Новости » Мир 20 апреля, 2019, 0:45
12 моментов из отчета Мюллера

Генеральный прокурор Уильям Барр обнародовал долгожданный отчет специального прокурора Роберта Мюллера относительно его расследования вмешательство России в президентские выборы 2016 года в США.

Издание The Atlantic опубликовало информацию о 12 основных моментов, которые стоит принять во внимание:

  1. Офис специального прокурора объяснил, почему не возбудил уголовных дел по обвинениям в заговоре, и подробно описал, как некоторые из расследуемых лиц врали или удаляли сообщения.

Несмотря на то, что расследование выявило многочисленные связи между лицами, приближенными к российскому правительству и связанными с кампанией Трампа, не было достаточно доказательств для выдвижения уголовных обвинений. Также было недостаточно доказательств для того, чтобы обвинить любого представителя кампании в том, что он работает на российское правительство. Показания встреч 9 июня 2016 года в Трамп-тауэр между представителями Трампа и российским адвокатом, и обнародование хакерских материалов WikiLeaks не были достаточными для возбуждения уголовного дела.

Следствие установило, что несколько человек, связанных с кампанией Трампа, врали офиса специального прокурора и Конгресса относительно их связи с российскими должностными лицами. Это существенно осложнило расследование вмешательства России в выборы. Офис специального прокурора расценил определенную часть этой лжи как нарушение федерального закона о даче показаний.

  1. В разделе, посвященном эпизодам, которые касаются президента и возможных помех правосудию, команда Мюллера объясняет, что она приняла решение не выносить обвинения. Однако, команда специального прокурора также заявила, что не может прийти к окончательному выводу о том, Трамп на самом деле не препятствовал правосудию.

Офис специального прокурора пришел к выводу, что предъявление обвинений президенту будут препятствовать ему в принятии решений и руководстве страной. Вместе с тем, он не исключил того, что президент на самом деле оказал сопротивление правосудию.

  1. По вопросу о заговоре во время встречи в Трамп-тауэр между Дональдом Трампом-младшим, Джаредом Кушнером, Полом Манафортом и российским адвокатом, команда Мюллера пишет:

«Вряд ли можно доказать то, что участники встречи 9 июня знали, что их поведение является незаконным. Следствие не собрало достаточных доказательств того, что участники встречи знали о запрете иностранных вкладов ...».

  1. Команда Мюллера детально описывает реакцию Трампа на назначение специального прокурора.

Президент откинулся на стуле и сказал: «О, Боже мой. Это ужасно. Это конец моего президентства». Президент рассердился и упрекнул Генерального прокурора за его решение отойти от расследования, заявив: «Как ты мог позволить, чтобы это случилось, Джефф?». Президент сказал, что генеральный прокурор был его важнейшим предназначением и что Сешнс «киданул его». Сешнс вспомнил, что президент сказал ему: «Вы должны были меня защитить».

  1. Трамп пытался убедить бывшего Генерального прокурора Джеффа Сешнса «отказаться» от проведения специальным прокурором расследования.

Президент Трамп негативно отреагировал на назначение Специального прокурора. Он сообщил своим советникам о том, что это конец его президентства, и пытался убедить Генерального прокурора Джеффа Сешнса отказаться от назначения специального прокурора и отменить расследование.

  1. В июне 2017 года Трамп сказал тогдашнему адвокату Белого дома Дона Макгану, чтобы тот приказал генеральному прокурору устранить Мюллера с должности специального прокурора.

Макган не выполнил указания, решив, что лучше уйти в отставку... Того же вечера Макган сообщил об этом Райнсу Прібусу и Стивену Беннону. Прибус и Беннон оба призвали Макгана не покидать пост, и Макган конце концов остался на своем посту. Он не сказал президенту напрямую о том, что планирует уйти в отставку, однако в следующий раз, когда они встретились, президент также не напоминал о свое указание.

  1. Команда Мюллера подробно описывает, как Трамп ответил на письменные вопросы в отношении России, однако, не согласился предоставить письменных ответов на вопрос о его препятствовании правосудию. Команда объясняет, почему она решила не вызывать его в суд.

«Имея все полномочия и юридическое обоснование для того, чтобы вызвать президента в суд для дачи показаний, мы решили не делать этого. Мы приняли это решение, учитывая существенную задержку в расследовании, к которой привел бы такой шаг. Мы также решили, что, несмотря на значительное количество доказательств, которые мы уже получили относительно действий Президента и его публичных и частных заявлений, что описывают или объясняют эти действия, мы имеем достаточно доказательств, чтобы понять соответствующие события и сделать определенные оценки без показаний Президента».

  1. Трамп надиктовал старшему советнику Белого дома Стивену Миллеру письмо, в котором освободил Коми.

5 мая на пятничном обеде, на котором присутствовали президент, различные советники и члены семьи, в том числе Джаред Кушнер и старший советник Стивен Миллер, президент заявил о том, что хочет освободить Коме, и имеет идеи относительно письма об этом. Президент продиктовал письмо, а Миллер записал его. Как указано в записках, президент сказал Миллеру, что письмо должно начинаться: «Хотя я очень благодарен за то, что вы сообщили мне о том, что я не нахожусь под следствием по обвинениям в том, что я часто называл сфабрикованной историей о моей сговора с Россией, пожалуйста, имейте в виду, что я, и, по моему мнению, американская общественность, включая Демократов и Республиканцев, потеряли веру в вас как директора ФБР». После обеда Миллер подготовил письмо об увольнении Коми на основе этих записок и исследований, которые он провел на поддержку аргументов президента.

  1. Подытоживая свое расследование относительно того, существовал заговор между кампанией Трампа и Россией, специальный прокурор написал:

«В общем, следствие выявило многочисленные связи между приближенными к Трампа людьми и лицами, связанными с российским правительством. Эти связи включали российские предложения посодействовать кампании. В некоторых случаях участники кампании была склонны принять предложения, в других случаях – отказаться. В конце концов, расследование не установило сговора между предвыборной кампанией и российским правительством относительно вмешательства в выборы».

  1. При увольнении Коми, пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс заявила журналистам, что агенты ФБР сообщили администрации о том, что они недовольны руководством Коми. Позже она рассказала следователям, что это не так:

В письме президента об увольнении Коми отмечалось, что мораль ФБР находится на самом низком уровне, и Сандерс сообщила прессе о том, что Белый Дом получил «бесчисленные» жалобы агентов ФБР о потере доверия к Коме. Однако, никаких доказательств этому следствие не обнаружило. Президент сказал Коми во время их ужина 27 января, что «работники ФБР действительно любят его». Не имеет никаких доказательств того, что прежде чем решить уволить Коми, президент услышал что-то другое, и Сандерс признала следователям, что ее комментарии не были основаны на чем-то конкретном.

  1. Весной 2016 года Джордж Пападопулос проинформировал своих коллег, включая Миллера, Манафорта, Кори Левандовски и Сэма Кловиса, о возможности организовать встречи в Москве. Специальный адвокат пишет:

«27 апреля 2016 года Пападопулос написал Миллеру второе письмо о том, что «из Москвы поступали интересные сообщения о поездке». В тот же день Пападопулос послал аналогичное письмо менеджеру кампании Кори Левандовски, отмечая, что он «получил много звонков за последний месяц относительно того, что Путин хочет принять Трампа и его команду, когда наступит подходящее время»... 4 мая 2016 года он переслал Левандовскому письмо от Ивана Тимофеева о встрече в Москве, спрашивая у Левандовского, «следует продвинуть этот вопрос». На следующий день Левандовский переслал письмо Тимофеева Сэму Кловісу, добавив к электронному письму тему: «Обновления России». Он включил то же сообщение к письму Пола Манафорта от 21 мая 2016 года под темой «Запрос из России о встрече с господином Трампом».

  1. Несмотря на то, что команда Мюллера не доказала то, что Трамп приказал своему бывшему адвокату Майклу Коэну соврать Конгресса, в отчете приведены тесные связи между юридической командой Коэна и предвыборной кампанией Трампа.

В феврале 2018 года, после того как Коэн опубликовал заявление о том, что он использовал свои собственные средства, чтобы выплатить $ 130,000 порнозірці Сторми Дэниэлс, и не получил от президента никакого возмещения этих средств, персональный адвокат Трампа отправил Коэну сообщение: «Клиент благодарит за то, что вы делаете». В августе 2017 года, когда Коэн давал показания Конгрессу о соглашение о строительство Трамп-тайер в Москве, он ежедневно общался с личными адвокатами Трампа.

Коэн рассказал, что персональный адвокат президента советовал ему во время дачи показаний не вдаваться в детали, но считал, что дело вскоре должно завершиться. Коэн вспомнил, что персональный адвокат президента сказал, что «его клиент» высоко ценит Коэна и что ему не стоит перечить президенту.

Подготовила Оксана Вергелес,
для ИА ZIK

 

Редакция не всегда разделяет позицию авторов публикаций.

* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2019-05-21 18:19 :45