Роман Иванычук: место исполина останется за ним
Ярина Коваль
журналист, культуролог

Я о тайнописи писательского топорика...

Вот сколько того солнца? Преимущественно все дождь и дождь. Сюда бы топорик писателя Романа Иваничука – с расплесканной обушком и загнутой буквой «г» головкой и с нанесенным по топорику тайнописью, каковым он якобы умел разгонять облака. Да и самого владельца топорика, который – так уж сложилось – еще с деда-прадеда знал заклинания против грозы и града. И сам мне рассказывал, и слышала от близких, что в своей жизни было несколько случаев, когда поднимал этот топорик к облакам и произносил заклинания – непогода отступала.

Почему-то вспомнилось... И вдруг звонок от Нины Бичуи – его верной подруги, единомышленницы и второй жены: 27 мая Роману Иваничуку исполнилось бы 90 лет. По этому поводу в театре имени М. Заньковецкой состоится торжественный вечер и утром на доме, где жил писатель, откроют памятную доску.

Если бы еще был среди ныне живущих, то, понятное дело, должен бы присутствовать на многочисленных торжествах по этому случаю лично. Радовался бы. Потому что их бы действительно не хватало. Ведь многолетнему главе львовской ячейки «Просвещения», лауреат Государственной премии Украины имени Т. Шевченко, Герою Украины, профессору Львовского национального университета имени Ивана Франко, депутату Верховной Рады Украины первого созыва, а главное – писателю, который работал над историческими романами более 50 лет собственной жизни, освещая белые пятна в истории Украины с XV века вплоть до современности, Роману Иванычуку всегда было что интересного сказать и своим ровесникам и юным. Однако в конечном итоге выдохнул бы, повторив в уме слова Василия Стефаника, которые когда-то произнес в Коломые после своего 60-летнего юбилея: «Слава Богу, что это закончилось!»

И вернулся бы к письменному столу, потому что без писания не мог. Как-то в интервью, а их мы с Романом Ивановичем за его жизнь записали немало, он подчеркнул: «Прозаик должен иметь не только мощную голову, а и мощный зад. Если писатель бегает по жизни, то никогда ничего не сделает. Я так просидел всю свою жизнь. Это не значит, что нигде не бывал: я путешествовал, любил женщин, имел компанию, выпивал рюмку – все было, что положено человеку. Но более всего я отдавал время этому сидению за столом: чтению, исследованию, библиотекам, манускриптам, созиданию. И когда получил то, что получил, то оно уже не грозит мне звездной болезнью, потому что постоянно такие пытки труда, что не считаю уже свою славу за манну божью с небес. Конечно, я рад, что имею признание у читателей, но это признание не возвышает меня над другими. Ведь те, другие, тоже тяжело работают в своей сфере, чтобы чего-то добиться, это мое преимущество?»

Сегодня встретила случайно на улице первого председателя Общества Льва – одной из первых независимых организаций еще тогда УССР, возникшей в конце 80-х во Львове – Ореста Шейкл, разговорились. В частности о недавнем праздновании 90-летия выдающегося скульптора, народного художника Украины Эммануила Мисько, который тоже майский и тоже уже в другом мире. «Поймал себя на том, что мне становится пусто, – признался Орест, – потому что все меньше вижу вокруг гигантов духа вроде Мисько, тех, от кого – кроме прочего – мы учились ходить под дождём».

Роман Иваничук тоже был такой личностью, без которой стало более пусто в этом мире не только его родным. Таково свойство исполинов. Это не означает, что люди не будут заполнять свой мир другими людьми – будут, конечно – но место исполина останется за ним. И в пространстве отдельных индивидуумов. И в пространстве культуры в целом.

«Женщина, чтобы выйти замуж, должна выставить на человеческий базар свой ум, внешность, элегантность, – вытягиваю наугад цитату Романа Ивановича с одной из наших с ним бесед. – Так и писатель должен показать себя чем-то очень интересным, красивым, мудрым и тогда он заинтригует. Как не может женщина каждое воскресенье идти в церковь в одной и той же одежде, так и писатель должен работать на тем, чтобы каждое следующее произведение не было похоже на предыдущее. Конечно, он должен удостоверять, что это писала одна и та же рука, но читатель должен увидеть, что здесь другая композиция или замысел, или форма и тогда будешь интересным и новым до смерти. Когда-то, еще когда я только начинал писать, этот совет дала мне Нина Бичуя и я той основы держусь, как могу. Надо искать собственный стиль в писательстве, но чтобы ты был непохожим не только на других, а на себя».

И этот стиль Роман Иванычук за свою творческую жизнь однозначно нашел.

А тем временем синоптики снова предупреждают, что ближайшая неделя будет для нашего города дождливо-грозовой. В очередной раз. Так как там надо говорить? Или как гуцулы приговаривают? «Черный чернокнижник, черный Черногор, если не хотел со мною святую вечеру потреблять, то отсылаю тебя на черные боры, глухие леса, там, где куры не поют, гуси не гогочут, голоса христианского не слышно. Туда тебе шуметь, туда тебе греметь, черные пески переливать-пересыпать, а на мой хутор тебя не пущу, чтобы ты рассеялся». Но к той присказке нужен еще топорик, и еще соответствующую харизму. Иванычука. Может бы и помогло...

Вспоминаем, Роман Иванович, Вас каждый раз по-другому. Но каждый раз – тепло. Пусть эти воспоминания там, в другиз мирах, Вас порадуют...

 

Редакция не несет ответственности за мнение, которое авторы высказывают в блогах на страницах ZIK.UA.

* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2019-06-27 11:28 :07