Новости » Экономика 14 августа, 2019, 18:25 блоги
Транзит газа через Украину: Чего стоит ждать и к чему готовиться
Богдан Данилишин
экс-министр экономики Украины

Несмотря на переход летом в отпускную фазу, есть несколько тем, которые являются постоянным генератором новостей – подготовка к работе нового парламента, курс гривны, будущее украинского газового транзита.

Транзитный вопрос – постараюсь кое-что прояснить.

На прошлой неделе информагентство Reuters сообщило, что запуск газопровода Nord Stream-2, который в связи с многочисленными заявлениями руководства «Газпрома» должен был состояться не позже первых дней 2020 года, на самом деле будет отложен на 8 месяцев.

Собственно в отсрочке запуска, скорее всего, не было сомнений даже у «Газпрома», но сейчас был обнародован конкретный срок. А также сумма, в которую «Газпрому» обойдется принципиальная позиция Дании – 660 млн евро (сумма значительная, но не критическая – плановый бюджет проекта составляет 9,5 млрд евро).

Для нас же это означает, что транзитный договор между Украиной и Россией будет. Считаю, что как минимум год России придется поставлять привычные в последнее время объемы газа через Украину – надо понимать, что, если газопровод Nord Stream-2 будет запущен лишь с восьмимесячным опозданием, все равно для выхода на работу на полной мощности уйдет немало времени.

Поэтому я думаю, что транзит российского газа через нашу страну в обычных объемах будет осуществляться не менее полутора лет после начала 2020 года (напомню, что действующий транзитный договор заканчивается 31 декабря 2019 года).

А как же американские санкции против Nord Stream-2, о которых мы слышали в недавнем прошлом, но в последнее время сложилось впечатление, что США ослабили давление? Это не так.

В последний день июля комитет по иностранным делам Сената США согласовал проект нового санкционного пакета, теперь законопроект рассмотрит Сенат и Палата представителей. Санкции будут направлены против компаний, которые производят укладку труб в море.

Но куда болезненнее для «Газпрома» принятые весной поправки к газовой директиве ЕС. Основные проблемы в том, что эти поправки приведут к тому, что Nord Stream-2 будет загружен на половину, при этом «Газпром» обяжут предоставить разрешение прокачивать по ней газ других компаний (половина объема, что осталась), да и единоличное управление проектом запрещено.

Это не приведет к остановке строительства газопровода (в него вложены около 6 млрд евро и степень готовности составляет 70%), не помешает его эксплуатации, но очень серьезно отодвинет сроки окупаемости проекта. Поэтому «Газпром» пытается оспорить поправки к газовой директиве ЕС.

Оператор проекта Nord Stream-2 подал иск в Суд Евросоюза с требованием аннулировать поправки к газовой директиве через, как считает истец, нарушение принципов права ЕС о равном отношении и пропорциональности.

Мотивирует истец свою позицию тем, что поправки к газовой директиве ЕС были подготовлены и приняты с конкретной целью – создать неблагоприятные условия именно для Nord Stream-2, который строится, а для действующих газопроводов, проложенных по морскому дну, в документе ЕС предусмотрены исключения.

Суд ЕС должен будет проверить поправки к газовой директиве на соответствие договорам ЕС и общим принципам права, которые сам суд сформулировал в своей практике.

Пожалуй, здесь проблема для «Газпрома» более весомая по сравнению с американскими санкциями. Сложности могут возникнуть вследствие требования относительно того, что Nord Stream-2 должен управлять независимый от «Газпрома» оператор.

Думаю, что оптимизм приближенных к «Газпрому» экспертов – мол, компания сможет управлять этим «независимым» оператором – чрезмерный. Вопрос приобрел такую остроту и степень принципиальности, что так просто его не решить.

Не менее сложно будет решить и еще один вопрос – дело в том, что право экспортировать трубопроводный газ в Европу имеет только «Газпром», то есть «поставить» на вторую половину объема «трубы» другого транспортировщика российского газа не получится.

Конечно, не все так печально для «Газпрома» – Германия, его основной «газовый партнер» в Европе, не намерена отказываться от поддержки Nord Stream-2. Это неприятно для США, Украины, Польши, Словакии.

Но не удивительно, потому что Германия придерживается в первую очередь своих экономических интересов (пусть Меркель и настаивает, что условием запуска в эксплуатацию Nord Stream-2 будет сохранение транзита через Украину, вопрос в объемах украинского транзита).

Причин так действовать в Германии как минимум две.

Первая причина. Согласно давно задекларированным планам, до 2023 года в Германии должны вывести из эксплуатации работающие до данного момента 9 энергоблоков АЭС (кстати, сейчас они работают с загрузкой в 98%, что красноречиво свидетельствует об их текущей востребованности).

В данный момент удельный вес атомной генерации в общем объеме производства электроэнергии составляет 13-15%. До 2023 года их нужно будет заменить. Потенциал быстрого роста производства электроэнергии из возобновляемых источников энергии в Германии исчерпан – слишком активно вводились соответствующие мощности в последние 3-5 лет.

По некоторым оценкам, Германии придется чуть ли не в 2 раза увеличить потребление газа в энергетике. Конечно, это говорит о том, что не будут простаивать ни терминал по СПГ, который на то время будет возведено в Заарбрюгге, ни украинская ГТС. Но основной объем прироста планируется обеспечить именно благодаря Nord Stream-2.

Вторая причина. В Германии газ потребляет не только энергетика, но и промышленность. В попытке придать большую динамику экономике немцы берут пример с США. В Штатах за счет резкого увеличения добычи сланцевого газа было создано избыток «голубого топлива» на внутреннем рынке.

Это обрушило цены на топливную составляющую в промышленности США, поскольку низкая цена газа «потянула» за собой цены ряда других энергоносителей (а также создала возможность экспорта сжиженного природного газа – сланцевый используется в Штатах, а высвободившаяся часть газа традиционной добычи используется для поставок за рубеж).

Снижение расходов в промышленности США, в свою очередь, дало возможность увеличить конкурентоспособность американской продукции. Но в Германии своего газа нет. Поэтому немцы используют американскую стратегию с поправкой на это – они создают дополнительные способы поставки газа в страну.

А, поскольку Германия является исключительно платежеспособным контрагентом, многие поставщики будут бороться за ее газовый рынок. И создадут избыток газа, который обусловит снижение его цены для немецкой промышленности, что станет фактором повышения конкурентоспособности ее продукции. Для этого и строятся терминалы СПГ (газ из США, Катара, Австралии), газопровод Nord Stream-2.

Причины действий Меркель исключительно прагматичные – побольше газа из разных источников с разными маршрутами поставки. При такой диверсификации еще и создается возможность маневрировать и давить на поставщиков, требуя снижения цены. А если не будут соглашаться снизить цену – перекроют поставку.

А что же Украина? Мы, к сожалению, объект этих «газовых» разборок. В краткосрочном аспекте ясно, что «Газпрому» придется заключать договор с «Нафтогазом Украины» на период после 31 декабря 2019 года – 1,5-2 года через нашу ГТС придется прокачивать 50-65 млрд куб. м газа (годовой объем).

Поэтому Россия будет давить на Украину, чтобы принудить к заключению краткосрочного транзитного договора. В этом ключе – и раздача паспортов жителям Донбасса, и ограничения на поставку различных видов топлива. Вполне возможно и военное обострение на Донбассе.

Что касается более долгосрочного аспекта. До момента, когда Nord Stream-2 сможет эксплуатироваться на проектную мощность, Меркель совсем немного останется быть канцлером Германии (парламентские выборы там пройдут в сентябре 2021 года).

Не факт, что Меркель будет также упорно отстаивать необходимость сохранения хоть какого-то объема транзита через Украину. И придется нам искать – чем заместить несколько миллиардов долларов, которые госбюджет Украины перестанет получать после снижения транзита до минимальных значений (вообще без транзита в 10-15 млрд куб. м России не обойтись, потому что для стабильных поставок газа в Европу необходимо привлечение украинских ПХГ).

Обидно, что это было ясно несколько лет назад – для Путина является принципиальным вопрос минимизации транзита газа через Украину – но никто и не думал позаботиться об этой проблеме. Поэтому 1,5-2 года, что остались, необходимо посвятить поиску источника хотя бы частичной компенсации.

Оригинал на странице Богдана Данилишина в Facebook

Редакция может не соглашаться с мнением автора.

 

Редакция не несет ответственности за мнение, которое авторы высказывают в блогах на страницах ZIK.UA.

* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2019-09-18 00:05 :16