Новости » События 6 июня, 2019, 14:17
Снять блокаду и не стрелять в ответ? Военные эксперты единогласно предостерегают – за все заплатит Украина

Рецепт прекращения развязанной Россией войны на Донбассе, ранее озвученный кандидатом в президенты Владимиром Зеленским, теперь уже официально объявлен главой украинской делегации во Временной контактной группе Леонидом Кучмой по итогам заседания в Минске 5 июня. Оказывается, «надо просто прекратить стрелять», а точнее... не стрелять в ответ.

В Минске Л.Кучма выразил пожелание, полученные от Президента Зеленского, а именно: в соглашении относительно тишины на Донбассе прописать «не стрелять в ответ», ввести запрет на обстрел гражданских объектов. Также было предложено восстановить экономические связи оккупированных районов с остальной Украины.

По его словам, заседания рабочих групп в рамках Трехсторонней контактной группы по мирному урегулированию ситуации в Донецкой и Луганской областях «впервые прошли конструктивно». Пока это только предложения, решений не принято.

Как такое развитие событий воспримут украинские военные «на нуле»? Можно ли верить России? Военные эксперты и дипломаты, с которыми пообщались корреспонденты ИA ZIK, удивлены такими инициативами и не разделяют оптимизма относительно их успеха.
 

Дмитрий Тымчук, народный депутат, руководитель ГО «Центр военно-политических исследований», координатор группы «Информационное сопротивление»:

– Во-первых, предложения о прекращении блокады и прекращения огня в ответ Кучма не озвучивал ранее, у него такой идеи не было. Здесь не просто какое-то странное совпадение. Сейчас это фактически дублирует предвыборный тезис господина Зеленского о том, что, чтобы закончить войну, стоит просто перестать стрелять. Сам Кучма, комментируя свое заявление, отметил, что он это услышал от Президента. Стоит осознавать, что Кучма в своем нынешнем статусе не является самостоятельным политическим игроком, который формирует политику в той или иной отрасли и озвучивает вещи, генератором которых он является сам. В этом плане он лишь – инструмент, как и трехсторонняя контактная группа вообще. Инструментом переговорным, который отражает позицию высшего политического руководства, которым является Президент Украины, он же Верховный Главнокомандующий ВСУ. Если бы это было самостоятельное заявление, которое не разделяет высшее политическое руководство, то мы бы услышали какое-то опровержение, а мы этого не слышим.

По непосредственно этой идее. Я не могу себе представить, как сейчас, хотя и при небольшой интенсивности боевых действий, можно удерживать линию фронта, не открывая огонь вообще, даже в ответ. Это какой-то нонсенс. Такое заявление крайне мощно деморализует личный состав, который выполняет задачи в зоне ООС. В этом плане я очень не завидую военнослужащим, которые, как избиратели поддержали господина Зеленского, и хочу понять, что они сейчас чувствуют. Разумеется, есть определенная доля трудовых мигрантов, которые пришли в армию только, чтобы получать высокую зарплату, но немало военных в зоне ООС поддерживали господина Зеленского. Как они сейчас себя чувствуют?

Но самое большое испытание сейчас, по моему мнению, для начальника Генштаба господина Хомчака. Если такой приказ будет от Верховного Главнокомандующего – Президента, соответственно главнокомандующий ВСУ, начальник Генштаба будет организовывать все своими приказами и директивами в адрес штаба ООС. В этой ситуации военный априори не может поддерживать эту идею, но, тем не менее, он должен выполнять приказ. Мужество солдата проявляется в бою, когда он с оружием в руках выполняет боевые задачи, а храбрость генерала в том – насколько он способен в высоких кабинетах защищать свою позицию, и у него всегда есть выход – сказать, что не может выполнять преступные приказы и писать рапорт на увольнение. Я в этой ситуации господину Хомчаку очень не завидую. Как он поступит – можем только догадываться...

Предложение не открывать огонь в ответ мощно сыграет на повышение морально-боевого духа российских оккупантов на Донбассе и нанесет сокрушительный удар по морально-психологическому состоянию нашего личного состава.

Относительно снятия экономической блокады – это вообще какой-то сюр. Если учесть, что одно из главных обвинений в адрес Порошенко во время предвыборной кампании было о «бизнесе на крови», о поддержке через контрабанду экономики оккупированных территорий, тех, кто убивает украинских солдат, сейчас ставится вопрос о том, чтобы делать это легально... Как по мне, это высший пилотаж в сфере цинизма и лицемерия.
 

Константин Машовец, военный эксперт, эксперт Центра военно-политических исследований:

– По поводу этого у меня негативные мысли. Это означает попустительство агрессору. Это что, превратить Вооруженные силы Украины, их части и подразделения в мишени, объекты для безнаказанного расстрела? Пусть господин Кучма поедет на передовую, встанет там в первой линии и перестанет стрелять, или своих родственников туда отправит. Как это можно перестать стрелять, не отвечать на огонь врага? Тогда ВСУ потеряют свою суть. Следующим логичным шагом будет распустить вооруженные силы и пойти домой.

Насколько мне известно, блокады там нет в социальном смысле. А относительно того, что отобрали предприятия, фирмы и заводы в украинских собственников на оккупированной территории, так к чему снимать блокаду? Если вернут имущество и активы законным владельцам, тогда можно говорить о снятии блокады. А так какой смысл снимать блокаду? Они все забрали под предлогом национализации, а теперь давайте их признавать. Это что – попустительство рейдерству и грабежу? Я вообще не понимаю эти предложения. Давайте сдадимся на милость агрессору, врагу. С надеждой, возможно, он будет добрым. Так не бывает. Если не дадим отпора, так можно всю страну отдать.
 

Петр Костюк, председатель Львовской областной организации Союза офицеров Украины, полковник запаса:

– Я это воспринимаю с недоумением. Это уже все проходили и никакого результата это не давало. Если вспомнить блокировку (экономическую блокаду) с украинской стороны, то это начали представители гражданского общества и отдельных партий. Позже было решение СНБО. Причиной стало то, что россияне забрали наши предприятия и еще ряд действий с их стороны. Ничего же не изменилось. Это выглядит как уступка. Мне кажется, что она ничего не даст. Если будет снята блокада и начнется «официальная торговля», то, скорее всего, с той стороны торговать будут вожаки под прикрытием каких-то фирм и деньги будут идти на вооружение и финансирование сепаратистских образований, а на самом деле корпусов российских вооруженных сил.

Такое впечатление, что происходит имитация действий. Россия оккупировала эту территорию и должна нести ответственность. Кажется, в 2016 году господин Пинчук нечто подобное заявлял, что нужно пойти на определенные уступки, тогда разговаривать с Россией, тогда было очень большое возмущение. Предложения, озвученные Кучмой, очень напоминают теорию, которую ранее озвучивал его зять – господин Пинчук.

Прекращение огня в ответ. Это будет означать: если противник стреляет по нашим военным, они должны молчать и наоборот. А будет выглядеть так: по нашим будут стрелять, а наши будут ждать какого-то особого решения, потому что на местах командиры не будут иметь таких полномочий. Будут еще больше погибать наши солдаты и офицеры. Это шаг назад. Это уже все было. Сколько раз прекращали огонь – с началом учебного года, перед новым годом, на Пасхальные праздники и всегда та сторона нарушала. Сейчас они будут иметь определенное прикрытие. Складывается впечатление, что это или от непонимания ситуации, или от желания что-то сделать быстрее идут какие-то предложения, не подкрепленные опытом предыдущих переговоров и действий России. Имитация деятельности. Я в этом ничего хорошего не вижу.
 

Николай Сунгуровский, директор военных программ Центра Разумкова:

– Тому кругу лиц, которые формируют украинскую политику, нужно всегда следить за руками, за руками Путина. Лавров уже сказал, что ничего не изменилось: пока Украина на уступки не пойдет, Россия не согласится ни на какие новые переговоры и форматы. Что еще нужно, чтобы наши политики поняли, что цели России в отношении Украины не изменились? И все эти движения по поводу отмены блокады ОРДЛО, «не стрелять в ответ», попытка развести войска – это такая мелочь для России, что смешно смотреть на людей, которые формируют политику и стратегию освобождения этих территорий.

Это ни к чему не приведет, по моему мнению, а лишь разблокирует некоторые черные и серые схемы экономического взаимодействия с оккупированными территориями. Возможно, будут какие-то преференции для Пинчука. Я пока вижу единственное следствие из этого всего.

По словам Сайдика и того же Грызлова, со стороны ОРДЛО могут пойти навстречу. Это возможно, потому что снятие экономической блокады будет означать снятие с России необходимости платить людям на этих территориях. То есть это теперь будет переложено на плечи Украины. Вот и все.

А насчет предложения «не стрелять в ответ» – это вообще глупее не придумаешь. Во-первых, Зеленский уже получил негатив и оппозицию в виде Верховной Рады. Сейчас он еще получит оппозицию в лице военных. По тебе стреляют, а ты молчи? Это настроит военных против нового президента.
 

Владимир Огрызко, экс-министр иностранных дел Украины (2007-2009), руководитель Центра исследования России:

– Я, честно говоря, не знаю, предложение ли это самого Леонида Кучмы. Вообще-то такого не бывает. На переговоры едут не конкретные лица, а представители государства. Должна быть позиция государства, потому что иначе у нас будет внешнеполитический хаос. Если каждый будет ехать и предлагать свою внешнюю политику, тогда мы никогда ее всю не сведем. Поэтому мне кажется, что это должно быть все-таки позиция Украины. Я пока сам для себя не выяснил ответ на этот вопрос.

Если исходить из того, что это позиция государства, которую Леониду Кучме просто поручено озвучить, то формула «не стрелять в ответ» и снова договориться о том, о чем уже тысячу раз договаривались, меня лично как гражданина настораживает, ведь я знаю цену обещаний и договоренностей, которые достигаются с Российской Федерацией. Они им нужны только для того, чтобы прикрыть какой-то дипломатической бумажкой свою очередную провокацию.

Поэтому надежды на то, что любые договоренности с Россией будут выполняться, – это наивный, по моему мнению, подход, который ни к чему положительному не приведет. Мы уже имели не одни десятки перемирий, договоренностей не стрелять, договоренностей не отвечать. Вчера и сегодня мы имеем очередные тревожные сообщения с фронта, когда погибли наши бойцы.

По моему мнению, формулировка «не стрелять в ответ» – это не выход. Это похоже на то, что мы позволяем врагу делать все, что угодно, не имея права на ответ. А жизни людей не вернешь. Не думаю, что эта формула вообще может быть применена в отношениях с такой страной, как Российская Федерация. Она опять все спишет на «ополченцев» и «трактористов», как мы уже слышали неоднократно.

В отношении снятия блокады с ОРДЛО я, честно говоря, не могу себе представить, что этот шаг будет позитивным для Украины. Несмотря на то, что для многих торговля важнее человеческие жизни, я считаю, что если есть территория, которая не контролируется Украинским государством, то рассматривать ее как часть Украины является нереалистичным. Поэтому считаю, что с оккупантами надо вести себя соответствующим образом, а не делать вид, будто ничего не произошло.
 

Наталья Шутка, Татьяна Штыфурко,
ИA ZIK

Читайте больше новости о: Владимир Зеленский

Редакция не всегда разделяет позицию авторов публикаций.

* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2019-07-18 00:22 :45