Новости » Политика 15 марта, 2019, 18:53
Бронемашины армии: доходят ли они до передовой? Расследование «Троп войны»

Чтобы надежно защищаться от врага, украинская армия должна постоянно двигаться в ногу с техническим прогрессом. Современные бронемашины без преувеличения можно назвать стальными мышцами армии. Вот только среди часто чумазых, самоотверженных и героических военны,х кое-кто с белоснежным галстуком готов рисковать безопасностью страны ради обогащения. И не будет отдавать горечью такое богатство на территории, где уже не будет страны?

Об этом говорится в программе военных расследований «Тропами войны» в эфире телеканала ZIK.

Стратегия ведения войн постоянно меняется

В различных горячих точках мира, в частности, и на Донбассе, конфликты приобрели более асимметричный характера, то есть приходится противостоять террористическим группам, которые используют партизанские методы ведения боя: применяют засады, закладывают мины. Поэтому в разных армиях мира, чтобы обезопасить личный состав от потерь, появился новый тип машин – бронированные автомобили.

На вооружении в ВСУ находится два вида бронированных автомобилей «Казак» и «Барс». Кроме того, допущены к эксплуатации «Дозор», «Варта» и «Новатор».

«Бронированные автомобили появились в ВСУ только в 2014 году, от начала агрессии. Каждый тип техники обладает определенной задаче», – комментирует начальник Управления обеспечения центрального автомобильного управления ВСУ Вооружения ВСУ Александр Гречаников.

В Генштабе отчитываются: машины надежные, на передовую поставляют их по мере возможности. Получают в первую очередь те, кто в этом наиболее нуждается. Все зависит от задач, которые выполняет тот или иной подраздел.

«Преимущественно поставляют автомобили, которые защитят от мин, пуль снайперских винтовок на расстоянии до 300 метров. Обслуживание зависит от финансов. Сейчас машины на гарантийной эксплуатации, то есть работают за счет предприятий-производителей. Открытым вопросом остаются финансовые возможности государства. Сможет ли оно поставлять в войска сверхсовременную технику?», – подчеркивает Александр Гречаников.

Столь надежные бронемашины украинского производства?

Не у всех на слуху бронированная машина «Козак». Ее изготавливают на научно-производственном объединении «Практика». Автомобиль уже претерпел двух модификаций и соответственно вышли усовершенствованные версии – «Козак-2» и «Казак 2-М».

«Сейчас «Козак 2-М» подготовлен к государственным испытаниям», – комментирует начальник Управления обеспечения центрального автомобильного управления ВСУ Вооружение ВСУ Александр Гречаников.

Независимую оценку технике дает военный эксперт Сергей Згурец.

«Современные «Казаки-2М» является броневиками, то есть машины имеют несущий корпус, который соответствует всем требованиям протиминной и протипульной защиты. Эту технику начали поставлять в десантно-штурмовые войска», – рассказывает директор информационной консалтинговой компании «Defense Express» Сергей Згурец.

Еще одна бронемашина, которая есть на вооружении – это «БАРС» – детище автостроительной компании «Богдан-Моторс».

«В Минобороне эта машина рассматривается, как боевая, если на нее установить миномет», – обращает внимание Сергей Згурец.

Относительно бронированных автомобилей, допущенных к эксплуатации, в Генштабе отметили «Варту».

«Автомобили «Варта» есть в подразделениях морской и противотанковой пехоты», – комментирует военнослужащий Александр Гречаников.

200 млн грн: Сделка, с которой связывают депутата Пашинского

Модифицированная версия – «Варта-Новатор» оказалась в центре коррупционного скандала. Фирму, которую связывают с председателем комитета Нацбезопасности и обороны ВРУ Сергеем Пашинским, обвиняют в тайном получении 200 миллионов гривен от армии.

Деньги поступили со счета Государственной казначейской службы на частный счет «Украинской бронетехники». Директор фирмы Александр Кузьма, родственник Николая Кузьмы, который в 2014 году был помощником Сергея Пашинского. Проплата прошла без конкурса, вне «Prozorro», хоть бронеавтомобиль имеет конкурентов.

Допущен к эксплуатации и бронированный автомобиль «Дозор-Б». Вот только эксперт Сергей Згурец не уверен, что они и в дальнейшем будут поставляться на вооружение. Объяснение простое – есть лучшая альтернатива, хотя и зарубежная.

«Украине предлагают машины польского производства «Онсилла». Она является копией «Дозора», но имеет доработанные решения. Фактически, соответствует требованиям военных», – говорит директор информационной консалтинговой компании «Defense Express» Сергей Згурец.

В начале войны на Донбассе в Минобороны особо не перебирали в бронированной технике. Брали все, что предлагали, но со временем выбор увеличивался, а военные стали требовательнее.

«Появилось понимание того, какая техника нам нужна. Поэтому сейчас имеем узкий перечень отечественных средств», – комментирует Сергей Згурец.

На которые бронемашины государству сейчас хватило денег?

Кроме бронированной техники украинского производства, на вооружении у наших военных есть еще американские «HMMWV», более известные, как «Хаммеры». Они способны развивать скорость до 105 километров, а внутри помещаются четыре военных, еще один может разместиться сверху – в пулеметном гнезде.

«Автомобиль зарекомендовал себя положительно. Он используется для перевозки личного состава или разведывательно-поисковых задач», – говорит заместитель начальника отделения инспекторов пограничной службы Мариуполь Иван Кацаруба.

Пограничник добавляет: помощь от американского правительства в виде таких машин была очень уместна.

«Такое средство защищает от крупнокалиберного пулемета», – отмечает военнослужащий Иван Кацаруба.

Пограничники нахваливают: машина создана военными для военных. У нее не лопаются мосты и не отрываются амортизаторы. А если и случаются поломки, то это не беда.

«Мы обеспечены всеми деталями, проводим каждый месяц техосмотр на территории отдела. Ежеквартально на пограничном отряде проверяем автомобиль, а когда надо заменяем детали», – отмечает военнослужащий Иван Кацаруба.

С 2014 года открыто более 100 уголовных производств по коррупции в оборонной сфере

Украинские производители изобретают все новые бронированные автомобили, со временем их отправляют на передовую. Казалось бы, все в порядке. Впрочем, даже здесь умудряются зарабатывать нечестным путем деньги, и к тому же, очень большие.

Председатель экспертной организации «StateWatch» Глеб Каневский за годы расследований хищений в оборонке накопал много интересного. Говорит, что в военно-промышленном комплексе только с 2014 года открыто более сотни уголовных производств.

«Дела или зависают в судах, или их не расследуют. То есть осуществление открываются и не закрываются», – говорит председатель экспертной организации «StateWatch» Глеб Каневский.

По делам, которые открыты с 2014 года, коррупционеры в оборонной отрасли нанесли ущерб государству на сумму более миллиарда гривен.

Почему государственные заказы в «оборонке» называют властным бизнесом?

«Государственный оборонный заказ – это всегда был президентский бизнес. При любой власти. Ведь на заседаниях СНБО под председательством президента, формируется список людей, которые будут зарабатывать на тайных государственных контрактах», – объясняет Глеб Каневский.

Он объясняет, что именно президентская вертикаль определяет, кто эти деньги напрямую, без каких-либо конкурсов, получит от Министерства обороны, от СБУ, Национальной гвардии и других силовых ведомств.

«Особенно этот бизнес расцвел во время войны. Очевидно, что государственный оборонный заказ вырос вдвое и, по разным подсчетам экспертов, составляет сейчас свыше 70 миллиардов гривен в год. Эти средства тратятся на обновление техники», – говорит Глеб Каневский.

Какие же громкие скандалы случились во время закупок техники для армии?

В прошлом году, по данным «StateWatch», Николаевский бронетанковый завод решил закупить двигатели для бронетранспортеров у итальянской фирмы «Ивеко», сделав предоплату на более чем четыре миллиона гривен. Однако, товар из Италии не пришел, потому что фирма просто исчезла.

«Менеджмент завода не придумал ничего лучшего, как взять деревянные коробки, насыпать в них металлолома, запломбировать и написать на них «Двигатели «Ивеко»», – рассказывает Глеб Каневский.

Сделку, на счастье, раскрыли и по данному факту уже открыто уголовное производство.

«Специалисты считают, что это дело бесперспективное. Потому что каждый пункт контракта, каждое движение денег является государственной тайной», – говорит Глеб Каневский.

Если бы хотя бы часть денег от таких махинаций в оборонке тратили на бронированные машины, то вполне вероятно, что их брак очень быстро бы решили.

К такому мнению склоняются эксперты проекта «Марлин», которые специализируются на расследованиях в военной сфере. Они подсчитали, что можно было бы купить только за деньги из сделки между Харьковским заводом имени Малышева, КБ «Артвооружения» и киевским бронетанковым заводом.

Ржавчина в конфетной обертке: что именно продали вдвое дороже нашей армии?

Согласно расследованию экспертов проекта «Марлин», завод Малышева уплатил двадцать семь с половиной миллиона гривен. И в игру вступило государственное предприятие Киевский бронетанковый завод. Он и продал «Артозброенню» не новые стволы, а старые советские. Их, предварительно отчистив от ржавчины, отгрузили в Харьков с приставкой «новые». Фактически, за эти средства можно было бы купить два бронированных «Кугуари».

«Работает целая система «прокладок», которые появляются, например, на финансовых нарушениях Житомирского завода, Киевского бронетанкового завода, Харьковских танковых заводах», – объясняет председатель экспертной организации «StateWatch» Глеб Каневский.

Именно из-за такого типа злоупотребления и недофинансирование ВСУ, даже в годы войны, на передовой до сих пор мало новейшего вооружения.

Ветеран войны рассказал про бронированные автомобили на передовой

«Директор», ветеран войны, «насолил» уже не одному, кто хотел нажился на армии, поэтому ему хорошо известны тонкости многих коварных схем.

«Глобально, новой техники на фронте – нет. Новыми средствами укомплектовываются Нацгвардия, Нацполиция», – говорит военнослужащий с позывным «Директор».

Бронированные автомобили на передовой – роскошь. В основном, говорит, их заменяю старые советские БТР.

«Есть нормативы по сдаче боевой техники, в частности, по БТР. Однако, к сожалению, за этим не следят», – комментирует «Директор».

Не всегда то, что красивое на вид, может быть пригодным для работы.

«Привозят БТР на завод. Там его красят, придают ему товарный вид. Потом эту конфетку кому-то спихивают», – говорит «Директор».

Если же такую технику принимаешь, то потом сам и отдувайся за ее поломку, рассказывает военный.

«Поломки списывают на бойцов, мол, они не умеют пользоваться техникой», – рассказывает «Директор».

И так, убеждает военный, было не только в 2014 году. Такую картину он встречал уже сейчас.

Так почему же нам говорят о том, что все проблемы с техникой практически решены?

Иван Винник работает в ВСК по расследованию коррупции в армии, кроме того он является членом комитета ВРУ по вопросам национальной безопасности и обороны. Он уверяет, что работа над новой техникой продолжается.

«Мы активно ведем дискуссию с Министерством обороны, чтобы упростить все разрешительные процедуры, либерализовать рынок и тому подобное. Мы заинтересованы и в изготовлении, и обеспечении оружием армию», – уверяет нардеп Иван Винник.

Еще один народный депутат – Олег Петренко – знает, что такое война. Сам воевал в ее начале в составе «Азова». Тогда с техникой были куда большие проблемы. Ведь приходилось самим не то что ремонтировать, а даже придумывать, как защитить машины броней.

«Я помню легендарный грузовик «Пряник». Ее своими руками сделали наши бойцы. Он же сыграла большую в освобождении Мариуполя», – вспоминает нардеп Олег Петренко.

Но депутат на связи с военными, поэтому знает, на чем теперь ездят бойцы.

«От собратьев знаю, что техника по характеристике – неплохая, впрочем качество –слабенькое. Нам есть что совершенствовать», – говорит нардеп Олег Петренко.

Могут ли народные депутаты существенно повлиять на ситуацию с обеспечением военных техникой?

«Парламентский контроль за ВСУ – отсутствует. Армия, Президент – они против контроля, а потому важную информацию засекречивают», – объясняет военный эксперт Юрий Бутусов.

Бюджет на оборону на 2019 год увеличили, но и этого недостаточно для того, чтобы существенно заменить старые машины на новые бронированные автомобили, говорит Сергей Згурец.

«Министерство обороны не может закупить больше, потому что у него маленький бюджет. В общем, только 2,8 миллиарда долларов», – комментирует Сергей Згурец.

Учитывая то, что наши предприятия могут производить больше от государственного заказа, является целесообразность задуматься над экспортом.

«Должны приложить двойное усилие, чтобы отстоять внешние рынки. Ведь экспорт продукции – это экономическая составляющая государства», – отмечает Сергей Згурец.

Вот только, если закупки будут дальше под грифом секретно, то те, кто получают «откаты», в будущем и в дальнейшем смогут это успешно делать.

«Особенность государственного оборонного заказа в том, что когда даже власть обновится – оборонный заказ еще несколько лет продлится, обогащая тех политиков, которые были когда-то при власти», – объясняет председатель экспертной организации «StateWatch» Глеб Каневский.

Напомним, ранее в программе военных расследований «Тропами войны» рассказали о марксменах – их философию и специальные учения.

* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2019-03-24 04:29 :38