live

Интервью с Александром Данилюком: Об отношениях с Богданом, влиянии Коломойского на украинскую власть, ПриватБанк, МВФ и формулу Штайнмайера

BBC Ukrainian
BBC Ukrainian
Фото: Пресс-служба Данилюка

Отставка экс-секретаря СНБО стала первым публичным конфликтом в команде Владимира Зеленского. Об угрозах для Украины, которые, по его мнению, связаны с действиями Игоря Коломойского и Андрея Богдана, а также по согласованию формулы Штайнмайера и приближение финансового кризиса Александр Данилюк рассказал в интервью ВВС.

Оригинал на сайте BBC Ukrainian

Он был советником по международным и экономическим вопросам еще во время предвыборной кампании, именно поэтому все ждали назначения Данилюка на какую-то высокую должность во власти.

Однако неожиданно для всех Зеленский назначает его секретарем СНБО. У Данилюка забирают кабинет на Банковой и переселяют в здание СНБО. Так он все больше отдаляется от президента и теряет возможность влиять на важные процессы во власти.

Уже тогда неофициально говорили о конфликте Данилюка с "правой рукой" Зеленского, руководителем Офиса президента Андреем Богданом. Якобы, не воспринимает его Богдан за "своего", особенно учитывая то, что Данилюк работал министром финансов при президенте Петре Порошенко и был напрямую причастен к национализации "ПриватБанка".

Теперь Данилюк откровенно признается, с Богданом напряженные отношения еще со времен предвыборной кампании. Но в отставку, по его словам, подал не из-за этого.

Последней каплей стала ситуация с "ПриватБанком", в которой Данилюк видит серьезные угрозы для финансовой стабильности страны.

"Сейчас все следят за курсом доллара. Потом будут следить тоже, но он будет двигаться в другом направлении", - предостерегает он.

Об угрозах для Украины, которые, по его мнению, связаны с действиями Игоря Коломойского и Андрея Богдана, а также с согласованием  формулы Штайнмайера и приближением финансового кризиса Александр Данилюк рассказал в интервью ВВС.

"Последняя капля - ситуация с "ПриватБанком"

ВВС: Что побудило вас написать заявление?

Александр Данилюк: Было несколько факторов, но последней каплей были события вокруг "ПриватБанка". В течение последних недель произошли события, которые вызвали огромный резонанс. Это касается и обысков в "ПриватБанке", и поджога машины и дома Валерии Гонтаревой. Также есть определенный прогресс в судах.

То есть была такая концентрация событий, которая послала очень негативный сигнал. И я как человек, который поставил на кон свою репутацию во время предвыборной кампании, когда заявлял, что буду делать все, чтобы влияние Коломойского в Украине было ограниченным, конечно, я не мог на это не реагировать. Это был вопрос не только репутации, это вопрос ценностей. И потому это стало последней каплей.

ВВС: Вы говорили об этом с президентом еще до принятия решения?

Александр Данилюк: У нас были разговоры даже во время предвыборной кампании. Когда конкретные люди, которые во время национализации представляли интересы олигарха (Игоря Коломойского. - Ред.), пытались формировать позицию президента (тогда еще кандидата) относительно этого процесса. И моя позиция проста, я даже озвучил ее публично. Потому что мы были по разные стороны баррикад и мы все равно имеем конфликт интересов, мы не можем втягивать президента в этот вопрос, вообще никак.

УНІАН, FACEBOOK/PRIVATBANK
УНИАН, FACEBOOK/PRIVATBANK

В профессиональном мире, где все базируется на профессиональных стандартах, если человек является адвокатом, то конфликта интересов ты должен избегать. И если ты этого сделать не можешь, то должен подать в отставку.

ВВС: Вы сейчас говорите конкретно про Андрея Богдана?

Александр Данилюк: Про Андрея, так.

Андрей Богдан до президентских выборов был адвокатом Игоря Коломойского, который был владельцем "ПриватБанка". Александр Данилюк в то время был министром финансов и участвовал в процессе национализации.

Игорь Коломойский считает национализацию незаконной, именно поэтому он обжаловал это решение государства в судах.

ВВС: Он человек Коломойского?

Александр Данилюк: Это не имеет значения в данный момент. Сейчас я пытаюсь в этом контексте быть максимально нейтральным, смотреть на это со стороны. Мое видение - что действительно есть конфликт интересов и его необходимо устранить. Потому что если его не устранить, то тогда не будет доверия к любым происходящим процессам. Чисто профессиональная позиция.

Я, например, не влиял, я не имел права этого делать. Я не мог бы использовать суды, правоохранительную систему, мне бы в голову это не пришло.

ВВС: Вы советовали что-то по этому поводу президенту?

Александр Данилюк: Да, я дал ему несколько своих рекомендаций. Которые я не буду озвучивать.

ВВС: Он к ним прислушался?

Александр Данилюк: Вопрос не в том, прислушался или не прислушался. Как человек, который поддерживал президента во время выборов, я стараюсь быть максимально полезным и конструктивным. Потому это не вопрос каких-то ультиматумов. Это мое и только мое решение.

Олександр Данилюк визнав, що мав напружені стосунки з Андрієм БогданомФото: УНІАН
Александр Данилюк признал, что имел напряженные отношения с Андреем Богданом Фото: УНИАН

ВВС: А с Богданом вы об этом говорили?

Александр Данилюк: Нет смысла.

ВВС: Ни разу? Ведь он так же мог сказать, что у него был конфликт интересов, но сейчас он не причастен к "ПриватБанку".

Александр Данилюк: Вопрос в том, что чувствуют люди, будут ли они верить таким словам о том, что кто-то никакого отношения не имеет. Это же вопрос доверия. Давайте оставим этот вопрос открытым.

ВВС: Рейтинги же замеряются еженедельно....

Александр Данилюк: Это не те рейтинги. Это рейтинги поддержки людей. И они зависит от состояния дел в стране. Есть еще те, чьи рейтинги не замеряют, а это инвесторы, бизнес, МВФ, в первую очередь. Если они не будут доверять нам, тогда очень быстро это скажется и на настроениях тех, кто голосует на выборах. В этом большая угроза.

"МВФ нам нужен"

ВВС: Если решение о национализации "ПриватБанка" будет упразднено, и власть пойдет на компромисс по этому вопросу -  какие последствия, по вашему мнению, может ощутить рядовой украинец, который отдал президенту 73% голосов?

Александр Данилюк: О чем была национализация "ПриватБанка"? О том, что государство Украина может ограничивать влияние очень влиятельных олигархов. Много было историй о том, как олигархи становились олигархами. Это и непрозрачная приватизация, сидение на потоках, коррупция и прочее. И национализировать крупнейший банк, из которого, согласно анализу Нацбанка, вывели 5,5 млрд долларов (это было подтверждено независимыми аудиторами, которыми владели олигархи, - это был огромный риск.

Это было сложно сделать даже технически, поскольку это крупнейший банк. Во-вторых, было понятно, что это одна из сильнейших олигархических групп. То есть тогда это был определенный прецедент. Мне кажется, именно это надо иметь в виду. Если сейчас ситуация меняется, если теперь идут на уступки тем, кто вывел из Украины деньги, а государство, национализировав банк, вложило 5,5 млрд долларов средств налогоплательщиков - любая компенсация будет иметь несколько последствий.

Фото: Прес-служба Данилюка
Фото: Пресс-служба Данилюка

Первое - это прямые расходы бюджета. Говорят о 2 млрд долларов - это будет минус в бюджете. Эти средства можно было использовать для других целей, но это только маленькая доля. На самом деле наибольший эффект будет от другого: инвесторы поймут, что Украина уже не в состоянии заниматься деолигархизацией, есть влияние на институции.

МВФ скажет: "Увидимся в следующий раз, когда вы покажете, что вы снова серьезные". И это будет такой эффект снежного кома. Нет МВФ - не будет инвестиций, не будет дальше приватизации, всего того, что дает толчок для экономики. Тогда о каких 40% в течение следующих пяти лет мы можем говорить?

Согласно программе деятельности правительства Алексея Гончарука, ВВП Украины в течение следующих пяти лет должен вырасти на 40%.

Мы можем еще в очень слабом состоянии вступить в мировой финансовый кризис, надо всегда как-то готовиться к этому. Если входить туда без программы МВФ, без инвестиций, тогда наши люди это почувствуют очень и очень быстро. Сейчас все следят за курсом доллара. Потом будут следить тоже, но он будет двигаться в другом направлении.

ВВС: А когда вы начали считать, что власть ищет компромисс с Коломойским? После визита миссии МВФ?

Александр Данилюк: Да, я с ними общаюсь постоянно, конечно. И я понимаю, как они думают. Конечно, то, что они поехали без заключительных договоренностей - это очень негативный сигнал. И жаль, что это произошло только из-за проблемы с "ПриватБанком". Я считаю, что ответственной позицией было бы найти на это ответ. И как можно скорее.

Я даже скажу вам больше: другого выхода нет. Это решение должно быть. Как? Это зависит от нас. Нам его диктовать никто не будет. Потому что у нас очень часто комплекс жертвы все же существует.

Мы любим спрашивать: "А мы тут причем? Мы и так стараемся много реформ делать, а что "ПриватБанк"? Ну, это же суды". Забывают о другом. МВФ работает со страной и он нам нужен. Я повторяю это постоянно. Нам кажется, что они нам должны, но они нам ничего не должны. Они нам нужны, и МВФ должен чувствовать себя комфортно, поддерживая программы в Украине. Поэтому это мы должны предложить комфортные ответы на эти вопросы.

ВВС: Как вы думаете, украинская власть этот сигнал от МВФ услышала?

Александр Данилюк: Однозначно.

ВВС: Вы говорите о серьезных угрозах для страны. Что вам ответил президент?

Александр Данилюк: Давайте я не буду передавать наш разговор с президентом.

ВВС: Он понимает масштаб угрозы?

Александр Данилюк: Он понимает масштаб угрозы.

ВВС: А вы говорили Зеленскому о ваших планах ограничить масштабы влияния Коломойского во время предвыборной кампании президента?

Александр Данилюк: Однозначно, конечно. И не только ему, я это публично говорил. Для меня репутация - это ключевое. Поэтому я точно здесь не для того, чтобы играть в какие-то политические игры. Пока я могу быть эффективным, это все сдерживать, то я это делаю. Когда я вижу, что процессы активизируются и мы не можем найти решение, то прятать голову в песок - это точно не про меня.

ВВС: Когда вы увидели эту фотографию, которая наделала много шума: Коломойского, президента, представителей его Офиса и министра топлива и энергетики на совещании на Банковой, - вас она не насторожила? Кстати, странно, что вас там не было...

10 вересня Офіс президента опублікував фото зустрічі Володимира Зеленського з Ігорем Коломойським.Фото: Офіс президента
10 сентября Офис президента опубликовал фото встречи Владимира Зеленского с Игорем Коломойским. Фото: Офис президента

Александр Данилюк: Совершенно не удивительно, что меня там не было. Наоборот, меня там не могли быть априори.

Не то, чтобы меня это насторожило, у меня какое-то очень крепкое слово выскочило, когда я увидел эту фотографию. Я считаю, что публично это делать было ошибкой. Это был неправильный месседж. Не может руководство государства проводить встречи в таком формате. Я не знаю, зачем это было организовано, но это однозначно была ошибка.

ВВС: Вы знаете, о чем там речь шла, о "Приват" говорили?

Александр Данилюк: Меня это вообще не интересует.

ВВС: Премьер Гончарук говорит, что с МВФ все хорошо, они совместно работают. Откуда у вас информация, что есть проблемы, представители МВФ лично вам озвучивали свою обеспокоенность?

Александр Данилюк: Ну, конечно. Они это озвучивали и президенту тоже. Они, кстати, сделали довольно понятный стейтмент. Часто они завуалировали информацию, а здесь, мне кажется, озвучили все четко, они были совершенно откровенными.

По результатам сентябрьского визита миссии МВФ в Украину, конкретных договоренностей достигнуто не было. Миссия сделала заявление, в котором обратила внимание на плохие условия ведения бизнеса, которые не создают предпосылок для создания новых рабочих мест, из-за чего украинцы вынуждены ехать на заработки за границу.

Представители фонда отметили, что после выборов власть Украины получила шанс провести все необходимые реформы. В частности, руководство страны поставило амбициозную цель по трансформации экономики Украины и улучшению жизни всех украинцев.

В Фонде заявили, что миссия начала обсуждение новой трехлетней программы при поддержке МВФ в рамках механизма расширенного финансирования.

ВВС: Вы говорили, что ситуация с Валерией Гонтаревой является "внесудебной расправой". Вы не боитесь, что такая ситуация коснется и вас?

Александр Данилюк: Риски понятны были с самого начала. Поэтому несколько человек на тот момент (когда происходила национализация "ПриватБанка". - Ред.) вообще решили отойти. И это только подчеркивает характер, в частности и Валерии Гонтаревой, что она все же не побоялась.

Также надо понимать, что мы действовали в интересах государства на тот момент. Еще это сигнал для тех, кто сейчас пытается что-то делать. Если такая безнаказанность происходит, тогда это может произойти с кем-то еще.

Об отношениях с Богданом

ВВС: По вашему мнению, Зеленский должен уволить Богдана?

Александр Данилюк: Я считаю, что если мы говорим о конфликте интересов, то Богдан должен написать уже не шуточное, а реальное заявление, как это сделал я. И все. Это была бы профессиональная позиция.

ВВС: Можно сказать, что у вас с ним конфликт?

Александр Данилюк: Да, можно сказать, что напряженные отношения.

ВВС: Именно из-за "Приват"?

Александр Данилюк: Нет, мы просто с ним абсолютно разные ценности имеем, разные подходы, разный бэкграунд. Я просто полжизни прожил за границей, видел, как все работает в развитых странах. То есть хочу, чтобы Украина была успешная и понимаю, что для этого необходимо. Чтобы строилась прозрачная власть, чтобы были независимые институты.

Мы здесь привыкли, что у нас у всех есть телефоны и мы сейчас кого надо наберем и "порешаем" сейчас. Это точно - прошлое, и это то, что тянет Украину назад. Люди, которые приносят это в новую власть, они несут чрезвычайные риски.

ВВС: В Офисе президента говорят, что конфликта с вами нет, есть просто разные видения темпов, они хотят сделать все очень быстро...

Александр Данилюк: А я хочу медленно?

ВВС: А вы, скажем, не спешите...

Александр Данилюк: А какие реформы? И кто делает эти реформы, Богдан делает реформы? Трудно комментировать бред. Глава Офиса говорит, что он куда-то быстро бежит. Интересно, куда он очень быстро бежит. Например, все мои инициативы блокировались непосредственно Офисом президента. В том числе и в отношении Службы финансовых расследований - полностью готов законопроект, реформа СБУ, реформа структуры СНБО...

Фото: Михайло Марків
Фото: Михаил Маркив

Что делает Администрация (Офис президента - Ред.)? Они на это садятся. Может, когда они на это садятся, они скорее бегут с реформами, но непонятно, с какими. И давайте будем откровенными: реформы делают конкретные люди. Очень много тех реформ, которые сейчас делаются, и законопроекты, которые сейчас приняты, разработаны либо мной, либо при моем участии. Поэтому бегут они, может, и быстро, но Богдан к этому не имеет никакого отношения.

Мне кажется, мы должны трезво смотреть на вещи и не заниматься подменой понятий. У нас с Богданом непростые отношения. Но это - ценностные разногласия. Я с уважением отношусь к парламенту. Я считаю, что Кабмин должен работать максимально независимо и нести полную ответственность. Тогда будет правильный баланс и в этом есть рецепт успеха. Андрей видит это себе немного иначе. Я думаю, что это ошибочная стратегия, которая очень быстро создаст проблемы.

ВВС: Насколько велико сегодня влияние Коломойского?

Александр Данилюк: Знаете, я вам скажу, что даже Игорь Валерьевич заинтересован в том, чтобы человек, который имеет конфликт интересов, не дискутировал сейчас. Нынешняя ситуация дискредитирует всех.

ВВС: Насколько высоко сейчас влияние этого человека на украинскую власть?

Александр Данилюк: Ну, а как мы будем это оценивать? На фотографиях он бывает. Сколько там людей? Пятеро. Один из пяти. Я же не специализируюсь на оценке влияния Коломойского. У нас гораздо больше сейчас проблем. Но это та, которая должна быть решена.

О формуле Штайнмайера

ВВС: Как вы восприняли одобрение формулы Штайнмайера в Минске?

Александр Данилюк: Неоднозначно, скажу честно, неоднозначно. Есть несколько проблем. Первое, это то - как происходила коммуникация, как велась подготовка общества. Так не может быть, это создает очень серьезное недоверие, это опасно. И вы видите, что очень быстрой была реакция, в том числе и оппоненты готовились. И к этому тоже надо было готовиться, понимая, что это очень серьезный шаг и его надо объяснять. Здесь были созданы очень серьезные риски.

Относительно самого содержания - то, конечно, здесь есть очень много пространства для интерпретации. А это также огромный риск. Мы до сих пор не можем понять, какая у нас последовательность действий. И вчерашняя пресс-конференция так называемых лидеров непризнанных республик показала, что у них есть свое видение. Когда есть пространство для интерпретации, это означает, что негатив уже взяли, а позитива нет, потому что не достигли конкретных договоренностей.

Был еще один момент, который я почувствовал, когда  ездил на прошлой неделе, кажется, на восток. И там я посетил три участка, где планируется отвод войск (Золотое, Петровское и Станица), чтобы поговорить с военными о том, как они оценивают готовность и ситуацию. Очень был откровенный разговор, они мне показали все места, чтобы я сам почувствовал, что произойдет, если будет отвод в конкретном месте.

Я могу много об этом говорить, но можно указать несколько конкретных моментов. Первое, это то, что у них на фронте - даже не у людей на Майдане - у военных там должно быть доверие к таким решениям, иначе не поймут. Нельзя на это закрывать глаза, надо это доносить, потому что от этих людей зависит это на самом деле.

ВВС: Это есть?

Александр Данилюк: Однозначно, нет. Я этого не почувствовал.

ВВС: Они против отвода? Эти люди, которые там стоят?

Александр Данилюк: Они просто понимают, что если это делать, то, во-первых, зимой это делать сложно, даже опасно, потому что надо двигаться по открытой местности, потому что нет листьев и так далее. Но есть еще другие моменты чисто технические, когда мне показывали, что создаются риски. Другой вопрос - будет ли это способствовать уменьшению потерь на фронте. На самом деле, мы увеличиваем "серую зону", в которой смогут работать и диверсионные группы и снайперы, и это абсолютно не гарантирует ничего и открывает простор для провокаций.

В любом случае, разведение необходимо, с этого все начинается, но надо понимать, что оно не так просто будет происходить, к этому просто надо серьезно готовиться, это отдельная работа. Чтобы люди понимали, почему это делается, как это делается, что это значит для них. Поэтому вчера я это воспринял очень неоднозначно, и я считаю, сейчас должна быть активная работа проведена, чтобы эти неоднозначности исправить, иначе это огромный риск. Я думаю, все вчера это почувствовали.

ВВС: Мы сегодня были в парламенте, там некоторые наши собеседники не исключили, что Данилюк увидел, что пахнет "формулой Штайнмайера" и что могут в случае чего ее  повесить на него. Все-таки вы за сферу нацбезопасности и обороны отвечаете. Ваша отставка как-то связана с этим?

Александр Данилюк: Смотрите, я не буду это комментировать. Единственное, что скажу: риски я видел, и я планировал иметь серьезный разговор с президентом по этому поводу.

ВВС: Но вы его не имели?

Александр Данилюк: Не было времени, поскольку он был в отъезде. У нас эта беседа не сложилась. И это важно. Я все же с ним поговорю по этому поводу.

Фото: Прес-служба РНБО
Фото: Пресс-служба СНБО

ВВС: Кто принимает решение? Сейчас мы слышим только о Ермаке. Такое впечатление, что у него больше рычагов влияния на украинско-российские отношения и на ситуацию с урегулированием, чем у того же Пристайко. И достаточно ли  профессиональной, по вашему мнению, и компетентной является украинская команда, которая сейчас занимается этой проблематикой?

Александр Данилюк: Я персоналии комментировать не могу, это неправильно. Относительно профессиональности команды я скажу так: есть очень серьезный потенциал для ее повышения.

ВВС: Сейчас, насколько мы понимаем, парламент будет разрабатывать законопроект об особом статусе Донбасса. Вы вообще как-то были причастны к этому процессу, какой-то проект существует?

Александр Данилюк: За базу принято то, что уже существует. Он же есть. Если его сильно менять, то тогда, возможно, мы не сможем даже выйти на согласованный текст.

ВВС: Ведутся ли какие-то совещания о принципиальных изменениях законопроекта об особом статусе Донбасса?

Александр Данилюк: У меня была позиция, основанная на определенном опыте построения таких процессов. Я считаю, что Минский процесс - это скорее вопрос национальной безопасности. И этот процесс должен координироваться и находиться под СНБО, это настолько логично, что я даже не хочу об этом говорить.

Нормандский процесс - это дипломатический процесс, и логично, чтобы он был под МИД, внешней политикой. Эту позицию понимал, кстати, и (министр иностранных дел - Ред.) Пристайко. И это логично, потому что не может быть "Минск" продолжением дипломатической линии, это неправильно, это создает серьезные проблемы. Но Администрация (Офис президента - Ред.) решила, что это...

ВВС: Что это все уровень помощника президента?

Александр Данилюк: Администрации, скажем так. Что это уровень Администрации. Ну вот они так решили. Конечно, я должен бороться, но я же понимаю, что это сложный и рискованный процесс. И Роман Безсмертный, когда пошел, то он получил не то что категорическое "нет", но было такое впечатление, что мы еще им должны. Такие вот ошибки - они опасны.

Было ли давление со стороны США?

ВВС: Не можем про Штаты вас не спросить. Вы встречались с адвокатом Трампа Руди Джулиани?

Александр Данилюк: Нет. А почему вы решили, что я должен это комментировать?

ВВС: Вы ездили в США готовить визит Зеленского в составе делегации.

Александр Данилюк: В составе делегации были я, мой международный советник. Это была делегация СНБО. На встречу с Болтоном (советником президента США Джоном Болтоном - Ред.) я пригласил Ермака (помощника президента Андрея Ермака - Ред.) по собственной инициативе.

ВВС: А он отдельно прилетел?

Александр Данилюк: Он прилетел встречаться с Конгрессом.

ВВС: Как частное лицо или с официальной миссией?

Александр Данилюк: Ну, он же советник. То есть у меня была официальная делегация. Я встречался с представителями Совета нацбезопасности, Министерства обороны США и Госдепом. Только официальные встречи, исключительно. Потом было Министерство энергетики, где мы обсуждали все актуальные вопросы нацбезопасности. И поэтому я пригласил Андрея Ермака на встречу с Болтоном, чтобы он понимал спектр вопросов, которые обсуждаются.

ВВС: Вопрос визита Зеленского обсуждали?

Александр Данилюк: Конечно, я обсуждал.

ВВС: Выдвигались какие-то требования?

Александр Данилюк: Нет.

ВВС: Давление какое-то было?

Александр Данилюк: Нет.

ВВС: И речь о деле Burisma не шла?

Александр Данилюк: Нет. Я - National Security Advisor. Это очень серьезная позиция, у нас был сугубо профессиональный разговор. И когда мы говорили о визите, о повестке дня, у нас на самом деле была очень интересная содержательная беседа с Болтоном.

ВВС: Вы в 2015-2016 годах работали заместителем председателя Администрации президента. И именно тогда, по словам бывшего генпрокурора Виктора Шокина, активно шло расследование дела Burisma и, возможно, причастности Байдена-младшего. Вы тогда что-то про это дело слышали?

Александр Данилюк: Нет. Я занимался тогда вопросами финансовой реформы, то есть у меня был экономический блок. Вообще, я даже об этом не знал.

ВВС: Почему вас не включили в состав делегации, когда Зеленский ездил на ООН?

Александр Данилюк: Да, я понимаю, что это выглядело странно, учитывая то, что всех членов американской делегации я знаю. Я был первым украинским чиновником, который вообще встретился с администрацией Трампа, когда я был министром финансов.

Почему не взяли? За этим тоже есть определенная история. Тот факт, что Богдана не было на этой встрече с Трампом, напрямую связан с тем, почему я не поехал в Нью-Йорк. Все. Так у нас строится политика. Я и здесь наступил на свои интересы на самом деле.

ВВС: То есть , это определенная месть?

Александр Данилюк: Я не знаю, месть ли это, или это случайно. Почему-то в пятницу в НАПК вновь открывается старая история. В том-то и вопрос. Ничего не меняется, старые подходы.

Кто-то в эти старые игры играется. Они ни к чему хорошему не приведут.

30 сентября Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции сообщило, что выявило недостоверную информацию в декларациях Александра Данилюка. Якобы Данилюк отметил недостоверные сведения о жилом доме и земельном участке, которые принадлежат ему и члену семьи (жене) на праве общей собственности.

Сумма недостоверных сведений в декларациях за 2015 год и 2016 год, по данным НАПК, составляет более 1,6 млн грн. в каждой.

ВВС: Какие у вас планы, что дальше будете делать?

Александр Данилюк: Я сейчас думаю, у меня есть определенные планы, конечно, есть уже и предложения, но сейчас не надо никуда спешить.

ВВС: Это будет политика, общественная деятельность?

Александр Данилюк: Больше коммерческий сектор.

ВВС: Правда, что вам предлагали должность посла в США?

Александр Данилюк: Обсуждалось это.

ВВС: До этого скандала с Трампом?

Александр Данилюк: Да, конечно.

ВВС: И вы отказались?

Александр Данилюк: Да.

ВВС: Почему?

Александр Данилюк: Это уже другой разговор. Для меня важно то, где я буду эффективен.

Оксана Тороп, Святослав Хоменко



Loading...
Loading...

Редакция не несет ответственности за мнение, которое авторы высказывают в блогах на страницах ZIK.UA

Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.

Loading...