Новости » Общество 25 мая, 2019, 10:40
Между тюрьмой и свободой: О путешествии украинского писателя в Антарктиду

Многие люди мечтали побывать в Антарктиде, но единицам это удавалось. Одним из таких счастливчиков стал молодой писатель, журналист Маркиян Прохасько. Недавно он вернулся из единой украинской антарктической станции «Академик Вернадский», которая расположена за тысячи километров от родного Ивано-Франковска, откуда родом Маркиян.

Антарктиду открыли всего 200 лет назад. Это был последний континент, который долгое время не удавалось покорить исследователям. Именно там, на южном краю мира, находится 90% мировых запасов льда, а это 70 % пресной воды на Земле. Температура даже в летнее время, которое приходится на время украинской зимы, в лучшем случае приближается к 0 градусов. Поэтому условия для жизни там очень сложные. В Антарктиде нет постоянного населения. На континенте расположены несколько десятков научных станций, на которых в зависимости от сезона живут от 5 тыс. людей летом и до 1 тыс. зимой. Среди этих мужчин и женщин есть и украинцы, чей дом находится на станции «Академик Вернадский», которая до 1996 года принадлежала британцам и называлась «Faraday Station».

Корреспондент ИА ZIK пообщался с Маркияном Прохасько о его невероятном путешествии из Львова в далекую Антарктиду.

Фото: Маркіян Прохасько / facebook.com/markiyanprokhasko / facebook.com/antarctic2019
Фото: Маркиян Прохасько / facebook.com/markiyanprokhasko / facebook.com/antarctic2019

– Расскажи, что вдохновило тебя поехать в Антарктиду, откуда такая идея?

– Антарктида меня заинтересовала еще в школе, а может даже и раньше. Всегда любил рассматривать карты и интересовался географией. Лет пять или шесть назад возникло особое желание и интерес попасть в Антарктиду. К тому же, я тогда учился в Школе журналистики УКУ, поэтому понял, что нужно написать книгу об этом путешествии. Потому что это труднодоступный континент. Решил: если побываю там, а моим ремеслом является делиться информацией, то грех было бы не написать книгу. Год назад сменился руководитель Национального антарктического научного центра, был назначен Евгений Дикий. Читая и просматривая интервью с ним, у меня возникло впечатление, что он новаторский человек, открытый для новых идей. Я нашел его контакты у коллег журналистов и спросил, смогу ли пожить на станции, чтобы написать книгу, если сам туда доберусь? И он согласился. Также переговорил с издательством, которое согласилось издать мою будущую книгу. Это «Видавництво Старого Лева» с которым я уже сотрудничал ранее. Тогда началась подготовка и сбор средств. Это все произошло очень быстро, четыре месяца времени было, чтобы успеть попасть на станцию, пока там летний период.

– Кстати, во сколько тебе обошлась эта поездка?

– Очень приблизительно такое путешествие обходится в сумму около десяти тысяч долларов. В моем случае, это средства спонсоров и меценатов, людей, которые поверили в меня и сделали вклад в возможность создания книги о единой арктической украинской станции.

О чем будет твоя книга и когда ее можно будет прочитать?

– Это будет книга об украинских ученых, их исследованиях, работуе жизни, об Антарктиде, моих впечатлениях от путешествия, синтезе многих аспектов, но акцент все же будет на ученых. Она появится в начале следующего года, когда будут отмечать двухсотлетие открытия Антарктиды.

– Трудно ли было добраться так далеко?

 

– Конечно, ведь дорога из Львова до Ушуайя (Аргентина), который считается самым южным городом мира – это 14,5 тыс. км. А оттуда еще надо плыть от недели до двух на туристической яхте, чтобы добраться на станцию «Академик Вернадский». Это настоящее приключение. Кстати, туризм в Ушуайя за последние десять лет очень активизировался и город за короткое время вырос вдвое. В частности,  за счет кораблей, лайнеров, яхт, которые возят туристов в Антарктиду. Это имеет как положительные, так и отрицательные последствия. С одной стороны, мир больше интереса проявляет к этому континенту, но с другой – человек оставляет свой негативный след на территории, которая лишена антропогенного воздействия. Я говорю о загрязнениях от кораблей, вероятном вреде природе и так далее.

– Понятно, так какие твои впечатления от увиденного? Действительно ли это место является «снежной пустыней»?

 

– Знаешь, тоже имел такое мнение, что это в большей степени «снежная пустыня», но когда приезжаешь в Антарктиду, то видишь, что животных и растений, которые там живут, гораздо больше, чем казалось. Кроме пингвинов и морских леопардов, можно увидеть и морских котиков, а также разнообразных подводных обитателей, например, пауков, ежей и морских звезд, которые находились в аквариумах исследователей. Да, деревьев там нет, но растут мхи, однако очень медленно. Десятки лет могут пройти, чтобы какой-то мох или лишайник заполонил площадь в несколько метров. Важно заметить, что украинская станция находится в Западной Антарктиде, где теплее погода и лучшие условия для жизни. Также наблюдается тенденция к потеплению, однако интересный факт, что в Восточной Антарктиде, наоборот, увеличивается количество снега и становится холоднее.

Фото: Маркіян Прохасько / facebook.com/markiyanprokhasko / facebook.com/antarctic2019
Фото: Маркиян Прохасько / facebook.com/markiyanprokhasko / facebook.com/antarctic2019

– А кита видел?

– Кита тоже видел и снял на камеру как он хвостом машет. Также видел, как сгоняет планктон и пастью его хватает. И даже видео не передает того невероятного впечатления, особенно, когда кит проплывает под лодкой. Одним словом,  в Антарктиде больше животных, чем надеялся увидеть. Также много птиц. Но в Антарктиде всего два вида растений, не мхов или лишайников, а, собственно, растений. Эти растения также встречаются в Латинской Америке. Когда-то это был один континент и вопрос заключается в том, почему только эти два вида растений адаптировались к жизни в Антарктиде? Украинские ученые также ищут ответ на этот вопрос и имеют свои интересные гипотезы, проводят эксперименты и исследования. Разгадка этой тайны позволит лучше понять историю развития континентов. В Антарктиде науки очень переплетены, ученые связаны совместной работой, поэтому используют междисциплинарный подход, потому что открытие в одной области часто помогает в других.

– Какой режим работы на станции «Академик Вернадский»?

Фото: Маркіян Прохасько / facebook.com/markiyanprokhasko / facebook.com/antarctic2019
Фото: Маркиян Прохасько / facebook.com/markiyanprokhasko / facebook.com/antarctic2019

– На станции целый год находятся 12 человек, из них 5 человек, которые обеспечивают жизнедеятельность станции – повар, механик, администратор связи, врач, дизелист-электрик и 7 ученых: биологи, геофизики, метеорологи. В течение года они делают постоянные наблюдения. Собирают материалы. Например, на этой станции британцы открыли озоновую дыру и одно из условий передачи украинцам было, что мы продолжаем наблюдение за состоянием озонового слоя нашей планеты.

Собственно режим на станции зависит от того, чем ты занимаешься. Скажем, озонометрист каждый час должен делать такие-то замеры. Все четко. Дизелист не имеет такого задания, он раз в какое-то время проверяет дизели, переключает дизели. Биологи, если плохая погода, то, условно говоря, целый день сидят в офисе, делают дела внутри станции. Им важно собирать образцы, а это можно делать в благоприятную погоду. На станции есть свои правила безопасности. Когда кто-то идет за пределы станции, то всегда пишет куда. Потому что, если кто-то не вернется и не будет отвечать на вызовы по радио, то через час после этого его начнут искать. Но, к счастью, таких случаев не было.

Кроме этих круглогодичных экспедиций есть также сезонные, на которой я и побывал. Именно на станции я жил месяц. Там, но также и на яхте,  возникали два противоположных ощущения: был словно между тюрьмой и абсолютной свободой. Потому что с одной стороны, ты здесь, на яхте или на острове, и не можешь никуда деться, если бы вдруг захотел. Кроме того, ты живешь в ограниченном пространстве. В этом году была очень большая сезонная экспедиция, во время моего пребывания всех вместе нас было 37 человек. С другой стороны, путешествие на край мира, морские плавания и причастность к чему-то невероятному, дарят ту невероятную свободу.

– 37 – это действительно много людей. А станция рассчитана на такое количество?

– Да, это много людей, ведь на станции были проведены ремонтные работы впервые за все то время, как «Академик Вернадский» в распоряжении Украины. Но надо понимать, что когда происходит ротация команды, то в этот период всегда есть 24 человека. С зимовщиками, которые покидают станцию, едут также сезонники, а в этом году еще дополнительная инженерно-техническая группа. Поэтому станция может принять достаточное количество людей.

– Ты был на станции в период выборов президента Украины. Голосовал там?

– Да, меня зарегистрировали накануне, когда было понятно, что буду голосовать в Антарктиде. «Академик Вернадский» является нетипичным участком, и голосование там имеет особенности. На станцию не отправляют настоящих бюллетеней, а только распечатываются. Но также назначается комиссия, чтобы волеизъявление было согласно всем правилам.

Фото: Маркіян Прохасько / facebook.com/markiyanprokhasko / facebook.com/antarctic2019
Фото: Маркиян Прохасько / facebook.com/markiyanprokhasko / facebook.com/antarctic2019

– Кстати, знаю, что ты не единственный среди визитеров, кто в этом сезоне побывал на станции «Академик Вернадский». Также был львовянин Андрей Мочурад с оператором Виктором-Николаем Гаврилюком. Насколько знаю, они снимали документальный фильм, но прочитал, что Андрей собирается также написать свою книгу об Антарктиде. Как ты относишься к этому, возможно, видишь в нем конкурента?

– Я не знал что он едет. Андрей Мочурад первый меня нашел, позвонил мне и сказал, что он пересекался с руководителем Национального антарктического научного центра и предлагал свою идею. То есть ни я о путешествии Мочурада не знал, ни он о моем. Поэтому это чистая случайность, что мы оба с похожими идеями попали в то самое время на станцию. Что касается конкуренции, то я такого со своей стороны не имел. Думаю, у каждого свой взгляд. Насколько знаю, то в первую очередь Андрей говорил, что планирует снимать кино. Потом уже возникла, а возможно и раньше была, но сначала не была озвучена идея о написании книги. На сколько мне известно, фокус его книги будет другой, чем мой. Моя цель популяризировать Антарктиду. Но я не считаю, что это только моя тема и никто не может писать про этот континент. Нет, я заинтересован, чтобы об Антарктиде писали и открывали новые аспекты.

– Понятно, так какими исследованиями занимаются наши ученые? Сделали ли они какие-то мировые открытия? Многих людей интересует целесообразность расходования денег на станцию «Академик Вернадский». Что ты об этом думаешь?

Фото: Маркіян Прохасько / facebook.com/markiyanprokhasko / facebook.com/antarctic2019
Фото: Маркиян Прохасько / facebook.com/markiyanprokhasko / facebook.com/antarctic2019

– Есть много интересных исследований украинских ученых. Был вместе с двумя биологами, которые мерили глубины акватории. Это дает возможность делать предположения, какие животные и растения могут там жить. В свою очередь – это полезная информация для геофизиков. Проводятся морские экспедиции. Также станция занимается проектом по исследованию климата. Десять или более специальных метеостанций вне базы «Академик Вернадский» исследуют климат: влажность, ветер, температуру. Это позволяет делать точное погодное картирование, суммарный анализ и поиск закономерностей. Кроме того, на станции «Академик Вернадский» метеостанция работает постоянно. В Антарктиде таких метеостанций примерно десять, соответственно значение каждой является важным. Если убрать одну, то погрешность возрастает. Каждая станция имеет свою ценность, вкладывает лепту в исследования климата в целом мире.

В Антарктиде много видов еще не открыты и не описаны, особенно под водой. Если не ошибаюсь, то украинские биологи нашли новый вид мха. Также узнал про нашего ученого, который описал несколько новых подводных видов. Возможно, наши исследования не такие масштабные, как некоторых других стран. Однако, с другой стороны, много кого мы пожалуй и опережаем. Не говорю уже о том, что не так много государств имеют станции в Антарктиде. Поэтому свою станцию надо ценить. Потому что у нас другой нет, и надо беречь то, что есть. Это вклад украинских ученых в науку, престиж страны, перспективы. Если говорить о прагматичных доказательствах, то наличие станции позволяет стране иметь квоты на вылов морепродуктов в Южном океане, который омывает Антарктиду. Антарктида является ничьей, поэтому ее судьбу решает мировое сообщество. Страны, в которых есть антарктические станции, имеют право решать, что делать с целым континентом в будущем. Возможно, будут, например, разрешения на добычу полезных ископаемых, хотя сейчас такая деятельность запрещена.

Фото: Маркіян Прохасько / facebook.com/markiyanprokhasko / facebook.com/antarctic2019
Фото: Маркиян Прохасько / facebook.com/markiyanprokhasko / facebook.com/antarctic2019

– А связь на станции? Есть возможность позвонить родным?

– В Антарктиде спутниковая связь, которая является достаточно дорогостоящей. Если не ошибаюсь, то есть только два оператора, которые дают такую связь по всему миру и в том числе в Антарктиде. Оттуда я выходил на связь через wi-fi. А с яхты – через спутниковый телефон. Минута разговора может стоить два доллара. Временами связи не было, потому что погодные условия могли препятствовать.

– Учитывая, что связь, пространство и количество людей – все это ограничено, то можно сказать, что жизнь на станции напоминает монастырь?

– Нет, в сезонный период такого я не почувствовал. Это очень атмосферное место. Кроме рабочих зон, исследователи также имеют комнату для отдыха, где есть возможность сыграть в бильярд или в дартс, ну и чай-кофе попить. Это место на станции – бар «Фарадей». Я уже упоминал, что было много людей, все очень разные и интересные, было с кем пообщаться. Поэтому, нет, к сожалению или к счастью, это не монастырь, ибо слишком много разнообразия (улыбается – ред.). На станции присутствует светское времяпровождение. Однако я могу судить только о сезоне, когда там много людей, а не когда 12 человек сидят целый год, потому что это большая разница. Возможно, повезет еще раз попасть на станцию и провести больше времени, чтобы лучше понять антарктическую жизнь и увидеть те изменения, которые происходят на континенте.

Фото: Маркіян Прохасько / facebook.com/markiyanprokhasko / facebook.com/antarctic2019
Фото: Маркиян Прохасько / facebook.com/markiyanprokhasko / facebook.com/antarctic2019

Читайте также: Тест: Что мы знаем об Антарктиде?

Разговаривал Юра Мартынович,
ИА ZIK

 

Редакция не всегда разделяет позицию авторов публикаций.

* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2019-06-16 07:56 :57