Главное из интервью начальника Генштаба ВСУ Хомчака: Иловайск, прекращение огня и сотрудничество с Коломойским

Главное из интервью начальника Генштаба ВСУ Хомчака: Иловайск, прекращение огня и сотрудничество с Коломойским

Начальник Генерального штаба Вооруженных сил Украины Руслан Хомчак убеждает: под Иловайском в 2014-м не защищал ни свои частные интересы, ни Игоря Коломойского. Мол, был там только по решению военного командования. Кроме того, уверяет: сотрудничал с Коломойским, как и с 10 другими руководителями областных госадминистраций.

Телеканал ZIK отобрал самые интересные заявления Руслана Хомчака в проекте «Дорогами войны» (прямые цитаты даны в кавычках).

После моего назначения часто спрашивали, не изменим ли мы курс, которым шли. «Для меня это странно. Чем мое назначение вызывает столько вопросов именно относительно того, не изменим ли мы курс? Такой вопрос даже не стоит. Конечно же, ничего менять мы не будем.

Президент Зеленский убедился, что прекратить огонь на Донбассе возможно. «Поездка Президента на линию столкновения в Станицу Луганскую была одной из первых. Там он воочию увидел участок разведения, которое должно состояться».

Разведение сил в Станице Луганской будет первым шагом для прекращения огня. «Такой шаг позволит показать, что это возможно».

Разведение войск близ Станицы Луганской-таки состоится. «Возможно, та сторона просто не была готова, что мы так быстро захотим это сделать. Мы оцениваем так, что они просто не были готовы».

Заявления «Азова», что им не разрешили обороняться, могут быть просто такой тактикой. «Если все хорошо, то они герои, а если у них что-то не получается – виноват кто-то другой».

Приказов «не воевать» не «стрелять в ответ» никто никому не давал. «Военным надо воевать и выполнять приказы, которые им дают».

В 2014 году Десантно-штурмовые войска, ехавшие на Майдан, мне не подчинялись. «Приказы они получали из Генерального штаба. Они не ехали на Киев. Военные погрузились в эшелоны, но те были заблокированы людьми. Военные так исполняли приказ, чтобы его не выполнить».

К теме оценки военных операций стоит вернуться, когда закончится война. «Если мы сейчас будем оценивать, что получилось, то просто дадим врагу в руки те вопросы, над которыми мы работаем».

Под Иловайском я не защищал ничьи частные интересы. «Я туда попал и остался там, согласно решений военного руководства. Я даже не обращаю внимания на тех, кто придумывает всякую ерунду на эти темы. Это какие-то проплаченные акции».

В моих показаниях относительно Иловайска за 5 лет ничего не изменилось. «Я знаю все, как было. Я, видимо, знаю больше всех, ведь каждый, кто говорит, видел ситуацию в своем разрезе. Я как руководитель общался с Киевом, со всеми. Соответственно, принимал решения, отдавал приказы».

Мы должны узнать, кто виноват в Иловайской трагедии. «Я бы задавал вопрос не только, кто виноват, а почему вообще это произошло. Пусть следствие покажет, какие были действия, задачи, откуда там взялись добровольческие батальоны, спецподразделения милиции».

Я сотрудничал не только с Игорем Коломойским, а и с руководителями 11 областных госадминистраций. «Наше служебное сотрудничество продолжалась до того момента, пока в феврале 2015-го меня не назначили в Киев».

Коломойский принимал все меры, чтобы защитить Днепропетровскую область. «Под его руководством область стала настолько украинской, что я был приятно удивлен. Удивило, что так вдруг можно поднять патриотический дух, любовь к своей области и желание ее защитить».

Loading...
Loading...

Редакция не несет ответственности за мнение, которое авторы высказывают в блогах на страницах ZIK.UA

Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.

Loading...