Новости » Львов 106 Читати новину українською

Покоритель самого себя Роман Городечный: Поход в политику – это для меня очередной Эверест

Покоритель самого себя Роман Городечный: Поход в политику – это для меня очередной Эверест

Роман Городечний – человек, что называется, на слуху: в прошлом году именно он стал первым львовянином, который выбрался на самую высокую гору мира – Эверест. 39-летний альпинист является также успешным бизнесменом, его компания входит в ТОП-5 налогоплательщиков Львовщины. Более того, Роман намерен попробовать себя в политике – баллотироваться в Верховную Раду, говорит – «дам возможность людям зарабатывать деньги».

Итак, журналист ИА ZIK пообщался с Романом Городечным о его жизни, бизнесе, любви к горам и о возможном походе в политику.

Господин Роман, после своего прошлогоднего похода на Эверест, вы стали популярным львовянином. Однако многие люди не знают вашей биографии. Расскажите свою историю: кто ваши родители, где учились, чем интересовались?

– Я коренной львовянин с Левандовки, где прошли мои «веселые» 90-ые. Тогда было сложно все и мы не были исключением. Я родился в семье простых учителей. Мой папа – учитель физики, а мама – учительница информатики. Поэтому я знаю, что такое, когда в холодильнике мышь повесилась. Для меня это стало очень сильной мотивацией, вырваться из таких условий.

Я закончил школу №67. Многие мои учителя до сих пор там работают. Стараюсь им помогать, потому что это идейные люди, которых, по моему мнению, осталось очень мало в образовании. Я не получил золотую медаль, потому подрался с учителем допризывной подготовки юношей. За хорошую оценку он требовал от нас водку и сигареты. Я был принципиально против этого. Сначала произошла словесная перепалка, а потом это переросло в махание кулаками. Далее было обучение в «Львовской политехнике» на факультете Метрологии, стандартизации и сертификации. Эта наука учит точности измерения чего-либо. После вступления нам рассказывали, что за нами будет очередь, что сразу после третьего курса сможем пойти на таможню, потому что мы очень нужны специалисты. Ни дня не работал по специальности. Почему пошел туда учиться? Честно, так получилось. Когда-то моя мама работала на той кафедре в деканате. Поскольку денег у нас не было, то пошел учиться туда, куда получалось. Однако я не жалею. Институт – это, прежде всего, общее развитие, а также контакты, которые ты получаешь на всю жизнь, например, мой ближайший друг и кум – это однокурсник с которым вместе сидели на парах.

Всегда был инициативным человеком

Роман Городечний
Роман Городечний

Понятно. Насколько мне известно, вы успешный бизнесмен, наверное, очень рано стартовали?

Да. До третьего курса я учился очень хорошо, у меня не было никаких, как говорят, «залетов в обучении». И потом с товарищами мы открыли рекламное агентство и, соответственно, успеваемость в учебе резко упала. Однако не жалею, потому что пока другие заканчивали институты, я получил уже практический опыт и этот запас времени позволил быстрее сверстников встать на ноги.

Всегда был инициативным человеком, никогда не мог просто так сидеть на месте, имел и до сих пор имею некий внутренний «энерджайзер». Для меня хуже, когда ничего не происходит, лучше уж иметь много проблем из-за большое количество «движений». Спокойный быт, застой и тишина – это не мой формат жизни.

Лучшим опытом в бизнесе для меня стало открытие компьютерного клуба. Я никого не знал, не имел никаких контактов и вообще не понимал, как это работает. Взял и начал. Впоследствии была также сеть химчисток, строительный бизнес. Сейчас это несколько направлений работы.

Мне удалось собрать мощную команду людей. Начальник отдела логистики нашей компании – это бывший курьер, который работал со мной, когда еще занимались компьютерным клубом. Главный бухгалтер – это моя одноклассница. Она во всех моих компаниях вела финансовый учет. А с заведующим складом я знаком 18 лет, нас свело вместе увлечение баскетболом. У меня несколько таких людей, которые идут со мной на протяжении всей жизни и это те люди, которые формируют команду. Доверие является максимальной, так как я понимаю, что один в поле не воин. Я среди ночи приеду на помощь, если, не дай Бог, что-то произойдет у кого-либо из них.

У вас есть семья? Не планируете переезжать?

– Я очень рано первый раз женился. Мне был 21 год. Сейчас у меня второй брак и трое детей. Никуда уезжать из страны не собираюсь, хотя предложений немало. Я всегда прислушиваюсь к своим внутренним ощущениям, сейчас мне комфортно во Львове. Я люблю гулять по этому городу, потому что всегда можно встретить знакомых. Здесь и люди как-то по-европейски относятся друг к другу. Киев – это такой деловой муравейник. Да, там есть деньги, есть влиятельные контакты, но Львов для жизни гораздо комфортнее. Однако сейчас начинаю понимать, что город задыхается в пробках.

Так что было вашей мотивацией, чтобы достичь успеха и стать успешным человеком, пустой холодильник в детстве?

Фото: Роман Городечний
Фото: Роман Городечний

– Пустой холодильник стал первым толчком, чтобы поставить цель преодолеть бедность. Потом я говорил себе, что когда буду зарабатывать 10 тыс. грн в месяц, то буду самым счастливым мужчиной в мире. Впрочем, как и большинство, я не понимал на тот момент, что чем больше зарабатываешь – тем больше тратишь. Соответственно, этот баланс всегда на грани, потому что расходы превосходят доходы, поэтому надо уметь найти правильное соотношение. Есть немало историй, когда, не освоив эти навыки, большие деньги приводят к суициду. Мои товарищи, которые имеют отношение к Буковелю, рассказывали, как люди с зарплатой, условно говоря, 100 долларов в месяц, получали миллион долларов за землю от киевских ребят. В 90% случаев это заканчивалось трагически, потому что люди, которые не привыкли к таким деньгам, начинают тратить их на дорогие машины, казино, алкоголь, наркотики и так далее. А потом те деньги быстро заканчивались, потому что их никуда не вкладывали. У людей начинается моральный кризис, потому что они уже привыкли к такому образу жизни.

Так горы избавляют вас от таких соблазнов?

– Действительно, меня спасают горы. Это, прежде всего, мой антидепрессант. Это также великая философия жизни.

Горы подходят моему стилю жизни

Фото: Роман Городечний
Фото: Роман Городечний

– Как горы появились в вашей жизни и стали занимать такую заметную роль?

– Скажу откровенно, горы появились в моей жизни случайно. Моя бабушка работала на базе в Гребенове (Карпаты). В детстве я каждое лето проводил там время. Горы не высокие, но мы любили туда лазить.

Уже в зрелом возрасте перед Революцией Достоинства я познакомился с Артемом Суриным. Это такой парень из Киева, который организовал компанию активных людей, которые любят формат непляжного отдыха. Сидели мы с ним как-то, что-то обсуждали, и он рассказал о планах поехать на Килиманджаро. Я удивился и захотел узнать больше. Он говорит: «Слушай, Ром, у тебя вряд ли получится, потому что мы для этого полгода готовились и тренировались». Тогда меня это задело. Сам себе сказал: «Как так у меня не получится? Все получится!» И я также вызвался. Уже через 10 дней мы были в Танзании и штурмовали самую высокую точку Африки – Килиманджаро. Она высотой более 5800 м. Эта гора, кстати, довольно трудно мне «зашла», потому что я не понимал, что такое высота, что такое кислородное голодание. Когда поднимался на Килиманджаро, то говорил себе, что в горы больше ни ногой. Тебе тяжело, тебя тошнит и дико болит голова. Темно, холодно и ты не видишь, куда идешь, нет никакого комфорта. Однако, когда ты победил себя, поднялся, увидел то величие, то, наконец, снова хочешь в горы. Альпинизм соответствует стилю моей жизни. Это постановка цели и ее достижение. Когда я спускался вниз с Килиманджаро, то уже думал, на какую гору пойду дальше. Так всегда, сначала думаешь: ну для чего это все? И на вершине, когда делаешь этот вдох и понимаешь, что победил свою лень, страх и другие вещи, которые тебя сдерживают, ты точно знаешь ответ на этот вопрос. И самым трудным после спуска становится ожидание, когда снова сможешь подняться в горы. Кстати, признаюсь, у меня Говерла была только после Эвереста, это был благотворительный поход.

Горы стали вашей зависимостью?

– Конечно, горы – это моя адреналинозависимость в хорошем смысле этого слова. Кто-то отгораживается от внешних проблем алкоголем, кто наркотиками или чем-то другим. Поездка на пляж мне не позволяет расслабиться, ты все равно все время в телефоне, что-то решаешь и куда-то звонишь. Мне помогают обновить себя горы, там ты вне зоны и полностью принадлежишь только себе. Горы позволяют тебе побыть самим собой и это непросто.

Сколько гор вы покорили? Каждая из них стала особенной?

Роман Городечний із львівським прапором на горі Аконкагуа
Роман Городечний с львовским флагом на горе Аконкагуа

– Килиманджаро, Кала-Патхар, Монблан, Пик Меру, Аконкагуа, Эверест. Это шесть высоких гор. Неправильно говорить «покорил», всегда стараюсь объяснить людям, что гору вы не покоряете, а всходите на нее. Покоряете вы разве самого себя. Нет логики в том, чтобы пойти на риск, отказаться на некоторое время от комфорта, заплатить за это много денег. Это внутренне иррационально. Обычный человек этих вещей не поймет. Надо морально дорасти до этого этапа. Это очень специфическое хобби.

Когда меня спрашивают, особенно бизнесмены, для чего я это делаю? Я прошу их представить себя в 60 лет. Что вы будете рассказывать своим внукам? О совещаниях в офисах? О корпоративные поездки, где все напились в ресторанах? Это же не интересно! А вот рассказывать своим внукам о схода с Эвереста, как спасли человека – это гораздо интереснее слушать, чем те банальные вещи, которые происходят каждый день. К тому же, каждую секунду мы становимся ближе к смерти. Это факт и целая философия. И вопрос не в том, как долго твоя жизнь будет длиться, а насколько оно насыщено, насколько интересны события вокруг тебя происходят и кто тебя окружает? В горах случайных людей не бывает.

Каждая гора особенная, но есть горы, на которые я бы не возвращался. Мне очень тяжело дался Монблан, нас из группы поднялось лишь четверо. Хотя ее высота не слишком большая, но мы попали в такие перипетии, что это было моё одно из самых рискованных приключений.

Ответственности меня научили родители и Левандовка

Фото: Роман Городечний
Фото: Роман Городечний

Истек год после восхождения на Эверест, какие новые планы связаны с горами?

– После Эвереста я погрузился в бизнес и социальные проблемы. Сейчас опять трудно вырваться в горы. Взялся за много проектов, а это ответственность. У меня очень обострено это чувство. Ответственности за свои слова и поступки меня научили родители и Левандовка. У нас на районе было четко: если ты сказал и не сделал – то получил в нос.

В апреле сорвалась экспедиция на Макалу. Сейчас работаем над одной идеей: хотим сделать украинскую экспедицию на гору К2 для людей, которые были на Эвересте. К2 – вторая вершина мира, высота достигает 8611 м. Она имеет очень интересный маршрут, который гораздо тяжелее, чем на Эверест, и, соответственно, процент смертности там также намного выше. Если на Эвересте побывало более семи тысяч человек, то на К2 даже одной тысячи не было. Кроме того, это Пакистан – довольно специфическая страна, где нет такого сервиса. Это страшная гора для альпинистов. Также она опасна с точки зрения схода лавин. Планируем восхождение на лето 2020 года. А на осень пытаюсь организовать поход на 10 дней в базовый лагерь Эвереста для семейных пар, которые прожили вместе пять и более лет. Для многих семей совместная жизнь становится бытовой и не такой яркой. В горах люди заново начинают влюбляться в свои половинки. Это очень интересно. Люди видят, как ведут себя их партнеры в экстремальных условиях и начинают лучше их чувствовать.

Горы – это проверка твоей адекватности

Роман Городечний на Евересті
Роман Городечний на Эвересте

А были ли неудачные восхождения? Насколько знаю, поэтому очень важен расчет сил не только на підйом, но и на спуск.

– Было одно неудачное восхождение на Эльбрус. Гора имеет примерно 5600 метров, и мы дошли только до 4900 метров. Тогда мы развернулись вниз, потому что изменилась погода. Горы – это проверка на твою адекватность. Есть люди, которые хотят любой ценой взойти на гору, не рассчитывая силы на спуск, который более энергозатратный. Надо распределить свои силы таким образом, чтобы 30% потратить на подъем, а 70% – на спуск.

Горы очень сильно меняют. Вы по-другому смотрите на мир и людей, которые вас окружают. Чем ближе вы к смерти, чем больше вы ее чувствуете, тем больше вы цените жизнь и те, казалось, элементарные вещи, которые мы не замечаем, потому что не понимаем их ценности.

Меня приглашали многие партии 

Господин Роман, довелось прочитать, что и вы планируете баллотироваться в Раду как самовыдвиженец от Червонограда. Хотелось бы узнать так ли это и каково ваше отношение к политике?

Окончательно для себя не решил, но чувствую, что готов к этому. Мне очень противно смотреть на политиков, которые начинают рассказывать о светлом будущем, хотя некоторые депутаты не отличают НДС от ДТП. Задуматься над участием в выборах меня побудило сочетание нескольких вещей. Говорю откровенно, здесь нечего скрывать. Мне интересно, потому что это что-то новое. Я бы хотел изменить саму стилистику политики. Очень многии партии приглашали меня к себе в списки по мажоритарке, но я сказал, что ни к кому не иду. Если решу баллотироваться, то как самовыдвиженец. Я прекрасно понимаю, что любая партия имеет руководителя, который говорит: мы бежим туда, скачем вот так стоим вот так. Это не моя позиция. Никогда ни на кого не работал, только на себя, всегда имел свое мнение и был революционером в ломке старых систем. Для меня политика – это попытка изменить что-то конкретное в определенной области.

Я размышляю над тем, чтобы идти в политику от Червонограда. С проблемами города и района я ознакомился, когда начал там строительство. В начале многие говорили, чтобы я не лез туда, потому что ничего не получится. Я взял старую недостроенную советскую поликлинику, где было много негатива. Там собирались дети и часто травмировали себя. Сейчас, я считаю, что это наиболее европейская здание в Червонограде. Оно называется «Экопарк» – современное и комфортное жилье. Первые две секции жилого комплекса уже на 80% завершены: проведены коммуникации, установлены лифты, двери и можно зайти и посмотреть. Это здание для меня стало еще одним Эверестом, даже тяжелее настоящего. Потому что много негатива услышал на старте, что, мол, мы собираем деньги, украдем их и сбежим, что ничего не получится. Однако мы это сделали, а также воплотили в жизнь много социальных проектов, о которых я никому не рассказывал. Это было мое личное желание сделать что-то хорошее и без лишней огласки. Поэтому, если говорить о походе в политику, то у меня здесь сочетаются два момента. Первое – мне хочется сделать Червоноград совсем другим городом, чем он есть сейчас и это реально. Пока что Червоноград не решает суть своих проблем, а их результат. А второй момент – мне хотелось бы после себя оставить весомый след в истории, потому что в гробу карманов нет, память о человеке живет за счет того, что он сделал в течение жизни.

Сделать Червоноград и Сокаль привлекательными для инвесторовв

Фото: Роман Городечний
Фото: Роман Городечний

Почему именно решили строить современное жилье в Червонограде и как именно планируете изменить этот город к лучшему?

– Это был целый ход событий. Купили в Червонограде объект, чтобы разобрать его на строительные материалы. Однако впоследствии у меня появилась идея что-то там построить. Все меня отговаривали, но, в конце концов, удалось это сделать. Мы еще ничего плохого не сделали, только оградили территорию для строительства, и нам сразу начали предъявлять, что мы аферисты. Хотя сейчас мнение у людей изменилось, когда увидели результат.

Червоноград, недобудована поліклініка
Червоноград, недостроенная поликлиника
Червоноград, недобудована поліклініка
Червоноград, недостроенная поликлиника
ЕкоПарк
Экопарк

Политики во всех цветах своих партий говорят то, что хотят услышать люди, то есть они популисты. Это совсем ничего не имеет к реальному положению дел. Нельзя поднять пенсию в пять раз, потому что те деньги надо откуда-то взять, везде есть закон сохранения энергии. Это проблема нашего политика. Поэтому у меня есть конкретных два-три пункта, которые хочу выполнить. Не стремлюсь изменить всю страну, потому что понимаю, что сам этого не сделаю, это нереально и надо видеть вещи такими, какими они есть. У меня есть три пункта, чтобы Червоноград начал жить по-другому, чтобы люди не уезжали оттуда. Да, у меня прямой интерес, этого я не скрываю. Мне надо, чтобы люди там покупали нормальное жилье. Люди подходят ко мне и говорят: «Класс, нам подходит квартира! Все очень качественно, очень по-европейски, хорошая планировка и место, река рядом, но у нас нет возможности купить квартиру». Поэтому моя задача, как возможного депутата от Червонограда, сделать так, чтобы люди имели такую возможность, то есть направить поток финансов в этот район. Не дать им гречку на выборы, а дать им удочку, которой они смогут сами наловить себе рыбы. Дать людям возможность зарабатывать деньги. В Червонограде есть два типа «олигархата»: контрабандисты и те, кто наживается на угле, то есть его перепродаже. Основная же масса людей живет на грани. Я хочу, чтобы капитализация Червонограда выросла, тогда все бизнесы, которые есть у людей, вырастут в цене. Как только город станет привлекательным для инвестиций, то все будет классно. Червоноград и, конечно, Сокаль, который тоже достаточно интересный город. Мне не нравится, что в сравнении с другими районами Львовщины, Червоноград и Сокаль отстают больше всего.

Хочу, чтобы Червоноград перестали считать депрессивным

Роман Городечний
Роман Городечний

Привлекательными для туристических или индустриальных инвестиций?

– Сомнительно, что можно сделать Червоноград и Сокаль туристическими. Поэтому я говорю об индустриализации. Этот регион имеет очень правильную логистику, там есть что развивать, присутствует также человеческий потенциал. Работники могут вернуться из-за границы. Я спрашивал у людей, если им дадут зарплату в 20 тыс. грн, то они готовы здесь жить и тратить деньги. Поэтому моя основная цель – это сделать Червоноград и Сокальский район интересными для инвесторов. Как только туда придут люди с деньгами и им будет интересно инвестировать, то все наладится. У меня есть идея, как это сделать.

Я люблю провокационныо будоражить публику. Развесил билборды с «Экопарком», на которых написано: «Хочу, чтобы Червоноград перестали считать депрессивным городом». Мне тогда посыпалось много звонков и сообщений, как мы посмели? Это меня раздражает, потому что люди сами понимают, что так на самом деле и есть, но на публику говорят: «Как он посмел такое сказать?» Есть проблема и надо ее признавать, а не завуалировать. Дроны в мире уже доставляют еду, а у нас в центре Европы гибнут двое шахтеров на рабочем месте. Или почему в Червонограде вода цвета Fanta?

А мы рассказываем о каких-то высоких материях. Не будут люди думать об этом, если у них нет элементарных вещей. Я считаю, что нельзя строить дом с третьего этажа. Дом строят с фундамента. Есть основные вещи: нормальная зароботная оплата, достойные условия жизни, в частности, экологические стандарты, чтобы комфортно было, а только потом можно двигаться дальше. А у нас все всегда с другой стороны начинают делать. Беда в том, что наш политикум научился говорить то, что люди хотят слышать. Меня также спрашивали, как я буду вести диалог с шахтерами? По моему мнению, прежде всего, заработная плата шахтеров не соответствует тому риску, на который они идут. То есть надо искать инвестиции, чтобы увеличить их зарплаты и не давать тех вымышленных льгот в виде несчастных украинских санаториев. Нужно давать деньги, чтобы человек сам решал, куда он хочет поехать отдохнуть. Столько было сказано про шахтеров Львовщины, а люди снова гибнут. Политики приезжают и делают на смертях пиар.

Политика – это очередная гора для меня

Значит, вы таки пойдете в политику? Наверное, люди к вам обращались с этим вопросом?

– Идти или нет в политику для меня до сих пор открытый вопрос. Понимаю, что мне придется изменить свой стиль жизни, к которому уже привык. Для меня всегда основным в жизни была свобода действий: я никому ничего не должен, сам принимаю свои решения и сам за них отвечаю. Попробовать себя в политике меня просили люди, в частности, и моя теща, которая сказала: «Рома, ты же никогда ничего плохого не сделал, так иди пробуй». Примерно в таком формате рассматриваю это. Однако сомневаюсь, потому  что я люблю на месяц уходить в горы, а бизнес налажен так, что не обязательно мое присутствие, у меня надежные партнеры и я не волнуюсь за это. А здесь, когда будут говорить что, куда и как – это тяжелый момент для меня. С другой стороны, мне хочется изменить политическую картину. Как и горы – это вызов для меня. Я настроен пойти в Верховную Раду на один срок. Если идти на дольше, то должна быть очень большая поддержка людей, которые дают свою квоту доверия. Насколько я знаю и вижу по депутатам, то они отрываются от земли, когда идут на второй срок. У них начинаются «барские замашки», типа это моя вотчина, привыкают к этому. Это выглядит очень неправильно.

Цели депутатов и общины должны совпадать

То есть, повозвращаясь к вашим словам о сочетании различных целей, то, на сколько я понимаю, депутат имеет больше шансов выполнть свои обещания в том случае, если его бизнес-цели совпадают с общественными интересами?

– Конечно, это лучший вариант, от этого могут выиграть все. Впрочем далеко не всегда бизнес и социальный сектор пересекаются непосредственно. В то же время, именно от развития среднего класса зависит благосостояние незащищенной части населения, ведь именно среднее звено в развитом обществе обеспечивает наибольшие поступления в бюджет и создает рабочие места. Поэтому я за то, чтобы в политику шли люди, которые смогли что-то создать, понимают, как это работает и как делать, а не «голые-босые», которые всю жизнь в кабинетах просидели, поэтому совсем оторваны от реальности. Дадут такому «честному» взятку в 10 тыс. долларов и он их сразу возьмет, потому что в жизни таких денег не держал. Недавно общался с одним чиновником, который признался мне: «Ром, я не до конца уверен, что если мне дадут 100 тыс. долларов, положат на стол, я их не возьму». Теория и практика – это совсем две разные вещи.

А вы бы взяли сто тысяч долларовв за то, чтобы толькое нажать на кнопку?

– Уверен, что не взял бы 100 тыс. долларов. Знаете, в 2009 году я с больших заработков упал в ноль, но поднялся во второй раз, вылез из той ситуации. Поэтому меня большими деньгами не заманишь. Я зарабатываю свои деньги честно и сплю спокойно.

То есть люди с деньгами имеют меньше соблазнов в политике?

– Бизнесмены с деньгами имеют меньше соблазнов, хотя и не имеют соответствующего опыта. Всегда надо понимать, каким образом ты хочешь внедрять изменения, изучить методику и математику работы. Я прошел путь от простого предпринимателя, и сейчас наша компания вошла в ТОП-5 налогоплательщиков Львовщины. Я понимаю все процессы от начала до конца.

Наша политическая элита – это партократы

Какие партии предлагали вам пройти по мажоритарке? Как вы относитесь к тому, что бизнесмен и шоумен Владимир Зеленский стал президентом Украины?

– Ко мне приходили люди Зеленского с предложением возглавить этот округ. Считаю, что это нормально, потому что это политическая борьба. Свою задачу вижу в правильной коммуникации между всеми политическими силами, чтобы получить лучший результат и выгоду для Червонограда и Сокаля. Может ли быть такой человек, как Зеленский, президентом? Однозначно может. Мне нравится, что он человек не из системы. Вся наша политическая элита – это партократы, которые держатся за должности и меняют цвета партий. Да, Порошенко мне очень импонировал, с точки зрения его опыта. Однако Львовщина, кстати, в основном голосовала не столько за Петра Порошенко, как за председателя ЛОГА Олега Синютку. Лично я голосовал за него, за ту работу, которую он сделал на Львовщине. Это человек, который просто работает на идею.

Не боитесь, что после парламентских выборов вся власть сосредоточится в руках одной группы людей?

– Уверен, что Львовская область в этом плане точно выделяется из общей массы. Мои друзья из Днепра боятся узурпации власти. Они понимают, если вся полнота власти на всех ветках сосредоточится сейчас у одной группы людей, то ситуация может измениться не в лучшую сторону. Когда у нас в компании проводили обыски, приезжали люди из Киева, то активисты и журналисты приходили поддержать нас. Мы решили эту ситуацию, и потом следователи сами убегали от нас. Поэтому на Львовщине точно все будет по-другому.

Каково ваше отношение к внешней политике Украины и вооруженному конфликту с Россией?

– Что касается внешней политики, то однозначно, что все наши территории надо возвращать. Еще с Левандовки такую фразу запомнил, что в борьбе хулигана и интеллигента – всегда выигрывает хулиган, потому что он перестроит ситуацию в свою силовую форму. Меня возмутило, что когда был оккупирован Крым и происходил захват Донбасса, Европа и США только постоянно говорили: «Мы глубоко обеспокоены». Это для меня фальшь. Лучше честно сказать, что мы ничего не можем сделать, ребята, решайте сами свои проблемы, у нас нет возможности, потому что надо в Россию продавать машины или какие-то другие товары, ведь это наш большой партнер. Для меня эта ситуация стала показателем, что большая политика решается за кулисами, в кулуарах.

Имеете политиков, на которых хотели бы равняться?

– У меня нет политических идеалов. Никогда не делал себе кумиров. Хотя нет, есть у меня кумир в альпинизме – это мой тренер, которому 72 года. Он бежит 10 км и я не успеваю за ним. Это считаю показателем. Он легенда альпинизма. Если в баскетболе есть Джордан, то в альпинизме – это Бершов. Отношусь к нему с большим уважением.

Роман Городечний та Сергій Бершов
Роман Городечний и Сергей Бершов

Человек практики, а не теории

Вы сказали, что возможно депутатство может ограничить вашу любовь к горам... Как с этим будете справляться?

– Не собираюсь хоронить себя в стенах ВР. Это не самоцель для меня, в любом случае – пройду или нет – это не изменит кардинально вектор моей жизни. Жена говорит, что мне будет трудно, поскольку даже поездка куда-то может вызвать большое внимание. Я человек практики, а не теории. Почему 90% никогда не поднимутся на Эверест? Потому что они никогда даже не попытаются. Очень важно уметь сделать этот первый шаг, который выглядит нелогичным. Когда принял решение идти на Эверест, то первое, что сделал – написал об этом в Facebook. Для себя это важно, чтобы не было куда отступать. Сначала о моем походе в политику говорили в шутку. Однако сейчас я увидел интерес общества, доверие людей и их поддержку, это очень приятно.

У людей старой системы есть одна беда: они пытаются съесть больше, чем могут. На пяти машинах одновременно ездить не получится. Чиновники часто приобретают себе 5 машин, 10 яхт и никогда этим не пользуются. Знаю очень многих людей из государственной сферы исполнительной ветви власти, которые, например, дальше Бобрки никогда не ездили, но под паркетом миллионы долларов прячут. Это настолько ограничивает, люди не живут. Немало таможенников в 40 лет заработали инсульты и инфаркты. Деньги дают тебе только определенную свободу передвижения и возможности, то есть делают свободным. Однако некоторых людей деньги, наоборот, ограничивают. Часто чиновники заврались настолько, что боятся показать свй достаток, понастроили заборов и сидят в своих крепостях. В Европе люди в 40 лет живут и наслаждаются, а у нас эта «элита» боится показаться, потому что их могут в любой момент накрыть. Власть – это тоже наркотик. Много людей попали туда с интеллектом ниже среднего.

А как насчет рекламы. Планируете ли вкладывать средства в свои плакаты?

– Больших денег в свой пиар и рекламу инвестировать не буду. У меня есть понимание с точки зрения «Экопарка». По сути, я лицо «Экопарка». Люди видят его и понимают, что это Роман Городечный. Не буду никому обещать золотые горы. Я не изменю жизнь тех людей, которые только сидят на диване, пьют пиво и смотрят телевизор. Это беда нашего общества, мы ждем, когда кто-то новый придет и уже завтра все автоматически изменится к лучшему. Так не бывает. Если ты сидишь и ничего не делаешь, то ничего не изменится. Я дам возможность людям, которые этого хотят, зарабатывать деньги. Таково мое задание. Повторюсь, у меня есть четкая цель – сделать Червоноград и Сокаль интересными для инвестиций. Мы ведем переговоры с экономистами, у меня есть два-три законопроекта, которые я хочу провести в ВР.

Страну строят люди, а не партии

Фото: Микола Тис/ZIK
Фото: Николай Тыс/ZIK

Допустим, у вас не получится попасть в Раду, что тогда?

– Задавал себе этот вопрос и пришел к выводу, что ничего страшного не будет. Я не живу для того, чтобы работать, я работаю для того, чтобы жить. Хочу дальше путешествовать, ходить в горы, проводить время с семьей. Политика – лишь один из моих проектов. Если получится – буду упорно работать в этом направлении, если нет – есть другие дела и планы.

И последнее. Можете ли вы четко сказать, что за Романом Городечным никто не стоит? Я имею в виду крупные политические силы и олигархи?

– Это правда, за мной никто не стоит. У меня были моменты, когда было очень много денег, и моменты, когда я был должен их очень много. Однако мое отношение к окружению от этого не менялось. Кем бы ты не был – всегда оставайся человеком. Это основной принцип моей жизни. Очень боюсь, что обо мне скажут, будто я «зажрался». Это у меня моральный страх, потому что видел таких людей и понимаю, чем оно все заканчивается. Страну строят люди, а не партии. Именно этот лозунг хотел бы донести до людей. Для меня это еще один Эверест, невероятный вызов. Чувствую, что готов к этому.

Разговаривал Юра Мартинович,
ИА ZIK

Читайте также: Мажоритарка на Львовщине: кто против кого

 

Читайте больше новости о: выборы


Реклама

Если ваша любимая бытовая техника вышла из строя, вам нужна замена запчастей, то их вы можете посмотреть тут. Большой выбор оригинальных запчастей по доступным ценам.

загрузка...
загрузка...

Редакция не несет ответственности за мнение, которое авторы высказывают в блогах на страницах ZIK.UA

Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.

Loading...