Aнонси

все анонсы
Новости » Политика 17 Читати новину українською

Вакарчук о Зеленском: Мне не нравится несколько вещей

Вакарчук о Зеленском: Мне не нравится несколько вещей

Лидер партии "Голос", которая набрала почти 6% на выборах в парламент, Святослав Вакарчук рассказал о депутатстве, отношении к Зеленскому, скандальных дебатах с Тимошенко, алкоголе и, конечно, об "Океане Эльзы".

Во время парламентской кампании лидер партии "Голос" Святослав Вакарчук появлялся на всех возможных политических ток-шоу, в выпусках новостей, его лицом были оклеены билборды. Но после парламентских выборов лидер "Голоса" сбросил скорость и уже не так часто приходит в студии телеканалов и большей частью ограничивается общением с журналистами в кулуарах Верховной Рады.

Святослав Вакарчук дал интервью "Украинской правде" на День защитника Украины в партийном офисе на Жилянской.

В итоге разговор получился не только о партии "Голос". Это первое большое интервью после выборов о самого Вакарчука в политике, его размышления и понимания процессов.

"Считаю ли я ВРУ лучшим местом на земле? Безусловно, нет"

– Как вам быть народным депутатом?

– (Задумывается) Ну...

– После всего, что вы увидели, еще не захотелось сложить мандат?

– Ты знаешь, миссия, которую я определил себе – завести как можно больше новых, профессиональных людей в политику.

Пока политическая конъюнктура складывается так, что у нас небольшая фракция. Возможно, она не такая влиятельная – ведь мы не являемся частью большинства, но де-факто она является влиятельной, потому что каждый наш депутат является профессиональным и имеет свою точку зрения.

Часто эта точка зрения, особенно в комитетах, начинает перевешивать.

Именно поэтому я, как человек, который завел их в парламент, который объединил их, чувствую свою ответственность и далее объединять, мотивировать, вести вперед и определять наши стратегические цели.

Плюс самой Верховной Радой не ограничивается жизнь. Сейчас нужно строить команду в регионах. Для меня это новая работа.

Знаешь, мы не стараемся делать быстрые и шумные шаги. Мы не шумным потоком шумных слов, а тихим и неутомимым трудом любим Украину и строим партию "Голос". Это я сейчас по Шептицкому говорю.

– Мы в парламенте за вами внимательно следим. Вы там мало улыбаетесь, обычно сумбурный, озабоченный. Мне кажется, что в Раде вам некомфортно.

– Вот сегодня у нас День защитника. Люди добровольцами пошли на войну. Ты думаешь, им там комфортно? Думаешь, они пошли за положительными эмоциями?

Когда ты спросишь, чувствуют ли они себя там комфортно – безусловно, некомфортно. И я примерно так же отвечу. Считаю ли я ВРУ лучшим местом на земле? Безусловно, нет.

Например, в студии, на концерте, на стадионе мне точно приятнее. Но я же не шел туда за положительными эмоциями. Я хорошо знал, куда иду, я это уже видел.

– Перед нашей встречей я мониторил сайт ВР. В связи с регистрацией в электронной системе, которая отражена на сайте, вы пропустили восемь пленарных заседаний. Почему пропускаете работу?

– Не может быть. Это неправда! Я пропустил только три, потому что был в официальной командировке в Стэнфорде. Я не знаю, откуда взялось восемь. Первый раз об этом слышу, на сайте какая-то некорректная информация.

"Мы в "надпозиции". Это и не оппозиция, и не власть"

– На выборах партия "Голос" получила лишь 5,82% голосов. Вы анализировали, почему получили такой результат?

– Смотря с какой стороны на него смотреть. В ситуации, когда страна была захвачена легкими предложениями на сложные вопросы и легкими быстрыми обещаниями, то, что делала команда "Голоса", с точки зрения маркетинга, было менее привлекательным.

Но мы верили в то, что делаем.

Мы прекрасно осознаем, что всему свое время. Мы получили процент, который получили, и собираемся максимально оправдать доверие людей, которые за нас проголосовали.

– Давайте будем честными – вы надеялись на больший результат.

– Безусловно, надеялись! Безусловно!

Когда группа "Океан Эльзы" начинала свою деятельность, мы тоже надеялись, что сразу будут концерты и стадионы, но так не происходило.

Шло время, мы учились, набирались опыта. Но мы никогда не воспринимали некий результат как негатив. То же самое и сейчас. Мы имеем возможность самостоятельно учиться в процессе.

– Можете озвучить конкретные ошибки, которые партия допустила во время избирательной кампании?

– По моему мнению, надо было публично больше показывать всех членов команды. Мне кажется, что это была неправильная история, когда говорили: "Слава, тебя все знают и тебе доверяют, ты должен быть везде". Думаю, что это было неправильно.

Нужно было показывать всех, потому что у нас качественная команда. Если бы мы показали своих экспертов в своем деле, я думаю, что это бы сыграло в плюс. Но это жизненный урок, надо идти вперед.

– Мне показалось, что вы боролись со старыми партиями, вместо того, чтобы конкурировать со "Слугой народа", которая забирала первое место за счет бренда Зеленского.

– Мы вообще не боролись против кого-то. Возможно, в этом и проблема – что мы не воспринимали выборы как место, где против кого надо бороться. Мы просто старались высказывать свои идеи. Это первое.

Второе – мы не знали и сейчас не до конца знаем, что политически собой представляет новая политическая сила президента Зеленского. Каковы принципы,  стоящие за ними? Каковы политические требования, кроме общих – изменить все, что было раньше?

И тут в каком-то смысле и была сила их кампании, потому что они говорили все, что люди хотели услышать. Как с этим поборешься?

Ну ок, теперь у них есть ответственность, теперь у них есть полнота власти, и теперь мы ожидаем от них тех быстрых результатов, о которых они говорили.

– В ночь выборов президент Зеленский вышел на брифинг и сказал: "Наша инициатива господина Вакарчука была еще на президентских выборах. Мы приглашаем к разговору господина Вакарчука". Имелся в виду разговор о коалиции. Вы тогда разговаривали с Зеленским?

– На самом деле это было единственное публичное заявление с их стороны, что кто-то хочет нас куда-то приглашать. Никто из партии "Слуга народа" к нам ни разу по поводу участия в коалиции не обращался.

Более того, во время президентской кампании никто ни разу ко мне по поводу каких-то объединений усилий не обращался.

Манера общаться через интервью, безусловно, интересная, новая и креативная. Но я считаю, что наиболее эффективное общение – это общение глаза в глаза.

– Почему вы тогда не позвонили Зеленскому?

– Он президент Украины.

– Но его партия выиграла выборы!

– Их ответственность в их руках. Я должен кому-то звонить? Это их выбор. Им избиратели доверили. У них большинство, они принимают решение.

– Разве партия "Голос" не хотела в коалицию?

– Партия "Голос" всегда хотела менять страну. Мы будем менять страну в тех обстоятельствах, которые сегодня у нас есть, которые так или иначе избиратель дал нам в руки как инструмент.

В коалицию ради коалиции мы точно никогда не хотели. Мы хотели влиять на процессы.

Но считаем, что конституционное право тех, кто получил большинство, иметь возможность формировать это большинство самостоятельно.

В конце концов, это выбор украинского народа, мы с уважением к этому относимся. У них власть в руках – вперед.

– Тогда объясните, как "Голос" позиционирует себя в Верховной Раде?

– Мы называем это для себя словом "надпозиция". То есть это – ни оппозиция, ни коалиция. Мы сознательно не ставим себя в ситуацию "А баба Яга против", потому что порой многим политическим силам выгодно себя позиционировать как оппозицию к действующей власти.

Для нас, для "Голоса", это было бы неправильно. Мы не про шашечки, а про ехать, и мы готовы поддерживать все прогрессивные позитивные идеи, которые предлагает президент, правительство, монобольшинство. Почему бы и нет? Это прекрасно.

Мы будем голосовать за их законопроекты, мы будем их поправлять, будем их совершенствовать.

Но поскольку они взяли на себя полноту ответственности, они сами сформировали правительство, сами сформировали руководство большинства комитетов – вперед.

Безусловно, мы не можем быть частью власти. Но мы не собираемся смотреть со стороны на ошибки и злорадствовать им. Мы всегда готовы поправлять, помогать, подставлять плечо. Но ответственность – их.

– Вы не боитесь оказаться в похожей ситуации, как в свое время "Самопомощь" – когда они были настолько нейтральными, что их не понял их же избиратель?

– Они же были в коалиции, это совсем другая история. Мы же не входили в коалицию и никуда не просились. Это была с самого начала наша позиция.

Как только у партии "Голос" будет реальная политическая возможность влиять на ситуацию в стране через исполнительную власть, мы будем рассматривать это предложение.

– "Голосу" предлагали вице-спикера Верховной Рады?

– Мне никто ничего не предлагал. Официально никаких предложений нам не было. Возможно, в каких-то неофициальных разговорах звучали какие-то вещи, но я в них не участвовал. Неофициальные разговоры – это, например, встретились на кофе двое депутатов.

Но когда мы встречались командой, я всегда спрашивал: "Есть ли какие-то разговоры, официальные предложения? Вы говорите". Никто ничего не говорил.

– В правительство ваших депутатов тоже никто не приглашал?

– Абсолютно.

"Сегодня Притула – член политсовета. Он – человек, который очень много советует"

– Что сейчас происходит внутри партии? Вы готовитесь к местным выборам?

– А они когда будут?

– Есть версии, что весной или следующей осенью.

– Вы лучше знаете, наверное, чем я. Мы готовимся к тому, что выборы могут быть когда-либо. Сейчас самая большая наша задача – это местные ячейки. В половине областей мы эту задачу уже выполнили, в других мы еще работаем над этим.

Это ответственное дело, потому что для нас кадровый вопрос является стратегическим. Мы бы не хотели сейчас быстренько разворачиваться, чтобы потом так же хаотично, оправдываясь, сворачиваться в связи с тем, что те или иные люди бросают тень на партию.

Это на самом деле сложная история – полноценно строить партийную структуру. Мы против партии лидерского типа. Мы хотели бы, чтобы это была не высокая башня, а широкая площадь, чтобы это была больше сеть горизонтальных связей между людьми, объединенных ценностями и инициативами.

Но все равно нужны руководители, все равно требуется определенный внутренний маркетинг. Всем этим надо заниматься.

– Кто формирует ячейки?

– Идея такая. У нас есть политсовет. Политсовет так или иначе определяет или находит кандидатов на тех или иных председателей областных ячеек. Далее областные ячейки, председатели имеют право сами формировать свои команды.

И все, что мы будем делать в Киеве – это фактически пропускать через определенный фильтр людей, которые будут представлять нас на тех или иных выборах.

То есть мы, безусловно, не хотели бы, чтобы за нашим известным вдруг появились какие-то неизвестные люди, от которых потом нам будет очень сложно отказываться. Чтобы этого не происходило, есть определенный фильтр. Но на первом этапе мы бы не хотели, чтобы все решения принимались в Киеве. Это решения, которые должны принимать местные ячейки.

– Сергей Притула идет на местные выборы? Он идет в мэры Киева?

– Это вы у него спросите. Давайте мы дождемся вообще-то, когда будут выборы, а потом будем говорить о тех людях, которые идут или не идут на выборы. Потому что это из серии – все спрашивали, кто идет на президентские выборы, а затем произошло совсем по-другому.

– Чем сейчас Притула занимается в партии?

– Он является членом политсовета. У нас еженедельно проходят заседания, мы так или иначе определяемся по тому или иному политическому вопросу.

Плюс у нас есть региональные вопросы. Плюс мы запускаем определенное количество просветительских проектов, которые буквально через неделю начнут реализовываться – образовательные, медицинские и другие вещи, которые мы будем делать по Украине. Это все требует презентаций, подготовки докладов.

Второе – члены политсовета, кроме этого, имеют менеджерские функции. В данном случае Притула является человеком, который очень много советует. Он тонко чувствует людей и этим нам очень помогает.

– У вас был разговор с Притулой о местных выборах?

– Мы обсуждали в общем все местные выборы. Но мы решили, что до конкретных...

Любое серьезное принятие решений – это энергия и эмоции. И их надо тратить тогда, когда на самом деле в этом есть потребность. Сегодня мы тратим все свои усилия на те вещи, которые происходят сейчас или независимо от выборов нам надо делать.

"Ни президент Зеленский, ни "Слуга народа" не шли на выборы с обещанием поменять Конституцию, полномочия и усилить президента"

– Зеленский уже пять месяцев президент.

– Только пять? У меня такое впечатление, что уже намного дольше.

– Он вам нравится как президент?

– Я на эту тему расскажу важный исторический пример. Когда впервые в истории американо-китайских послевоенных отношений Генри Киссинджер совершил секретный визит в Китай и начал организовывать встречу Мао Цзэдуна с Ричардом Никсоном.

Тогда он встретился с премьером Китая Чжоу Эньлаем и в какой-то момент им было достаточно сложно. Представь себе, двое людей из разных точек мира...

И в какой-то момент они начали говорить об истории, и Киссинджер спросил: "Как вы относитесь к Великой французской революции?". Эньлай долго не думал и сказал: "Пока рано делать выводы". (смеется)

На самом деле, если прямо отвечать, я думаю, это не только моя оценка, а очень многих людей – к сожалению, пока что очень мало можно сделать выводов. Потому что хотелось бы видеть дела, а не только декларации.

– Вам нравится, как Зеленский работает с парламентом?

– Мне не нравится несколько вещей.

Первая вещь – если бы я был президентом и у меня было своё парламентское большинство, я бы точно не начинал с того, чтобы еще и де-юре сцементировать свою власть и усилить свои полномочия.

Настоящее лидерство – это когда тебе достаточно поддержки людей, 70%, для того, чтобы не менять Конституцию или не менять правила игры.

Когда ты говоришь, что у тебя новая политика, а на самом деле ты меняешь правила игры фактически под себя, пользуясь тем, что сейчас есть большая поддержка людей и можно сделать очень много...

Они это называют словом "окно возможностей". Это очень похоже на предшественников, против которых они боролись. Я точно помню, как Кучма пробовал менять полномочия, Ющенко, Янукович пробовал, аж гай шумел. И Порошенко тоже.

Все они приходили и говорили: "Сейчас будет по-новому. Мы будем менять правила и делать их нормальными и справедливыми". Но на самом деле меняли людей и меняли правила под людей.

Мне кажется, это очень, во-первых, неэффективная, а во-вторых, очень опасная история.

Ты, видимо, уже слышал эту историю, когда мы говорим о так называемом "факторе Януковича"? В нашей команде мы проверяем законы "фактора Януковича".

Вот вносится "Слугой народа" очередной законопроект. Особенно по изменению правил, Конституции. И когда мы его рассматриваем, мы смотрим: если бы президентом был Янукович, мы бы голосовали за этот закон или нет?

Вот если ты понимаешь, что при президенте Януковиче мы бы за такое не голосовали, мы за него не голосуем и при президенте Зеленском. Потому что для нас нет разницы – президент Янукович, президент Зеленский, президент Ющенко, президент Порошенко, президент Джефферсон или Авраам Линкольн.

Должны быть правила, институты превыше всего. А фамилии на втором месте.

И мне кажется, настоящая реформа в стране – это когда ты смог создать такие правила и такие сильные институты, которые бы пережили в хорошем смысле слова любого лидера, каким бы хорошим или плохим он не был.

Но, к сожалению, эта тенденция "люди нам доверили, поэтому давайте поменяем Конституцию или правила", по моему мнению, – неправильная. Потому что ни президент Зеленский, ни "Слуга народа" не шли на выборы с обещанием поменять Конституцию, полномочия и усилить президента.

У нас парламентско-президентская республика. И таких обещаний никто не давал. Обещания были "конец эпохи бедности", "придет весна, будем сажать". И самое большое обещание – "ні обіцянок, ні пробачень".

"Мы так и не общались с Зеленским. Я никогда не напрашивался на разговор к одному президенту"

– В предыдущем нашем интервью вы говорили, что не общались с Зеленским несколько лет.

– Да, и до сих пор не общался.

– Вам не было интересно с ним поговорить?

– Я никогда не напрашивался на разговор ни к одному президенту. Мне кажется, что президент имеет свое видение, свою ответственность, он всегда имеет право инициативы на общение с тем или иным политиком.

Мне достаточно общения парламентского, с трибуны. Я обращаюсь к президенту с трибуны, когда он есть в парламенте или когда его нет.

Если у меня будет неотложное желание поговорить с президентом, я к нему обращусь.

– Мне кажется, что у вас какое-то неприятие Зеленского. Или мне только кажется?

– Я абсолютно заинтересован в том, чтобы президент Украины был успешным. Потому что это успех моей страны. Это абсолютно искренне.

– Во время кампании вы делали флешмоб "Голосуй не по приколу". Я правильно понимаю, что на выборах президента вы проголосовали не за Зеленского?

– За кого я проголосовал – Конституция позволяет мне умолчать, я бы не хотел об этом говорить. Но я могу еще раз, в очередной раз, объяснить, откуда взялась эта история.

Я встретил товарища, который в тот день потерял своего друга на войне. В тот же вечер я присутствовал при разговоре молодых людей, большой компании, которые полушутя говорили: "Слушайте, не за кого голосовать. Буду голосовать по приколу". Дословно.

И я, сопоставив эти две вещи, подумал: "Неужели этот человек погиб за то, чтобы люди – неважно, за кого они голосуют, голосовали по приколу?" И из серии "да все равно не за кого, давайте сделаем так".

Я в тот момент не думал ни об одной фамилии и сейчас не имею в виду ни  одну фамилию. И то, что так или иначе сторонники одного кандидата в президенты восприняли это в одну сторону, а другие в другую – это определенный политический урок для меня.

"У меня тоже был кризис среднего возраста, и он повлиял на меня"

– Предлагаю перейти к коротким вопросам. Был ли у вас кризис среднего возраста?

– Он у разных людей по-разному наступает. У кого после 30, у кого-то после 40. У меня он тоже был и повлиял на меня.

Знаешь, что для меня наиболее... Как будет impact? В украинском языке нет аналога одним словом... Имею в виду влияние с результатом.

Самое результативное влияние, который мне дал кризис среднего возраста – это ощущение того, что большое количество твоего счастья в жизни может быть связано с тем, что ты сделал хорошо кому-то, даже когда при этом тебе на самом деле не хорошо якобы.

Но в какой-то момент это тоже делает тебя счастливым.

И я думаю, что в том числе, мое желание привести новых людей в политику связано именно с этим результатом.

Меня часто спрашивают: "Слава, вы не пошли на выборы президента", или вы сегодня спрашивали про результат на выборах. Безусловно, я хотел бы иметь больший результат на выборах. Безусловно, я хотел бы сразу больше влияния, чтобы что-то сделать.

Но когда я вижу тех 20 человек, которые сегодня в парламенте наши, когда я вижу, как они дерутся, как тигры, как львы, как тигрицы и как львицы, за те или иные поправки, за те или иные законы... Я понимаю, что я сделал доброе дело – я завел этих людей в парламент, и мне уже приятно за них. Не за свою карьеру, за их.

"Я не жалею, что не пошел на президентские выборы"

– Почему вы с Юлией Тимошенко пошли на дебаты? Почему вы на них согласились?

– Во-первых, я не знал, что она там будет. Я говорю, как есть. Во-вторых, а почему я должен отказываться? То, что она в эфире заставила меня показать, что я в тот момент не знал конкретной цены на газ, на самом деле обычная манипуляция.

Вы же понимаете, что она хорошо знает цены на газ, почему? Потому что она всю жизнь газом занималась.

Юлия Тимошенко и газ – это как я и микрофон. Поэтому, безусловно, здесь с ней сложно. Для меня это опыт. Когда мы закончили это интервью, я ее поблагодарил. Говорю: "Юлия Владимировна, это было поучительно".

– Если в следующем году будут досрочные выборы в Верховную Раду, вы лично будете принимать участие в этих выборах?

– Давайте будем серьезными. Давайте обсуждать те вещи, которые существуют на самом деле. Давайте вообще говорить меньше слов, за которыми нет реальных дел.

Потому что сейчас очень модно говорить о том, чего на самом деле нет. И это мой совет всем политикам. Больше конкретных дел и меньше слов о все, что может быть.

– Почему вы не пошли на президентские выборы?

– Потому что ту миссию, которую сейчас выполняю, считаю своей основной. Я считаю себя на месте.

– Сейчас вы не жалеете, что не пошли на президентские выборы?

– Я никогда в своей жизни не жалею о тех вещах, которые я уже сделал. Я их осознанно делаю. И вообще это худшее, что может быть – жалеть о том, что было. Не жалею.

"Раньше любил виски, но с каждым годом на выборах алкоголя выигрывает вино"

– Какова зарплата народного депутата?

– Честно говоря, я всю до конца не знаю, потому что там очень сложные надбавки. Я получил чуть больше 40 тысяч гривен за первый месяц. Плюс-минус.

– Ваш любимый алкоголь?

– Я даже не ожидал таких серьезных вопросов от вас (смеется и задумывается). Раньше был виски, но с каждым годом на новых выборах алкоголя выигрывает все больше и больше вино. Если вино красное и белое вместе, то они уже формируют коалиционное большинство.

– Так какое больше любите – белое или красное?

– Под настроение. Когда тепло, больше белое, когда холодно – больше красное. Но, откровенно скажу, это не то, чтобы оправдываться, но все, кто меня знают... Я не большой прямо поклонник алкоголя. Я пью его не то чтобы очень редко, бывает и часто, но очень мало.

– Не напиваєтесь?

– Нет, я фактически никогда не напиваюсь. Я знаю многих людей, которые говорили: "Напился, не помню, что было вчера". Я за свои 44 года такого в жизни не помню. Что голова болела на следующий день – такое, безусловно, помню.

"Мы собираемся записать новый альбом"

– На днях "Океану Эльзы" исполнилось 25 лет. Как вы отпраздновали эту дату?

– (Задумался) на самом Деле в пятницу я был по приглашению Украинского католического университета в Лондоне. Там было большое мероприятие, где собирали деньги на стипендии. Они пригласили меня произнести речь. Поскольку в субботу был в Лондоне, затем на встречах частных и по делам, никакого другого праздника не было. Кстати, мало кто знает, почему 12 октября – день рождения ОЭ.

– Расскажите.

– На самом деле у нас два дня рождения. Один де-факто, другой де – юре.

Де-юре – это день первого концерта. 14 января 1995 года состоялось наше первое выступление "Океана Эльзы" как группы. Это происходило в большой сборной солянке перед Оперным театром во Львове. Помню, был довольно морозный день, а хедлайнером тогда была группа "Плач Иеремии".

Но де-факто мы собирались посидеть, поиграть вместе и подумать, что из этого получится – еще с лета 1994 года. И вот 12 октября у Паши Гудимова (бывший гитарист "Океана Эльзы") день рождения, мы были у него дома и в какой-то момент кто-то говорит: "Может, мы уже наконец создадим группу?"

Так все и решили. И потом, когда нас спрашивали, когда у вас дата образования, мы подумали, что давайте скажем о том дне, когда мы у Паши все решили.

Таким образом Паша увековечил свой день рождения (смеется). Хотел он того или нет, но его день рождения у всех ассоциируется с днем "Океана Эльзы". Я ему (Гудимову – УП) звонил 12 октября, он был в хорошем настроении и мы договорились встретиться.

– То есть вечеринка впереди?

– Он по крайней мере пригласил (улыбается).

– Чем занимается "Океан Эльзы", пока вы находитесь в парламенте?

– "Океан Эльзы" – это же не мастерская по изготовлению обуви, которая должна работать с 9 до 18 часов. Это творческая команда, каждый из которой имеет свои музыкальные проекты.

Например, Милош Елич (клавишник группы) сейчас является владельцем и продюсером музыкальной студии, где "Океан Эльзы" записывал свои последние песни, в том числе "Човен" и "Перевал". Он работает со многими музыкантами и фактически все свое время Милош находится там.

Денис Дудко (басист) имеет два проекта – один джазовый, другой поп-роковый проект Maru. Я думаю, у него больше интервью и фотосессий, чем у меня. Мы сегодня виделись и я ему говорил, что в 16.30 у меня с вами интервью и должен раньше уйти. Он говорит: "А у меня в 16.00 фотосессия".

Денис Глинин (барабанщик) и Милош также принимают участие в других музыкальных проектах.

Владимир Опсеница (гитарист) живет между несколькими странами. Он недавно женился и его жена живет в Америке. Временно он бывает там и тоже занимается своими проектами.

Кроме того "Океан Эльзы" встречается... Я этого еще не говорил публично... Поскольку у меня в последнее время пишутся много песен...

– Вы сейчас пишете песни?

– Больше, чем обычно. Так вот, мы собираемся записать новый альбом в свободное от моей основной работы время. Мы не будем спешить, поэтому не скажу на когда мы планируем его выход. Но своих поклонников долго мучить не будем.

Роман Кравец

Додайте ZIK.UA в обрані джерела Додати в обрані Google News

Редакция не несет ответственности за мнение, которое авторы высказывают в блогах на страницах ZIK.UA

Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.

программы канала ZIK

Джокер, скандалы, расследования. Бюджет 2020 - как с этим будут жить украинцы? Рынок земли | Народ против на ZIK
Джокер, скандалы, расследования. Бюджет 2020 - как с этим будут жить украинцы? Рынок земли | Народ против на ZIK Народ против
Арест Порошенко. Подозрение Ляшко. Связи власть имущих с иностранцами | Детали дня | 18.11.19
Арест Порошенко. Подозрение Ляшко. Связи власть имущих с иностранцами | Детали дня | 18.11.19 Детали дня
Анна Скороход | HARD с Влащенко на телеканале ZIK | 18.11.19
Анна Скороход | HARD с Влащенко на телеканале ZIK | 18.11.19 HARD с Влащенко
Нестор Шуфрич | Бюджет-2020. Закон о рынке земли | Надо поговорить 14.11.19
Нестор Шуфрич | Бюджет-2020. Закон о рынке земли | Надо поговорить 14.11.19 Надо поговорить
Марина Ставнийчук, Надежда Савченко и Егор Мыслывець в программе
Марина Ставнийчук, Надежда Савченко и Егор Мыслывець в программе "Каждый из нас президент" Каждый из нас президент
Сергей Коротких, Мамука Мамулашвили и Надежда Савченко в программе
Сергей Коротких, Мамука Мамулашвили и Надежда Савченко в программе "Каждый из нас президент" | 18.11.19 Каждый из нас президент