамулашвили и Надежда Савченко в программе
Сергей Коротких, Мамука Мамулашвили и Надежда Савченко в программе "Каждый из нас президент" | 18.11.19 Каждый из нас президент