Дубинский: Мы очень быстро доисключаемся до мономеньшинства

ZIK
ZIK
Дубинский: Мы очень быстро доисключаемся до мономеньшинства
С открытых источников

Во фракции “Слуга народа” есть люди, которые отличились определенными скандалами, котрые дискредитируют партию и президента. Однако очень остро стоит вопрос об исключении их из фракции. Если их всех исключать, то очень быстро можно дойти до потери большинства, но в противном случае это создаст прецедент для внутренней нестабильности.

Об этом в эксклюзивном интервью с Натальей Влащенко в программе "HARD с Влащенко" на телеканале ZIK заявил народный депутат Украины Александр Дубинский.

– Сначала я регистрировал постановление о создании следственной комиссии по Нацбанку и Фонду гарантирования. Провел эту комиссию через регламентный комитет. Как вы помните, ее отказались ставить на повестку дня, в в связи с чем у меня был конфликт во фракции. Пока конфликт разгорался - мы готовились к тому, чтобы обязать спикера вынести на голосование относительно создания следственной комиссии через суд. Господин Деркач пришел, собственно, со своим пакетом документов, в которых говорится и о выводе этих средств. То есть, моя комиссия должна была расследовать, как крались деньги вкладчиков украинских банков, когда произошел так называемый " банкопад, и как эти деньги распиливались через Фонд гарантирования вкладов и через Национальный банк.

Он пришел с разумным предложением объединить усилия и продемонстрировать, куда эти деньги выводились, и как заводились обратно в Украину. То есть, как происходил так называемый лендермат – то есть, отмывание финансовых ресурсов, украденных из финансовой системы Украины. К тому же не лишь с 2014 по 2018 годы, а с 2009 по 2019-й. То есть, с момента прихода Януковича, потому что тогда этим занималась та же Гонтарева. При всей каденции Януковича она была его инвестиционным брокером, выводила для него миллиарды долларов из экономики Украины. Затем – Порошенко. У которого точно также этим занималась Гонтарева. Мы решили объединить усилия.
Собственно, так появилась идея создания совместной следственной комиссии. У него свои массивы информации, у меня свои. В целом мы преследуем общую цель, которая заключается в том, чтобы показать, как выводились миллиарды долларов из украинского бюджета – это около 20 миллиардов за 10 лет. Как эти деньги инвестировались в украинские гособлигации транзитом через оффшорные компании.
Выгнали в Прибалтику миллиард, вернули его в Украину, как это делал Янукович, купили гособлигации украинских компаний. Они же так сделали всего с 1,5 миллиардами долларов, которые были конфискованы решением Краматорского суда.

– Они говорили, что они эти деньги пустят на какие-то там потребности государства, но они сделали по-другому. Насколько я понимаю, они их просто украли.

– Они их сначала украли, а потом одолжили украинскому бюджету под проценты. Циничная схема. Потому что украинский бюджет платил 10% годовых за одолженную валюту, а кипрский оффшор давал 1,5% годовых. Поэтому супер выгодно было украсть и вернуть за "офшорку".

– Александр, а кто, как классик писал, "продюсер этого заката"? Кто выгодополучатель?

– Смотрите: семья Януковича, Гонтарева, Порошенко и связанные с ними компании. То есть, доказать всю цепочку этих событий мы должны и будем с помощью следственной комиссии. Обратите внимание, что почти 8 миллиардов долларов Янукович и Гонтарева, а они, собственно, были в связке – вывели не просто в оффшоры. Они их вывели в США и инвестировали в Украину через компанию "Franklin Templeton". То есть, таким образом защитились от конфискации. Ведь можно конфисковать деньги "оффшорки", доведя их преступное происхождение.

– Скажите мне честно, разве вы не знали об этой истории? Я о ней знала уже давно.

– Сейчас мы просто о ней говорим. Сейчас у меня как у народного депутата появились инструменты полностью доказать эту цепочку и, с помощью решений судов, парламента, следственных органов, вернуть эти деньги в бюджет Украины и остановить выплаты по ним. Хотя, наверное, порядок другой – остановить выплаты и вернуть в бюджет Украины.

Еще обращу внимание на так называемую реструктуризацию Натальи Яресько. Помните, это преподносилось как такой большой подарок, когда Украине списали 20% долга, что около 3,6 миллиарда долларов, а за это мы обязались в течение 2019-2024 лет выплатить девять миллиардов долларов, если экономика будет расти выше 3%. Мы сейчас имеем прогноз экономического роста на 3,7%. То есть, уже по результатам 2020 года, Украина будет обязана отдать в эквиваленте 15% превышения экономического роста. То есть, смотрите: 3% – ничего не платим, добавляется четвертый процент – от него уже 15 сотых мы обязаны подарить внешним кредиторам.

– С тех пор, как она подписала этот документ, я постоянно говорила всем тогдашним руководителям, что, в принципе, человека за такие вещи нужно судить. А она спокойно поехала без всякого аудита. Я спрашивала: "Как вы могли проголосовать в Верховной Раде за такие вещи?", на это все они опускали свои физиономии и говорили, что тогда была такая ситуация. Скажите, а можно было иначе?

– Безусловно, можно было. Проблема же в том, что не просто отпустили, а отпустили, потому что были в доле. Как происходит вообще любая финансовая спекуляция? Когда я вас приглашаю как инвестора, говорю: "У меня есть замечательная схема, как заработать 30% годовых. Я вкладываю свой миллиард и вы свои три. Вместе мы будем получать прибыль, а я гарантирую своими деньгами, что вас не обманут. Так произошло и с украинской властью, когда отпускали Яресько. Она же создала эту схему. По слухам, компании, связанные с Петром Алексеевичем Порошенко, тоже являются получателями этих варрантов, которые появились в результате реструктуризации. То есть, они также будут бенефициарами девяти миллиардов долларов, которые мы будем обязаны подарить иностранным кредиторам за то, что они, якобы, сделали нам скидку в 2014-2015 годах.

– А есть юридическая возможность денонсировать все эти договоренности?

– Для этого нужны доказательства. Что сейчас происходит: фактически, в стране сформировано лобби людей, которые принимают участие в этой финансовой спекуляции, прикрываются политическими интересами другого государства. Там говорят, что нельзя рассматривать деятельность НБУ, трогать Минфин. Говорит нам об этом, якобы, МВФ, хотя мы прекрасно понимаем, что фамилия этого МВФ – Рожкован. Это постоянный представитель Украины в МВФ в Вашингтоне, бывший заместитель председателя правления Нацбанка при Гонтаревой. Это ее человек, которого она туда засунула именно для таких целей.

– "Криворожский сходняк". Дмитрий Разумков заявил, что должна быть еще проверка, подлинность видеозаписи в ресторане, он хочет послушать комментарии от участников. Как вы считаете, а как должно реагировать руководство фракции, партии вообще на такие разговоры?

– Сегодня руководство партии полностью “справлялось” с формированием повестки дня: на что реагировать, а на что – нет. Принимались решения об исключении некоторых членов фракции, из партии их, кстати, не исключили. Принимались решения, что кнопкодавов можно оставить, и другие решения, которые для меня являются достаточно спорными. Думаю, что и в этой ситуации руководство фракции именно справится с решением этого вопроса. Просто, когда мы говорим об этом на фракции, я говорю, что каждое ваше публичное решение и действие связанные с публичными скандалами и имеют публичные последствия. Это отношение к нам как к депутатам фракции "Слуга народа" со стороны наших избирателей. Вот и все.

– У меня вопрос к вам очень короткое, чистая этика. Понятно, что у Романа Иванисова снята судимость. Формально, он мог быть депутатом. Как вы считаете, стоит ли ему было становиться депутатом и нужно ли было проверять такие вещи вообще?

– Я не хочу этого комментировать, потому что человек должен комментировать то, к чему имеет отношение. Фракция формировалась руководством партии и фракции на тот момент, руководством региональных штабов. Некоторых людей я вообще не знаю, кого отобрали и по каким причинам их отобрали. Поэтому считаю, что оценку должны давать как раз те люди, которые этот выбор делали. Это первая позиция. Вторая позиция: мне кажется, что, помимо оценки конкретного персонажа, нужна и оценка тем людям, которые его избрали. То есть, поднять вопрос: кто же рекомендовал члена партии "Х" или члена партии "В". Я не говорю сейчас об Иванисове, а о человеке, к которому есть вопросы. Как и в других скандальных вопросах во фракции, я хочу посмотреть, а кто выбирал людей, которые потом становятся причинами скандала, в том числе "Кривороггейта". Кто эти люди?

А о Ляшко. Кто же посоветовал Герусу подать в суд, как вы думаете? Вот вы бы подали в суд, если бы Ляшко вас три раза дернул?

– Я думаю, что ему бы это было трудно сделать, во-первых. Во-вторых, думаю, что ему бы пришлось на меня в суд подавать, а не мне на него… Что касается господина Геруса, я лично ему звонил и говорил, что сам буду писать в Генеральную прокуратуру, чтобы Ляшко привлекли к ответственности. Потому что нельзя таскать депутата с целью пиара. Мы с вами должны понимать, что это не потому, что условный персонаж, условно, пьяный ехал и на переходе и кого-то зацепил – и за это его народная месть достала. А это просто ради пиара. Чувак в куртке по пять тысяч долларов, которая тоже непонятно за какие "бабки", который никогда не работал в жизни, не занимался нормальной работой. Но при этом был основателем агропредприятия "Батькивщина" на 25 тысяч гектаров или 25% у него было. Гектары какие-то получал, куча машин. Работая политиком и не работая в бизнесе, не занимаясь творческой деятельностью. Ничем до этого много лет не занимаясь, довольно большой достаток приобрел… Не имея доходов, безработный Ляшко прицепился к депутату Герусу. То есть, я считаю, что здесь конкретная ситуация – абсолютно справедливая. Обращение в Генпрокуратуру, суд – и отправка товарища туда, где он должен побыть, посидеть. Ему нужно остыть, а то он, знаете, слишком неприкосновенный стал.

– Поляков пишет о том, что правоохранительный комитет предложил ко второму чтению законопроект о деятельности ГБР и его цель – подчинение органа президенту. Как вы относитесь вообще к этой истории?

– По состоянию на сейчас, я считаю это хорошим решением, потому что рейтинг президента сейчас – самый высокий в государстве из всех: власти, общественных организаций, церкви и армии. У него самый высокий уровень доверия, если мне не изменяет память. То есть, сейчас это полностью оправданное решение – подчинить ГБР человеку, который имеет наибольший рейтинг доверия в государстве. Если сравнить уровень доверия к ГБР и президента, это будет просто колоссальный перекос.

– А если уровень доверия упадет, будем опять законы переписывать?

– Думаю, что уровень доверия к Зеленскому не будет падать. Потому что это человек не из системы краж, заносов и откатов. К нему не будет претензий, которые были до всех президентов за 28 лет. И потом, когда он уйдет, потому что рано или поздно уйдет, придет новый президент. И кем он будет и будет ли использовать ГБР в личных целях – вот это для меня вопрос.

Реформы о земле. Вы, Макс Бужанский и другие ваши коллеги говорили о том, что не будете голосовать за закон в том виде, в котором он есть. Совершенно неожиданно проголосовали и объяснили: "ну, во втором чтении все поправят, а если не поправят, мы не будем голосовать". Я такое объяснение слышала не в первый раз. Зачем выносить в первое чтение возможность продавать эту землю, если во втором чтении его будут изымать? Это же нелогично.

– Смотрите, здесь все очень просто и понятно. Первое, почему голосовали, потому что это была личная просьба президента и его личные гарантии, что ко второму чтению ситуация изменится. Изменится ситуация как с продажей земли нерезидентами, так и с, скажем, максимальной концентрацией гектаров в одних руках, потому что это тоже вопрос, который очень сильно смущает. Почему в первом чтении его принимали в этом виде? Это одно из требований МВФ. Я напомню, что то же все делалось при Петрае Алексеевиче Порошенко. Принимались законы в первом чтении, а затем отправлялись в дальние дали. Я думаю, что сейчас он в дальние дали не отправится, но изменения в него внесены будут. Потому, что это, фактически, обязательства перед депутатами фракции, обещания, не выполнить которые неправильно и невозможно.

И, в принципе, уже все публично озвучили позицию, что голосовать в этой ситуации, если эти требования не будут выполнены эти обещания не будут выполнены, никто не будет. Это нормальная позиция и диалог. Мы же подняли "кипиш" по этой теме только для того, чтобы максимально обратить внимание. Ведь, если бы это была история: "да, ради Бога, проголосуем и пусть так и будет", оно бы так зашло в первом чтении и в целом. Залетело бы и все. Только благодаря тому, что мы говорили, что не будем за такое голосовать, это стало основой для диалога. Мы сказали, что не будем голосовать, пока этого не будет – и начался диалог. Я считаю, что этот диалог, хотя и мы за это столько отхватили тумаков, и, считаю, если бы этого не было, мы бы землю продали иностранцам уже сейчас. Поэтому вот так, это политика. Нужно принимать решения.

– Ну, в принципе, ждать недолго. Мы посмотрим, как будут голосовать и каким будет закон во втором чтении. Все будет видно. А как бы вы оценили нынешнее состояние фракции? Вот тут недавно сидела Анна Скороход, она говорила, что она и Поляков станут новым центром формирования тех людей, которые думают по-другому, которые являются адекватными, они будут перетекать к ним. Что вы думаете об этом?

– Если у них есть такие амбиции, буду только рад, если это удастся. Вопрос в том, кого они к себе привлекать. Ведь сейчас, знаете, "свободных радикалов" не осталось.

– Сегодня нет, завтра будут….

– Смотрите, я скептически отношусь к тому, что они завтра будут.

– У вас фракция довольно буйная такая и каждый день новости какие-то…

– Вот смотрите: сейчас будут происходить события, вы назвали несколько фамилий людей, которые попали в те или иные скандалы – в прошлом, то наговорили лишнего, то у кого-то были проблемы с законом. А вот как с ними будет поступать фракция? И если она будет их исключать, то мы очень быстро довыключаемся до мономеньшинства. А если исключать не будет, то тогда это прецедент, чтобы поставить вопрос: стоп, секунду, этим вы исключили, а этих – нет, а за что исключать? То есть сейчас, знаете, это такая растяжка, шпагат. С одной стороны, по всем законам логики, этики и так называемых понятий, нужно исключать. А с другой стороны, с точки зрения политического решения, это очень опасно. Здесь надо понимать, знаете, путь. Налево пойдешь и выключишь - рискуешь рано или поздно потерять большинство или создать у кого в руках "золотую акцию", которая будет принимать решение "да" или "нет". А с другой стороны, создать условия, при которых ты больше никого не выключишь. И когда ты уже никого не выключишь, пойдешь направо, тогда это еще больше создаст условия для внутренней нестабильности.

– Я вам больше скажу, если не пойдете налево и направо, а пойдете, скажем, третьим путем, можно попасть в ситуацию, когда вы больше не контролируете это. Я не имею в виду вас лично, имею в виду топменеджеров фракции.

– Полностью правильно. В этой ситуации я являюсь наблюдателем, который, знаете, как в игре в шахматы, сидит и ждет, какой же следующий шаг будет избран этой машиной.

– Кстати, о ходе машиной и о том, кто ее обеспечивает. Комитет избирателей Украины провел анализ финотчетов политических партий с июля по сентябрь 2019 года. В графе "представители аппарата партии" в "Слуги народа" значится "ноль". Даже Ляшко, хотя и ему сейчас не сладко, но у него работает 20 человек. У Петра Алексеевича – 46. Официально у вас все волонтеры – и СММщики, и секретари, бухгалтеры. Это как?

– Мне кажется, здесь два момента выделены. Первое, что такое Комитет избирателей? Это зашквареная организация Александра Черненко и какого-то "фунта", которого он поставил вместо себя. Помните, Черненко был депутатом БПП.

– Тогда Черненко просто соврал, у вас там не ноль стоит?

– Нет, подождите. Сначала о Черненко и Комитете избирателей. Знаете, сама гигиена использования этой организации, которая работала на Порошенко и помните, была фигурантом такого же скандала с "Джокером"… То есть, кто это? Это Порошенко. Понятно, что он будет искать способы как-то критиковать "Слуг народа". Я эту картинку вижу именно так.

– Я не у комитета спрошу, а у вас. У вас там не ноль, у вас там есть люди?

– Один вопрос: когда был съезд партии?

– Ну, недавно был последний.

– А до этого тоже были съезды партии?

– Ну, тоже были какие-то.

– Какие? Не было.

– Как это не было?

– Где были съезды? Я ни разу не слышал о съезд партии "Слуга народа". До этого съезда, когда Корниенко избрали председателем, была создана партия. Это съезд з пяти людей. Вы понимаете. Пять человек…

– Короче, вы хотите мне сказать, что вас никто не обслуживает? Что у вас нет этих людей?

– Так не было чего обслуживать. Первый съезд состоялся две недели назад. Так, как я это понимаю. Соответственно, с этого момента и пошли оформление в секретариат, потому что собрались члены партии. Они наконец стали приняты. Соответственно, как только партия провела съезд, сменила руководство и начала работать, появились люди.

– Как вы считаете, нам нужен закон, который, в принципе, будет регулировать степень влияния иностранных денег в области политики, в области СМИ, в области экономики? Это все называется национальная безопасность.

– Да. Я соответствующее заявление делал где-то в прошлом месяце. Мы готовим этот закон. Он непростой, это закон об иностранных агентах влияния, любых активистов, получателей международной финансовой помощи…

– Он будет отличаться от закона 38-го года, который был принят в Штатах? Это известный закон.

– Оно будет создано так, чтобы я, как избиратель и гражданин видел: откуда пришла финансовая помощь, кто является бенефициаром и куда пошли эти деньги. Потому что мы сейчас ежегодно получаем около 5 миллиардов грантов и непонятно, куда это девается. Я хочу видеть куда. Вот пусть условный ГПК отчитается: он получил 2 миллиона на переаттестацию прокурора, который украл. Вот где они их украли? На чем? Помните, как они орали, когда сказали, что еще и общественные активисты должны подавать декларацию. Какие были вопли. Это потому что они не могут вам ничего показать. То есть, они получили миллионы долларов, которые, фактически перевели в наличные и отправили на финансирование теневой деятельности. Фактически, это та же коррупция.

– Хотели бы вы возглавить фракцию?

– Нет.

– Почему? Вы же амбициозный человек.

– Смотрите, я человек амбициозный, но при этом четко оцениваю риски управления большим количеством неуправляемых людей. Поэтому, знаете, не надо совать руки в кипяток, чтобы не обжечься.

– Можете ли вы позвонить напрямую президенту Зеленскому?

– Я не знаю, он возьмет трубку. Номер у меня есть.

– А вы никогда не пробовали до этого времени?

– У меня нет такой потребности.

– Вы можете позвонить напрямую Игорю Коломойскому?

– Номер у меня есть, но, опять же, у меня нет такой потребности и я не уверен, возьмет ли он трубку.

– У вас немного потребностей, я вижу.

– А у меня, в принципе, как вы знаете из расследования о мои квартиры и машины, все в жизни хорошо. Мне ни у кого ничего просить не нужно и, в принципе, я занимаюсь тем, чем хочу заниматься.

–Ну бывают же форс-мажоры…

– Если будут события, угрожающие моей безопасности и безопасности моей семьи, я буду звонить во все колокола, которые у меня есть. Но, как у любого бывшего журналиста, который долго проработал в политической или экономической сфере - у меня есть телефоны всех. Вы сказали о Коломойском, а у меня есть телефоны Ахметова, Новинского, Живаго, Григоришина, Боголюбова – словом, всех. Не знаю, поднимут они трубку, когда я буду звонить, но телефоны у меня есть всех, и Рябошапки.

 

загрузка...
загрузка...

Редакция не несет ответственности за мнение, которое авторы высказывают в блогах на страницах ZIK.UA

Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.

Loading...