Новости » Мир 6 мая, 2019, 11:21
Как одна из самых коррумпированных в мире стран борется с политической коррупцией

Политическая коррупция стала привычным явлением во многих странах мира. И ее почти невозможно контролировать. Крупнейшие нарушители чаще всего – одни из самых влиятельных фигур в своей общине. Многие полицейские, прокуроры и судьи обычно обязаны им своими должностями. Это острая проблема, которая существует даже в странах с хорошо развитыми демократическими институтами. Так каким же образом преодолеть ее?

Ответ на этот вопрос предлагает издание The Atlantic.

В течение десятилетий коррупция в Индонезии напоминала влажность воздуха: она существовала всегда и всюду. В первом рейтинге восприятия коррупции 1995 года, составленном Transparency International, страна заняла последнюю строчку. В прошлом году она заняла 89-е место в рейтинге из 180 стран. Конечно, ей далеко до Дании, возглавившей рейтинг, но и неблизко до Сомали, попавшего на 180-е место. Какие же уроки можно вынести из опыта Индонезии?

Когда многолетнее правление диктатора Сухарто завершилось в 1998 году, он оставил в наследство коррупцию, пронизывавшую все слои общества. По оценкам, за три десятилетия пребывания на посту он разворовал около $35 млрд, получив титул самого коррумпированного лидера в мире. Его примеру последовали как министры, так и патрульные. Полиция редко бралась даже за самые очевидные случаи взяточничества, и прокуроры редко начинали даже самые выигрышные дела.

Тогда, в 2002 году, в стране была создана Комиссия по ликвидации коррупции. Новый орган должен был работать параллельно с полицией и генеральным прокурором. Ему были даны полномочия по проведению расследования и преследованию любого государственного служащего за любой тип коррупции.

Через несколько лет ничем не примечательный прокурор из маленького городка, расположенного в Центральной Яве, Фердиан Нугрохо «поймал большую рыбу» по имени Фуад Амин Имрон, регента района на острове Мадура, присвоившего свыше $42 млн.

Фуад Амин – внук одного из самых почитаемых мусульманских ученых. Его дед был духовным наставником основателя крупнейшей исламской организации мира. Люди не только уважали его, но и боялись.

В Индонезии Мадура имеет репутацию, подобную итальянской Сицилии: люди там прямолинейны и готовы решить спор с помощью насилия. Один работник неправительственной организации, который начал интересоваться делами регента, был расстрелян в 2015 году. Его убийца происходил из той же политической партии, что и регент, и, по словам Нугрохо, получил только шесть месяцев тюрьмы.

В течение десятилетия все в округе знали Фуад Амина, чем он занимается, и никто и слова не сказал центральной власти. Только после того, как регент ушел в отставку (конечно, передавая полномочия своему сыну), кто-то наконец осмелился позвонить на горячую линию Комиссии по ликвидации коррупции. Фуад Амин был приговорен в 2017 году к 13 годам заключения, а его имущество конфисковано.

Несмотря на все успехи, антикоррупционная работа остается опасной. В весенний день 2017 года следователь Комиссии Новелл Басведан возвращался домой из мечети, когда головорез на мотоцикле брызнул ему в лицо кислотой. Басведан выжил, однако, ослеп на один глаз. Рядом со штаб-квартирой Комиссии висит щит, на котором рядом с его изображением идет подсчет дней, часов, минут и секунд, которые злоумышленник остается на свободе. Цифра, показывающая «дни», недавно достигла отметки 780. Сообщение четкое: Комиссия может и не в состоянии гарантировать безопасность своего персонала, однако, не позволит игнорировать, на какие жертвы он идет.

Чему еще может научить Комиссия? Нугрохо указал на три фактора, которые делают его организацию более эффективной, чем многие другие. Во-первых, ее независимость. «Никто не мешает нам, – сказал он. – Мне никогда не говорили оставить дело». Во-вторых, ее чрезвычайные полномочия. «Мы можем браться за любое дело без разрешения судьи», – отметил он.

Третий элемент – готовность Комиссии преследовать политиков. Индонезия имеет десять достаточно крупных партий, чтобы получить места в национальном законодательном органе, а также множество малых. Большинство крупных попали на радар Комиссии.

Однако, для организации, которая отвечает за борьбу с коррупцией в стране, где она широко распространена, Комиссия не всегда выполняет свое призвание. В 2010 году, например, ее глава был приговорен к 18 годам тюрьмы за приказ убить делового партнера, который шантажировал его за внебрачные отношения.

Более того, 100-% уровень раскрытия вызывает множество вопросов. Бывший чиновник заявил, что его дело было сфабриковано индонезийской разведкой и что он был осужден после того, как отказался от требования судьи о взятке. Или у комиссии такие хорошие показатели только потому, что она занимается лишь простыми случаями? Возможно, она игнорирует более влиятельных лиц. Частично, проблема борьбы Индонезии с коррупцией заключается в том, что Сухарто никогда не был заключен (он умер в 2008 году). Трудно преодолеть бюрократов низшего уровня, оставляя нетронутой верхушку.

Однако, самое большое достижение Комиссии в том, что она хоть как-то привлекает к ответственности. За время существования агентства Индонезия ежегодно поднималась в рейтинге Transparency International.

Наибольший ее вызов заключается в том, чтобы очертить четкую границу между политической коррупцией и привычной политикой. Если разделять политическую коррупцию, то она очень быстро может войти в норму. Индонезийская Комиссия не является идеальным решением проблем коррупции. Однако, она дает представление о мерах, которые помогают бороться с «грязной политикой».

Подготовила Оксана Вергелес,
для ИА ZIK


Реклама

Находитесь в поиске стильного аксессуара? Предлагаем вам выбрать красивую и оригинальную женскую сумку на сайте. Большой выбор сумок высокого качества. Много новаторских идей и классических моделей.

Редакция не всегда разделяет позицию авторов публикаций.

* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2019-07-16 23:19 :35