Новости » Экономика 27 мая, 2019, 16:05
Украина – не Греция, или Каковы будут последствия дефолта

Заявление бизнесмена Игоря Коломойского относительно возможного дефолта появилось после того, как в Украину прибыла миссия МВФ и стало известно, что Фонд может отложить предоставление Украине очередного транша из-за внеочередных выборов и отставки правительства. В этих условиях Коломойский советует новоизбранному президенту «брать пример с Греции»: вместо того, чтобы отдавать внешние долги, объявить дефолт.

Как же было в Греции? На 1 июля 2015 года она не осуществила обязательный платеж по кредитам МВФ на сумму 1,6 млрд долларов, а затем вошла в состояние технического дефолта. Однако страны еврозоны не оставили Грецию без поддержки. На преодоление ее долговых проблем за три года выделили почти 62 миллиарда евро, и в августе 2018 было официально сообщено о выходе Греции из стагнации.

Относительно Украины, то государственный и гарантированный государством долг по состоянию на 31 марта 2019 года составил 2 146,64 млрд грн, или 78,78 млрд долларов. По данным Минфина, в течение марта 2019 года сумма долга Украины увеличилась в гривневом эквиваленте на 34,65 млрд грн и в долларовом – на 0,54 млрд долларов.

Разобрался ли новый Президент Украины в тонкостях экономической политики? Что думает по поводу совета «следовать Греции» – пока не известно. Реакции от владимира Зеленского до сих пор не было. Но обнародовать официальную позицию относительно заявления Игоря Коломойского от него уже требуют депутаты.

Чем украинская ситуация отличается от греческой, целесообразно ли Украине идти тем же путем и к каким последствиям могло бы привести объявление дефолта? ИА ZIK предлагает самые интересные мнения экспертов на эту тему.
 

Александр Пасхавер, президент Центра экономического развития:

– Я противник дефолта. Мы большая страна, и у нас должна быть хорошая репутация. Дефолт – это сознательный отказ от репутации. Поэтому никакие другие соображения и аргументы здесь не действуют.

Касательно «примера Греции», то если кто-то совершил поступок, который его унижает, разве это нужно подражать?

Это не первый и не последний дефолт. Потом придется десятилетиями заслуживать доверие. Граждане от этого точно пострадают.

Повторюсь: унижение страны не стоит никаких выгод, о которых можно рассуждать. Я против дефолта такой большой страны как Украина. Это будет свидетельствовать о том, что мы плохо управляем своей страной. Вот что такое дефолт.
 

Андрей Новак, председатель Комитета экономистов Украины:

– Сейчас объявление Украиной дефолта было бы очень непонятно для внешнего мира, для всех наших партнеров. Украина не объявляла дефолт в наиболее критический 2014 год, пик российской агрессии в Крыму и на Востоке, когда падение экономики было 9%. Мы не объявляли дефолт в 2015 году, когда падение экономики было 14% ВВП. Поэтому теперь, на третьем году роста ВВП – хотя и небольшого, но все-таки роста, объявлять дефолт вполне нелогично. И это никто из наших западных партнеров не поймет.

Во-вторых, сравнение с Грецией некорректно, потому что Греция – член Евросоюза и, что самое главное в этом случае, член еврозоны. И когда ЕС спасал Грецию, то он спасал не так самих греков, как еврозону, чтобы не всколыхнуть серьезно курс их общей валюты.

Украина не является членом ни Евросоюза, ни еврозоны, поэтому наше спасение – это дело, прежде всего, нас самих. Никто нас вытаскивать из каких-то экономических проблем не будет, потому что по состоянию на сегодня мы не являемся членами ни одного такого межгосударственного объединения.

Поэтому я считаю, что в целом эта идея дефолта сейчас, как минимум, неуместна и ничего полезного Украине не принесет, кроме как больших рисков, что от нас отвернется много наших партнеров.

Конечно, что в состоянии дефолта страна будет привлекать внешний долговой ресурс с гораздо более высокими процентами, хотя мы и сейчас имели очень высокие ставки. Когда мы выпускаем евробонды, выплачиваем сейчас около 10% в валюте. После дефолта привлечение средств будет обходиться нам гораздо дороже. Плюс с нами может прекратить сотрудничество Международный валютный фонд. И первое в сочетании со вторым дает очень большой риск срыва курса гривни. Поэтому дефолт – это то, что меньше всего нужно Украине сейчас.
 

Василий Юрчишин, директор экономических и социальных программ Центра Разумкова

– Я бы говорил об ограниченном дефолте, потому что все же речь идет не о том, что Украина полностью от всего отказывается, а о том, что требуется время на реструктуризацию долга, на отсрочки некоторых платежей, возможно, на определенные переговоры относительно списания. Сценарий ограниченного дефолта хотя и выглядит угрожающе, однако совсем не обязательно влечет катастрофические последствия. И если руководство Украины понимает, о чем идет речь, то это может даже принести определенные выгоды. Объявление дефолта вовсе не означает, что экономика развалится, что завтра мы потеряем гривню, или она куда-то полетит, или нам запретят выход на внешний рынок, закроют доступ к кредитным ресурсам. Мвфовским – возможно, но другие вовсе не обязательно.

Во-первых, когда мы говорим слово «дефолт» я бы не советовал употреблять его в контексте апокалипсиса, и во-вторых, при надлежащем управлении страна вполне сможет продолжать развиваться. Краткосрочно будут определенные сложности, но стратегически исключать такой сценарий нельзя. Вопрос – может ли страна, которая находится в состоянии войны с серьезным агрессором, позволить себе такую самостоятельность в своей внешней политике, – здесь у меня есть сомнения. Но, опять же, апокалипсиса не случится.

Как пример приводят Грецию. Это, на мой взгляд, не очень корректный пример, потому что Греция – член ЕС, и она неотделима от Евросоюза. А вот Аргентина в этом контексте более характерна, когда в конце 2001 года Аргентина объявила дефолт по своим долгам, это было неожиданно, но если посмотреть на экономическую динамику, то увидим, что только в 2002-м происходило существенное падение на уровне 8-9%, но все последующие годы, начиная с 2003-го, темпы роста подскочили до 7-8%. То есть, фактически экономическая и политическая среда отреагировала весьма положительно. Потому, что уже не висели над страной неподъемные долговые обязательства, не висел риск девальвации национальной валюты, стало понятно, что страна должна рассчитывать только на собственные силы. Это лишь как пример, его нельзя абсолютизировать. Потому что пример Аргентины тоже специфический, а положение Украины, которая вынуждена защищаться от агрессора, другой. Но отрицать и полностью отбрасывать, так же принимать однозначно «на ура» (дефолт. – авт.) – я бы не советовал.

Если это будет сделано «сегодня на завтра», то это повлияет на международную репутацию страны. А если новое руководство страны вступит в переговоры с США, с ЕБРР, с тем же МВФ, и стороны не будут возражать тем или иным шагам, а будут искать совместные решения, я не думаю, что это будет иметь такое негативное влияние. Опять же, и сама Аргентина: после объявления дефолта международные рынки отказались от сотрудничества, но в 2004-2005 году страна начала возвращаться на международные рынки, получать частные кредиты, которые относительно недорогие, но это произошло потому, что руководство страны вело последовательную, понятную открытую политику и достигало желаемых шагов.

Нужно провести очень тщательный анализ. Так же, как проводят консультации относительно тарифов, рынка земли. Это должно быть решение на основании детального и политического, и экономического анализа.
 

Николай Княжицкий, народний депутат:

– Игорь Коломойский говорит, что мы должны брать пример с Греции и объявить дефолт, а Зеленский должен перестать слушать Запад, потому что его рейтинг упадет так, как упал рейтинг Порошенко.

Но в Греции было все иначе. Наш долг около 50 млрд долл., в Греции был около 325 млрд! Живет в Греции 11 млн человек. Кризис там начался еще после общего кризиса в 2008 году. Греция начала получать помощь от ЕС. Получила тоже больше 300 млрд! После объявления дефолта граждане потеряли сбережения в банках и 400 тысяч человек из 11 млн выехавших на заработки!!! Это означает, что пропорционально из Украины выедет 4 млн человек!!! Греция с 9 уровня по бедности в ЕС упала на третье место. Беднее только Болгария и Румыния. Налоги после дефолта страна вынуждена была поднять.

Почему? А потому, что после победы популистов во главе с Ципрасом дефолт объявили, чтобы избавиться от внешнего управления, но упали в такую яму, что снова вынуждены были просить деньги и у ЕС и МВФ только на гораздо худших условиях и под значительно большим контролем. Еще и продали китайцам портовую инфраструктуру. В наших условиях ЕС не поможет. Поможет, очевидно Россия. Порты тоже продадим китайцам, потеряем людей, рискуем потерять независимость. Это реальные опасности, которые стоят перед Украиной и вероятность такого сценария точно более 50 процентов. Готовьтесь.
 

Михаил Кухар, экономист, преподаватель Бизнес-Школы Международного Института Менеджемента:

– Объявление дефолта не имеет никаких оснований, исходя из того состояния, в котором ее принял Владимир Зеленский. Если отправить парламент и правительство в один день в отставку, то любая страна начнет ощущать на себе турбулентность со стороны инвесторов, поэтому, отказ МВФ в предоставлении транша при этих обстоятельствах не будет удивительным. Надо было еще отправить в отставку главу Национального банка, чтобы стабильность была совсем расшатана, и тогда мы действительно сможем серьезно обсуждать риски дефолта.

Что касается самого дефолта, то вы не найдете в новейшей экономической истории планеты за последние пятьдесят лет ни одной страны, которая была бы счастлива от того, что у нее наступил дефолт. Как правило, более счастливый сценарий, когда страна, доведенная до предела, все же не проваливается в пропасть инфляции и девальвации, а заранее обсуждает с Международным валютным фондом необходимую реструктуризацию внешних долгов, как это сделала Украина, например, в 1999 году, когда Виктор Ющенко возглавлял Нацбанк, а правительство потом блестяще провело переговоры о реструктуризации наших внешних долгов и не пришлось девальвировать в пять или десять раз гривню.

Объявление дефолта всегда приводит к обесцениванию вкладов, финансовому стрессу и обнищанию населения. Это негативный сценарий, не вижу здесь логики. Экономического кризиса в Украине нет. Три года как экономика оттолкнулась от дна и ежегодно растет бешеными темпами. А политический кризис искусственно создан. На экономическом уровне оснований объявлять дефолт нет, но они уже начали возникать, после того, как мы не получили кредит МВФ. А не получили мы его из-за того, что и правительство, и парламент в один день были отправлены в отставку Президентом. МВФ не кредитует страны, где отсутствуют два из трех органов власти.
 

Мария Репко, заместитель исполнительного директора Центра экономической стратегии:

– Украинская экономика в последние годы растет. В сравнении с 2014-2015 годами у нас состоялась макростабилизация, снизилась инфляция, начали понемногу восстанавливаться иностранные инвестиции, украинские инвестиции, которые наши компании делают за свой счет, также начали восстанавливаться. Непонятно, зачем объявлять дефолт, Украина в принце способна пройти эти пиковые выплаты, если рефинансирует займы на внешних рынках. Если сейчас объявить дефолт, то наша макростабильность, к которой мы так долго шли, снова будет потеряна.

Цель такого провозглашения дефолта совсем не понятна. Во-первых, на самом деле у нас евробонды занимают не такую большую долю во внешнем финансировании, во-вторых, займы, которые Украина делает в МВФ, ЕС как правило предоставляются под очень низкую процентную ставку. Украине выгодно их брать и не выгодно не возвращать. То есть рефинансировать такие кредиты на самом деле самая вменяемая стратегия для любой украинской власти. Если представить себе экономику как бассейн, где есть финансовые ресурсы, дефолт будет означать, что приток этих финансовых ресурсов в бассейн больше не будет. А такая мгновенная выплата, – вот возьмем и выплатим все, – будет означать, что в бассейне не останется воды. Поэтому наиболее логичная стратегия: мы осуществляем выплаты по займам и одновременно привлекаем в Украину деньги иностранных инвесторов.

Дефолт будет означать, что механизм перетока финансовых ресурсов между Украиной и внешним миром, частью которого мы являемся, особенно в рамках евроинтеграции, будет искажен. А в нынешних макроэкономических условиях Украины я не понимаю его цель: внешние долги у нас действительно высокие, но мы вполне можем их рефинансировать, экономика растет, инвестиции растут, война с Россией не в горячей фазе. То есть, что может толкнуть человека к тому, чтобы сейчас говорить о дефолте мне непонятно.
 

Тимофей Милованов, член совета НБУ:

– Новая власть не заинтересована в дефолте. Да, Коломойский дает провокационные интервью о дефолте. Но дефолта не будет. Дефолт не выгоден, прежде всего, новой власти. Во-первых, дефолт ударит по более бедным людям. И власть вынесут.

Во-вторых, через пять лет после дефолта рынки вновь откроются. Но от этого никакой пользы сегодняшней власти не будет. Пять лет это очень долго.

В-третьих, государственный долг оплачивается за счет налогоплательщиков. А не Коломойского и других олигархов. Наоборот, возможно, олигархи одалживают деньги государству. Через ОВГЗ. Поэтому им дефолт не выгоден.

Так почему же разговоры о дефолте? У меня две гипотезы. Первое. Разговоры могут временно снизить цены на государственный долг. И его можно будет выгоднее купить. То есть, заработать. Второе. Разговоры о дефолте отвлекают от экономической политики новой власти. Для развития экономики нужны четкие понятные действия. Скоординированные решения. Которые решают сложные экономические проблемы Украины. Пока что таких действий еще нет. Но, надеюсь, они скоро будут.
 

Марьяна Билозир, Татьяна Штыфурко,
для ИА ZIK

Читайте больше новостей на тему: Зеленский

Редакция не всегда разделяет позицию авторов публикаций.

* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2019-06-20 19:04 :33