Новости » Общество 27 мая, 2019, 12:43
«Я никогда не был советским человеком»: цитаты Романа Иванычука в память о его 90-летии

Сегодня, 27 мая, родился патриарх украинской исторической романистики, поэт, общественный деятель, один из основателей Общества украинского языка им. Т. Шевченко, Народного Руха Украины, заслуженный деятель культуры Украины, член Союза писателей Украины (с 1960 года), Герой Украины Роман Иванычук.

17 сентября 2016 года на 87-м году жизни выдающийся писатель ушел в мир иной. Вклад Романа Иваничука в украинскую литературу трудно переоценить, ибо он, несомненно, один из тех, кого стоит читать и кем стоит гордиться.

К 90-летию со дня рождения писателя, журналист ИА ZIK подготовил подборку цитат и высказываний Романа Иваничука о его жизни и творчестве.
 

О том, когда решил стать писателем:

Я начал писать с тех пор, как научился держать в руках перо. Так некотрые ребята рисуют на стенах, а потом становятся художниками. Я же еще ребенком начал сочинять стишки. Меня никто в этом не поддерживал, но никто и не запрещал. Это была моя внутренняя потребность, и уже где-то в старших классах я начал писать прозу.... За меня решил Бог. Писателем я уродился. Таким как есть – небольшим и немаленьким. С детства я знал, что им стану. Когда научился писать – писал произведения, записывал мысли, делал книжечки. И под каждым из своих произведений подписывался – Роман Иванычук. Мол, это не плагиат, не кто-то написал, а я. Отец был разумным человеком и видел, что у его ребенка непоправимое горе – сын будет писать. Поэтому он направлял меня, чтобы я никогда не оступился, не спел оду тирану, потому что буду проклят отцом и людьми. Мое увлечение литературой началось с поэзии. Стихи мне не удавались: постоянно мешал поиск рифмы, и я из-за этого сердился. Но я был начитан в прозе – Стефаник, Черемуха, Франко, Керницкий, которого я очень любил и даже издал посмертно его сборник. Я начал писать прозу, пожалуй, больше всего под влиянием Черемухи, потому что он меня приворожил таким витиеватым гуцульским языком. В армии, где, как ни странно, была большая библиотека, я увлекся литературой Востока: Низами, Мирза Ахундов, Шота Руставели, персидские поэты. Я тогда прочитал весь Коран, но не понял его. Хотя там есть вещи, которые запоминаются на всю жизнь. Я их использовал в «Мальвах». Когда написал роман «Мальвы». Он увидел свет в 1968-м, когда мне исполнилось 39 лет. Тогда я почувствовал себя равным между сильными молодыми писателями, потому что написал честное сочинение.

Чтобы понять меня, как писателя, следует прочитать прежде всего мои гуцульские новеллы. Там никто меня не превзошел и не превзойдет, потому что я наполовину гуцул, наполовину покутянин, а еще интеллигент и весьма начитанный человек. Все оно где-то отложилось во мне.

В моей домашней библиотеке более десяти тысяч книг.

О литературе и писательском мастерстве:

Писатель, который уважает себя и хочет иметь читателя, должен каждый роман писать иначе. Стиль остается тем же, но композиция и интрига должны меняться. Если писатель не работает над интригой, чтобы заинтересовать читателя, то пусть лучше отложит перо, потому что его произведение не будут читать. А романы начинаются с замысла, сбора материала и составления картотеки.

Для меня стиль гораздо важнее сюжета. Вообще художественная проза – это, прежде всего, стиль. Если нет стиля, в тексте может быть грамматически совершенная речь, но читателю от нее захочется завыть, как волку на луну, поскольку там не будет каких-то исканий, свежести, инаковости.

Свой стиль выработали Стефаник, Коцюбинский, Керницкий, Винграновский, Бичуя... Все хвалят мой язык. Да, я им хорошо владею. Но есть ли у меня собственный авторский стиль? Как есть он, например, у Галины Пагутяк: она что-то накрутит, накрутит, а оттуда пробивается стиль неповторимый, присущий только ей.

Писательская работа такова, что, если ее делать левой рукой или ради славы или денег, то лучше сразу сломать перо.

Новелла стала моим первым прозаическим жанром. Но она, как и стихотворение, ужасно ограничивает писателя: сказал, произошло, отстрелилось – все! А характер, психологию новеллист может и не успеть поймать.

Истинное вдохновение, это когда ты чувствуешь приближение к Богу и понимаешь, что ты можешь. Но оно долго не длится. Писать себя надо заставлять. Хотя когда видишь, что лошади не тянут – не надо их погонять. Следует отложить произведение, если устал, или не знаешь следующего хода, потому что тогда получаются плохие страницы. Но роман пишется годами, и если бы я ждал, пока придет вдохновение, то ни одного бы не написал.

Каждый раз стремлюсь, чтобы женщина, которую описываю в произведении, была лучшей. Придумываю ее и влюбляюсь, как Пигмалион в Галатею.

Старшие писатели Василий Шкляр, Лина Костенко, Иван Билык, Павел Загребельный по жизни – не отрекались от исторического романа. А литературная молодежь есть разная – спекулятивная и очень способна. яНо они боятся того труда. Писать приключенческий, авантюрный, сексуальный роман – это гораздо легче, потому что каждый человек имеет знания, чтобы написать такие произведения. А вот написание исторического романа – большая работа. Когда исторический романист все выдумывает, то он или фальшивый, или его просто не читают. Читатель любит фактаж.

Не воспринимаю того вымышленного стиля – постмодернизма, мол это что-то новое, новое барокко и так далее. Это все выдумка. Постмодернизма не может быть, потому что мы не имели модернизма, у нас он был расстрелян. Когда молодой автор усиливает интерес читателя ненормативной лексикой, то это, простите, свинство. Они пишут такое, о чем стыдно говорить. Есть красивая эротическая литература. Вот Людмила Таран, она пишет эротические новеллы и повести. Но делает это очень деликатно, не возбуждает ни похоти, ни отвращения.

Когда раскрываешь какую-то книгу, например, Подеревянского или той достаточно талантливой Карпы, того же Андруховича (способный мужчина), когда на каждой странице по несколько раз я встречаю мат русский, то это не литература, это – бордель. Такого нельзя. Ругательства на улице слышите, но в литературе они не должны звучать. Они могут где-то, когда писатель характеризует отрицательного героя – пьяницу или развратника, дает ему отрицательное слово в язык для того, чтобы охарактеризовать его. Но если это в авторской речи, то, извините мне, я боюсь те книги держать.

Роман Іваничук Фото: Олександр Хоменко / life.pravda.com.ua
Роман Иванычук Фото: Александр Хоменко / life.pravda.com.ua

О рабочем графике писателя:

Самое активное время для работы – с восьми утра до часа. Это самая тяжелая работа, когда делается черновик. Шлифовать произведение можно после обеда, вечером – когда угодно. Люблю сидеть за машинкой и делать из корявого черновика определенную филигранность. Это уже приятная работа, когда уже и внуки могут рядом беситься. Но пока делается черновик, никто не должен мешать в это изнурительный время. Бывают времена, когда мыслей нет. Пустота. Неприятный вакуум. Хожу, как какая-то ненужная особь. Но несомненно одно – каждый произведение вынашивается, как дитя в утробе матери. Оно должно созреть, а тогда уже просится на свет и имеет свои права и голос...

Я почти никогда не начинаю новую вещь, пока не полистаю Библию и произведения Франко. Библия мне важна в такие моменты не потому, что я хочу помолиться, потому что я молюсь всегда своими словами, а как текст. У Франка же было такое широкое видение, что чтение его произведений всегда может меня на что-то натолкнуть. Схемы текста я заранее не продумываю. Герои начинают действовать сами, а я им подчиняюсь. И когда уже какой-то персонаж проявил свой характер, то дальше ты либо должен его слушаться, или же выбрасывать. И тогда чувствуешь, как открываются шлюзы памяти и таланта, если можно так сказать, ведь кто-то видит линию, слышит музыку, а я – слово.

И вот я начинаю уже писать одну страницу, вторую – более трех в день я себе не позволяю, потому что может перейти в воду. Я никогда не был алкоголиком, но хорошо знаю, что, когда выпьешь больше, чем тебе положено, ты захочешь еще. И это уже будет тебе во вред, потому что на второй день ты будешь болен. Так и в писательстве.

Я не жду вдохновения. Это работа. Оно появится тогда, когда я поймал тему. Когда я задумал произведение, то знаю что делать, но не знаю как. А когда уже знаю как – то и есть момент вдохновения. Тогда ждать нечего и я сажусь за стол. И не беда, если приходится разорвать несколько страниц начала, от того я не впадаю в отчаяние. Начинаю по-другому. Тяжело, но потом пойдет.

Мое настоящее достижение заключается в том, что в своих романах я будил историческую память народа или напоминал о ней.

О семье и родных:

У меня было хорошее детство. В отличие от моих товарищей: они были крестьянские дети, а я – сын учителя. Меня воспитывали по всем правилам галицкой интеллигенции, учили, как сидеть за столом, как вести себя между людьми. Я очень много читал, перечитал всю отцовскую библиотеку.

В детстве я был неженкой, так же самым младшим – четвертым. От мамы я унаследовал то, что можно получить только от матери, – любовь. До самой смерти я все ей рассказывал: в кого влюбился, мои неудачи и успехи в писательской работе, с кем дружил. Я приезжал к ней в Коломыю, она садилась рядом и говорила: «Я слушаю», – и часто до полуночи, а то и до рассвета я ей обо всем рассказывал.

Отец был огромным для меня авторитетом – на уровне с Богом. Он был прекрасным учителем, всегда находился на виду, к нему все съезжались за советом. Среди его гостей были священники, академики. Например, академик Старчук – его товарищ со школьных лет. Я слышал, как они спорили – академик с сельским учителем, и иногда сельский учитель выигрывал в споре. Я бы не написал столько книг, если бы в детстве не слушал эти разговоры.

Я никогда не был советским человеком. Я не верил в коммунистическую идеологию, потому что так меня воспитал отец. Если бы я был старше, то, как и мой брат Евгений, тоже бы ушел в УПА. Тогда все поступали или в повстанческую армию или дивизию «Галичина». Но моя семья была против «Галичины» и того, чтобы украинцы шли под немецкие гербы. Отец нам говорил, что мы должны поддерживать УПА, хотя он все время повторял, что это безнадежная борьба.

У меня был только один брак, потому что я считаю, что брак бывает только церковный. С моей первой женой Софией мы прожили хорошую жизнь, она была очень интеллигентным человеком. А главное – когда мне было тяжело как молодому писателю, она была всегда рядом и никогда не говорила мне: «Чего ты уцепился за ту литературу и забыл о семье?».

Фото: lovelylife.in.ua
Фото: lovelylife.in.ua

Об Украине и депутатской работе:

Тема отступничества, янычара – она вечная. Человек хочет лучше жить, поддается воздействию, изменяет себя, народ, веру. За деньги он становится манкуртом. Возможно, виноваты обстоятельства. Надо вызвать у людей отвращение к тому чувство предательства за деньги. Все это началось очень давно – Иуда, который предал Христа за сребреники, полковник Нос при Иване Мазепе, который провел в Батурин карательные полки Меншикова. Это темы, которые висят в воздухе и побуждают мыслящих людей думать.

В Украине такая ситуация, что есть регионы русифицированные, это не по их вине, а по вине той имперской деятельности, которая существовала сотни лет у нас. Из того мы будем как-то выбираться. Может, будут идти новые поколения, и русский язык будет еще больше завоевывать свое языковое пространство. Но какой-то трагедии я не вижу. Здесь есть попытка врагов украинского государства ввести вторым государственным языком русский. Это была бы катастрофа. Но этого народ не допустит.

Всегда был националистом, горжусь этим. Негативные подтексты этому определению придают неграмотные люди, путают его с шовинизмом. Национализм – это любовь к Родине, а шовинизм предусматривает ненависть к другим нациям.

Политика никогда не была для меня сродни труду. Как народный депутат я честно выполнял свои обязанности, ездил везде, большую часть своего служебного времени проводил на Донбассе, потому что знал, что на Галичине мне нечего делать. Но политиком я себя никогда не считал. Какой из меня политик? Я же не юрист и не экономист. Когда закончилась моя каденция, я тихонько оттуда ушел. Все еще удивлялись: как можно оставить депутатство? Есть вон ребята, которые двадцать лет сидят в Верховной Раде, но не стали они ни политиками, ни писателями.

О жизни и будущем:

Никогда не думал, что буду так долго жить. Я никогда не ходил к врачам. Это все гуцульская кровь, которую я унаследовал от мамы, и кулеша, брынза, мед, на которых я рос. Еще три года назад возраста своего не чувствовал, а теперь вот пришло какое-то ослабление. Я начал уставать, зрение ослабло, головокружения бывают, когда хожу по улице. Как-то я навещал моего сердечного товарища Романа Кудлика и спросил его, как он себя чувчтвует. На что Роман ответил: «Хорошо, чтобы не было хуже. Но вирус меня один мучает – «СКС» называется». «Что за «СКС»?» – спрашиваю. «Старость, курва, старость», – расшифровал Кудлик. И вот я теперь чувствую, как этот вирус добирается и ко мне. Я себе не делаю проблем, потому что знаю, что никто не живет вечно. Хотя мне жизнь нравится, и я не хотел бы еще уходить. Но если бы не было работы, то я бы уже давно ушел.

Я – оптимист и знаю, что за Украиной большое будущее. Я этого не увижу, потому что в загробную жизнь не верю. Но ведь нельзя жить сто пятьдесят лет. Хотя достаточно было бы прожить еще хотя бы два десятилетия, чтобы увидеть, как Украина станет сильным государством.
 

В статье использованы отрывки разговоров с Романом Иванычуком, в частности: интервью опубликованное в первом номере Чернигов (Литературный Чернигов) в 1993 году; интервью, которое вышло в третьем томе проекта RECвизиты. Антология писательских голосов «Издательства «Старого Льва»; интервью с Ириной Дмытрив для ИА ZIK; интервью с Лилией Хомишинец для Друг читателя; интервью с Кристиной Инжуватовой для Украина молодая; интервью с Еленой Гутик для Высокий Замок.

Напомним, во Львове по случаю юбилея Романа Иванычука откроют памятную таблицу и покажут спектакль по его произведениям. В рамках Форума издателей презентовали полное собрание сочинений Романа Иванычука. Львовской областной библиотеке для юношества присвоили имя Романа Иванычука. Читайте также блог Ирины Коваль - Роман Иванычук: место великана останется за ним.

Подготовил Юра Мартинович,
ИА ZIK

Редакция не всегда разделяет позицию авторов публикаций.

* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2019-06-17 04:24 :25