Новости » События 12 июня, 2019, 13:50
Подвешенный Крым

Господство Москвы принесло полуострову мегапроекты, застой и аресты.

Об этом пишет в своей статье издание the Economist.

С тех пор как Россия аннексировала Крым, она держит его под своим пристальным контролем. Запад поддерживает территориальную целостность Украины и отказывается признать новый статус-кво полуострова. Российские чиновники утверждают, что они захватили Крым уже после того, как Киев позволил ему упасть. И действительно, федеральное правительство отличился изрядной щедростью: две трети областных бюджетов Крыма и Севастополя родом из федеральных трансферов. По сообщениям, за последние пять лет Москва потратила на Крым 1,5 трлн рублей ($23 млрд), что эквивалентно трем годам расходов на здравоохранение. Мегапроекты изменили ландшафт полуострова. Мост через Керченский пролив, длиной 19 км, соединяет Крым с российским материком. От моста до Севастополя идет новая автомагистраль, а в городе построен новый аэропорт. На север от моста Москва теперь посягает на Азовское море. Прошлой осенью Россия захватила три украинских корабля, которые пытались войти в проливы; 24 моряка все еще находятся в российском плену, пишет в статье издания the Economist.

Однако, патриотический пыл от аннексии исчез, эйфория прошла. Регион страдает от тех же проблем, что и Россия: коррупция и бесхозяйственность, инфляция и падение зарплат, репрессии и запреты. Как отмечают жители Крыма: «Мы строим дорогу, а потом раскапываем ее, чтобы проложить трубы. Потом мы снова строим дорогу, но забываем об уличных фонарях, поэтому мы все это раскапываем и снова начинаем сначала».

Поддержка аннексии остается высокой. Однако, недавнее исследование выявило недовольство «российской бюрократической машиной, кадровыми изменениями и коррупцией». Требования стабильности уступили место стремлению к переменам.

Противоречивый правовой статус Крыма также порождает свои проблемы. Западные санкции вредят бизнесу. Частных инвестиций мало. Предпринимателям не хватает связей с внешним миром, доступа к капиталу и верховенству права.

Новый аэропорт предлагает рейсы только в Россию. Жителям Крыма трудно получить визы в другие страны. Пересечение сухопутной границы к Украине создает много проблем. Большинство банков, даже государственных российских, рассматривают регион как токсичный; лишь несколько маленьких обслуживают его непосредственно. Для того, чтобы заказать товар в Интернете, крымчане используют VPNs, чтобы скрыть свое местонахождение.

Аресты, преследования и исчезновения стали обычными явлениями. Татарский активист сообщил изданию Economist, что милиция угрожает им, что если они будут плохо себя вести, то станут «потеряшкой».

Этнические украинцы сталкиваются с подобным давлением. «Все, что осталось от Украины, было уничтожено», – сетует Архиепископ Климент, глава Украинской Православной Церкви в Крыму. До аннексии церковь имела на полуострове 49 подразделения, в том числе 25 активных приходов, и почти 20 священников. Сегодня это лишь 9 подразделения и 4 священники. «Язык умирает, – шепчет один украинский активист. – Есть 5-6-летние дети, для которых украинский такой же чужой, как и английский».

Все нерусское прошлое полуострова уничтожается. На вопрос, кто был в Крыму до Екатерины II, экскурсовод в одном Севастопольском историческом музее пренебрежительно машет рукой и отвечает: «Какие-то турки».

Подготовила Оксана Вергелес, 
для ИА ZIK

Редакция не всегда разделяет позицию авторов публикаций.

* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2019-07-19 00:38 :39