Новости » Общество 15 мая, 2019, 11:44
Марьяна Савка: Ликвидация специальности «издательское дело и редактирование» – это катастрофа

Специальность «издательское дело и редактирование» три года назад ликвидировали в нескольких украинских вузах, которые готовили таких специалистов, в частности, исчезла эта специальность и из программы Украинской академии книгопечатания. Преподаватели били тревогу, мы подписывали письма министру – ноль результата.

Об этом в статье для Opinionua написала Марьяна Савка – украинская поэтесса, детская писательница, главный редактор и соучредитель «Издательства Старого Льва», переводчица, певица, общественный деятель, член Украинского ПЕН.

Приводим текст в полном объеме:

«Как по мне, это катастрофа. Именно сейчас, когда украинский книжный рынок активно развивается, когда перед ним стоит масса задач, когда появляются новые издательства, новые жанровые ниши, когда конкуренция становится все более ощутимой, – в это время нам катастрофически не хватает действительно профессиональных редакторов. Как можно было зарубить эту специальность, вымыть ее из высшей школы, затерять между журналистикой, медиакоммуникацией и библиотечным делом, лишить отрасль специалистов!? Как вообще такое возможно, чтобы в вузе, который именуется Академией книгопечатания (!), не было такого ремесла, как «издательское дело и редактирование»! И везде в мире профессия редактора уважаемый и имеет глубокие традиции.

Это и унижение профессии и престижа преподавателей, которые несколько десятилетий готовили для книжной отрасли специалистов.

Говорят, что во времена министра образования Сергея Квита поступила такая инновация – редакторов решили причислить к журналистам. Будто это одно и то же. И я не имею ничего против журналистов, но мне нужны профессиональные редактора! А их днем с огнем не найти! И так – вот упущенное (надеюсь, не навсегда) определение профессии как «издательское дело и редактирование» очень точно охватывает функционал редактора в издательстве, потому что он одновременно паблишер, то есть издатель, менеджер издательских процессов и литературный редактор. Это человек-оркестр, универсальный солдат, профессионал своего дела, с высокой работоспособностью, а одновременно – психолог, тонкий коммуникатор, так же общается с творческими людьми, а они часто нервные и щепетильные.

Книжному рынку нужны собственно редакторы, высокопрофессиональные, осведомленные во всех нюансах издательского дела, редакторы, которые имеют собственное мнение и опираются на полученные, довольно специфические знания.

Я закончила филологический факультет Львовского университета им. Ивана Франко. Мы изучали грамматику, правописание украинского языка, но никто нас не учил работать с текстом. Никто не давал нам знаний, которыми должен владеть редактор в издательстве. Как быстро оценить уровень текста, стилистическое соответствие жанру и возрастной аудитории, как определить наличие плагиата, как работать с примечаниями, ссылками, комментариями, словарями и словариками, как работать с переводом и переводчиком, художником, дизайнером, корректором, как уговорить автора убрать лишнее, как отстоять свой вариант названия, структуры. И наконец – как убедить других силой харизмы и профессионализма, что должно быть именно так, и не иначе. Потому что так решил редактор. У меня ушли годы практики на то, чтобы чего-то достичь в этой профессии. Да и то далеко не всего.

Я бы не рискнула стать редактором научного издания, например. Там тьма-тьмущая нюансов в работе со справочным аппаратом, с проверкой источников и ссылок. При том, что я когда-то совмещала работу главного редактора с работой литературного, художественного редактора, а еще корректора (а иногда автора, редактора, корректора). Такое часто случается, когда ты издатель-начинающий.

Вообще редакторов до черта. В прессе, на радио и телевидении. Есть, конечно, литредакторы. Прежде всего они являются знатоками языка. А еще выпускающие редакторы, редакторы колонок, редакторы отделов, редакторы радио - и телеэфира, главные редакторы, шеф-редакторы... Их ух как много, и часто у них такие разные задачи, что вряд ли редактор радиоэфира пойдет работать редактором в газете.

А знаете ли вы, чем живет редактор книжного издания? Он заканчивает свой рабочий день глубоко ночью, потому что надо дочитать верстку или сверить правки. Он просыпается от холодного пота, потому что вдруг его пронзает сомнение, проверил ли он заголовок перед сдачей книги в печать. Он не может отключиться от работы на выходных, потому что именно тогда активизируются подрядчики на аутсорсе и пишут ему во все фейсбуки и вайберы. Он не успевает читать что-то вне того, что сам редактирует, потому что просто уже ни на что не остается времени. Он постоянно попадает под удары отдела маркетинга и продаж, которому постоянно не нравится то обложка, то шрифт, то текст, то автор, а главное – не нравится цена печати. И в этом всем виноват редактор. Но почему редактор? Кто, собственно, такой редактор? Это армия женщин – мужчины в этой профессии встречаются крайне редко. А у этих женщин еще и дети, которым надо дать совет. А потом книга придет из типографии, дойдет до читателя, и начнет «болеть душа», потому что обязательно найдется кто-то, кто увидит ошибку, которую недоглядел редактор. И зря, что ее могли выловить по крайней мере трое других людей. Он будет чувствовать свою вину и будет проживать персональный редакторский ад.

Я горжусь нашими ответственными редакторами в «Издательстве Старого Льва» – это замечательные, профессиональные, мощные, творческие девушки. Но даже в уютной атмосфере нашего издательства им бывает сложно спасаться от выгорания, потому что быть редактором – это сверхзадача, это тяжелая интеллектуальная и менеджерская работа. И этот труд надо уважать. Я это прекрасно понимаю. И думаю, со мной согласен каждый издатель. Не знаю, почему этого не понимают в Министерстве образования.

Недавно пересматривала фильм «Гений» по роману Эндрю Скотта Берга «Макс Перкинс: редактор гения». Стал бы Томас Вулф таким известным романистом, если бы не его редактор? Взять на себя смелость отбросить все лишнее, нести ответственность за точность каждого смысла, каждого слова – это то важное, что может сделать редактор. Он, конечно, останется в тени гения, и никто о нем не вспомнит. Но о чем мы говорим? Министерство же сказало, что редактор не нужен. Нет издательского дела и редактирования в перечне профессий – слишком узкая формулировка, широты не хватает. И скоро просто не останется преподавателей, которые готовили этих редких умников, которых мне очень нужно найти. Все подадутся в гении. Редакторов не останется. Если мы снова закроем на это глаза».

* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2019-06-25 12:30 :01