Новости » Львов 14 июня, 2019, 17:35
Валерий Середа: В чем бездействие полиции – в том, что мы не выполняем чьи-то прихоти?

Протесты против городского председателя Львова Андрея Садового в конце мая начались мирной акцией, а завершились штурмом здания городского совета и агрессией против городских чиновников. Сейчас эти происшествия расследует полиция, к работе которой в этой ситуации много вопросов как от чиновников, так и от авторитетных львовян, журналистов.

Как отреагировала полиция? Оправдана в мирном Львове агрессия и штурм государственных органов? Активисты или псевдоактивісти? Начальник ГУ Нацполиции Львовщины Валерий Середа ответил на вопросы корреспондента ИA ZIK.
 

Как отреагировала полиция на события во Львовском городском совете 24 мая (когда активист Иван Спринский облил какой-то жидкостью двух чиновников) и 29 мая (когда активисты сломали входную дверь и ворвались в помещение городского совета, тоже было сообщение о пострадавших)? Напомню, что после этих событий городской голова сделал несколько заявлений и отправил письма к руководству МВД и СБУ «относительно бездеятельности правоохранительных органов на бесчинства псевдоактивистов, которые дестабилизировали работу мэрии и угрожают работникам городского совета».

– Полиция реагирует только в пределах, установленных законодательством Украины. Возьмем события 24 мая. Если говорят, что это псевдоактивисты, так почему им разрешили находиться на исполкоме... Поступок, который был со стороны активистов (обливание чиновников неизвестным веществом, – ZIK) квалифицировано как хулиганство. Открыто уголовное производство по ч. 2 ст. 296. Сейчас проводятся соответствующие следственные действия, опрашиваются люди, назначен ряд экспертиз. Одна сторона заявляет, что облили веществом, которое нанесло вред здоровью, другая сторона говорит, что это была простая краска, которой рисуют дети, которая не могла вызвать повреждений. Следователи смогут принимать решения, имея какую-то доказательную базу. Я не политик, не могу делать политические заявления. Мэр называет людей преступниками, хотя это может сделать только суд. У нас правовое государство. Мы должны иметь доказательства, чтобы суд определил, это преступник и вынес наказание.

То есть, пока не установлено, что за жидкость была вылита?

– Сейчас нет. Назначены экспертизы.

Установлены ли телесные повреждения, полученные должностными лицами Львовского горсовета?

– На данный момент находятся на лечении. Назначены судебно-медицинские экспертизы. Согласно информации из больниц, там есть повреждения, но врачи пока не могут озвучить нам информацию о сложности телесных повреждений, причиненном ущербе для здоровья. Они пишут общие диагнозы в связи с тем, что люди еще находятся на лечении. После лечения они будут проходить экспертизы. Следователь – не медик, а юрист. Поэтому предусмотрено привлечение экспертов, специалистов.

Такие события во Львовском горсовете были заранее спланированы? Что вам известно об этом?

– Думаю, это не был спланированный вариант. Была заявлена мирная бессрочная акция протеста. Ряд общественных организаций, активистов устроили под горсоветом палаточный городок. Сотрудники мэрии, в том числе городской председатель, заявляют, что видели в этом риски, что в их сторону были угрозы. Однако, никаких обращений в полицию по поводу угроз не было. Мэр мне звонил, когда я был в отпуске. Мы пообщались. Он сообщил, что у него есть информация о том, что 27 мая что-то может быть. Мы тогда сделали дополнительный расчет сил и средств – 27 мая никаких действий от активистов не было. Я сообщил мэру, что мы как полиция, однозначно, будем реагировать, но есть превентивные меры воздействия и в органов местного самоуправления. И они обязаны это делать. Если руководство органа местного самоуправления видит в какой-то акции риски для общества, оно имеет право обратиться в суд относительно запрета, или ограничения, или изменения места проведения данной акции. Никаких таких обращений и реакций от органа местного самоуправления не было. Никаких обращений, чтобы обеспечить охрану правопорядка 28-29 мая к нам не было. Единственное обращение было от городского головы уже после события – 5 июня.

Мы не знали о том, что работники городского совета планировали 29 мая выходить к активистам и возможные для них угрозы. Нам чиновники об этом заранее не сообщили. Если бы превентивно нам сказали, что они планируют выход и есть риски относительно их безопасности – были бы подтянуты дополнительные резервы.

– Насколько оперативно среагировала полиция во время штурма городского совета?

– Когда в полицию поступило сообщение, а оно пришло не сразу, в первую очередь были направлены патрульные наряды, позже подъехало резервное подразделение. Это было примерно через полчаса с момента сообщения на 102. С момента события прошло больше. Когда приехало спецподразделение, людей фактически уже не было. На место происшествия быстрее прибыл мой заместитель по общественной безопасности. Полицейские общались с активистами, никаких агрессивных действий уже не было.

Есть два отдельных уголовных производства относительно событий 24 и 29 мая – по ч. 2 ст.296 УКУ.

Вызываем участников событий на допросы. В том числе вызвали Андрея Ивановича Садового относительно его заявления о том, что ему угрожают. Он практически не предоставил подтверждения.

В чем еще проблема? По решению городского совета, доступ в помещение мэрии свободен. Каких-либо решений об изменении режима допуска в городской совет не принималось.

Так закрытые двери в городской совет – это повод их ломать и врываться внутрь?

– Нет. За это есть уголовное производство. В этой ситуации принимаются во внимание причиненные материальные убытки. Пока что оценки убытков нет. Это однозначно правонарушения. Мы исследуем все доказательства, обратились к представителям телеканалов предоставить доказательства действий отдельных личностей. Пока что мы имеем то, что нам предоставила городской совет и то не сразу, почему-то.

Валерій Середа. Фото: Микола Тис/ZIK
Валерий Середа. Фото: Николай Тыс/ZIK


Что известно об организаторах этих акций?

– Организаторы – общественные организации, которые зарегистрированы на Львовщине. Они заявляли мирные акции. А все остальное...

Что известно о привлечении к акциям во Львовском горсовете несовершеннолетних лиц?

– На данный момент не установлено участием несовершеннолетних. Я просматривал видео, где происходят агрессивные действия, многих участников я лично знаю и не скажу, что они несовершеннолетние. Они очень совершеннолетние. Опять же, центр Львова, осуществляется акция. Иногда видим, что реальных участников 20-30. А у нас народ интересуется, что здесь делается – одни подходят, другие отходят. Выйдите в центр города, начните что-то делать и вокруг вас соберутся люди. Участие несовершеннолетних именно в агрессивных действиях пока не установлено. Но следствие продолжается, мы исследуем всех. Основными будут выводы экспертов относительно нанесенного ущерба, телесных повреждений. Судебно-медицинская экспертиза еще не начиналась, потому что пострадавшие находятся на лечении. Не знаю, насколько их состояние тяжелое, что они не могут прийти сейчас. Но это их право.

За время после Революции достоинства, в частности, мы, журналисты, видим определенную дискредитацию понятие активист. В многих акциях, во многих случаях это проявляется. Как вы с точки зрения полицейского руководителя различаете активистов и псевдоактивистов? Как это различить людям?

– Прежде всего надо анализировать: какие же требования активистов. Это требование узко коммерческая, или это требование относительно проблемы всей общины? Тогда сразу это увидим. В каждой демократической стране, где есть свобода слова, где люди могут свободно выражать свое мнение, общественные активисты являются балансирующим фактором, контролирующим средством.

По какой инструкции действует львовская полиция, если участники акции протеста переходят черту закона?

– Согласно Закону Украины «О Национальной полиции». В ситуации, когда выломали дверь в Львовском городском совете, с момента поступления сообщения (которое, как мы видим, поступило на 102 не сразу) внутрь зашли около 10 активистов, там не было погромов, они там находились не очень долго. Патрульные наряды скорее приехали. Когда приехал спецназ в помещении уже никого не было, было общение на улице. Позже приехала следственно-оперативная группа, которая на месте начала все фиксировать.

25 мая в Ровно двух участников импровизированного митинга за импичмент президента Зеленского забрали в полицию и составили на них админпротоколы. Во Львове сотня активистов в 2017 году штурмовала областную раду, в 2019 году – городской совет... Во Львове активисты имеют некую индульгенцию на наказание?

– Никто не имеет никакой индульгенции. Не могу комментировать действия полиции или активистов Ровенской области.

Если говорить о событиях 2017 года (штурм Львовского облсовета), это так же произошло в конце мая, когда я взял несколько дней отпуска. Когда мне бывший председатель ЛОГА Олег Синютка в шутку говорил: «Ты из Львова не выезжай». Тогда тоже анонсировалась мирная акция. На агрессивные действия пошли не местные лица. Львовские активисты даже пытались сдержать определенные действия. За этими событиями было уголовное производство. Ряд лиц привлечен к административной ответственности. Трем участникам, которые были наиболее агрессивны, объявлено подозрения по ч. 3 ст. 296 УКУ. Дела находятся на рассмотрении в суде.

Еще расследуется ряд дел в отношении физического сопротивления сотрудникам полиции со стороны тех, кто тогда штурмовал.

Эти трое, которым предъявлено обвинение после штурма Львовского областного совета, местные или иногородние?

– Это иногородние.

По поводу нынешнего штурма Львовского горсовета высказались авторитетные люди (вице-ректор УКУ Мирослав Маринович), отметив, что «бездействие полиции может быть средством политического давления». Сам городской председатель Львова тоже трактовал эти события с политической стороны – заявил о причастности к организации нападения на горсовет представителей БПП. Как прокомментируете, что полиция, в частности львовская, втянута в политическую игру?

– Полиция не вовлечена в политику и не будет втянута. Видим разные заявления с разных сторон. Если проанализировать все заявления, возникает вопрос: на чьей стороне полиция втянута в политику, когда все недовольны. В чем бездействие? В том, что мы идем по закону, а не выполняем чьи-то прихоти или указания? Мы делаем так, как предусмотрено законом, делаем, учитывая наши возможности – как технические, физические. Другого нет. Если на сегодня на район может заступить лишь два наряда патрульных, то пять я нигде не найду, я не нарисую полицейских. Когда на Львовщине было 8600 человек личного состава, а сейчас 5 тыс. Когда-то мы видели много милиции. Сейчас так не видим, потому что физически столько нет. В начале мы видели много патрульных во Львове, которые обслуживали только областной центр, а на сегодня они обслуживают еще территорию области – основные трассы, таможенные переходы. Сейчас мы создали дополнительное подразделение при Галицком отделе полиции. Эти люди привлекаются к мероприятиям. Привлекаем Национальную гвардию. Благодаря этому, снизилась преступность. Еще бы нас не отвлекали такими штурмами горсовета, мы бы могли более эффективно защитить людей.

Валерій Середа. Фото: Микола Тис/ZIK
Валерий Середа. Фото: Николай Тыс/ZIK


Не расцениваете ли такие акции, штурмы государственных органов как некий дестабилизирующий фактор. Штурмовали областной, городской совет. Помним «ночь гнева», когда штурмовали райотделы полиции, прокуратуру. Почему в дальнейшем такая агрессия возможна? Оправдана ли она? Возможны ли законные способы добиваться выполнения своих требований?

– Я вполне с вами согласен. Всегда общаюсь об этом с активистами. Я являюсь председателем ОО «Ассоциация участников АТО Львовщины». Вы когда-нибудь слышали, чтобы эта организация принимала участие в каких-либо агрессивных мероприятиях? Нет. Почему? Потому что есть много способов решать вопросы, как в цивилизованном мире – в законном порядке. Нужно аргументировать свою позицию. Высказывать мнение никто не запрещает. Идите на сессию, высказывайтесь, но не захватывая трибуны, залы. Это не поднимает авторитет Львова, Украины. Если мы думаем, что совершили такое с городским советом и мир этого не видит – видит. Пусть те организаторы, которые это делали, прочитают, что об этом думают в мире. Такие акции унижают наше государство. Это – неправильно. Я всегда обращаюсь к активистам: давайте садимся и говорим, какая проблема. Думаю, к коммуникации готовы и в ЛОГА, и в областном, и в городском совете.

Гарантии того, что завтра не захватят какой-то государственный орган во Львове, нет?

– В случае таких попыток, полиция будет действовать, как это предусмотрено законом. Никто не имеет права совершать такие действия. Это незаконные действия, за это предусмотрена ответственность. Вина участников таких действий будет происходить в законный способ и они будут привлекаться к ответственности.

Говорят: бездействие полиции. Скажите, пожалуйста, в чем бездействие? Не можем мы за час опросить 100 человек, от нас не зависит время проведения экспертизы. По оперативности – мы отреагировали так быстро, насколько это было возможно.

Наталья Шутка,
ИA ZIK

Редакция не всегда разделяет позицию авторов публикаций.

* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2019-07-23 20:49 :57