Новости » Общество 24 февраля, 2019, 12:52
Ищем новые пути достижения цели: активисты Евромайда о том, как меняют Украину

Украинцы хотят перемен и превращения Украины в европейское государство. И надежда есть, ведь новая генерация внедряет изменения. В частности, это постмайдановцы, которые сформировали гражданское общество.

Об этом говорилось в программе новостей «Первые о главном. Детали» в эфире телеканала ZIK.

Анна Коваленко, советник министра обороны и эксперт по вопросам безопасности. Сейчас трудно узнать в ней  одного из сотников Майдана 2014-го, студенткой она взяла на себя управление 39-й, так называемой «женской» сотней. И с девушками принимала участие в боях на Институтской.

«Сразу пошли звонки, несколько сотен, говорили что не хотим носить бутерброды, хотим быть как мужчины, хотим на баррикадах, хотим носить, строить, долбить», – рассказала советник министра.

После победы Майдана пошла работать на общественных началах в Министерство обороны. Искренне хотела проводить реформы.

«Мы тушили пожар, когда началась война. Мы организовали волонтеров, сделали с девушками коллцентр для координации волонтеров, добровольцев, военных», – вспоминает она

И неожиданно перемены затормозили и активистка столкнулась со сложностями старой системы. У Анны своя история о попытке реформы, за которую пришлось биться годами.

«Например, это закупки, очень конкретные вещи, на обеспечение бронежилетами и касками, которые производятся по стандартам. Хотя рынок у нас сейчас очень развился и есть производители, которые это делают по стандартам НАТО», – отметила Коваленко.

Переаттестация полиции, судебная реформа, борьба с коррупцией, реформа органов власти, расследование дел Майдана, люстрация – вот список того, что не удалось пока довести до ума в Украине. Почему же так произошло и майдановцы не смогли сломать систему – рассказал другой боец Евромайдана, из 38-й сотни, Александр Супрунюк. После Революции достоинства он стал мэром Нетешина, что в Хмельницкой области.

«За первый год почти ничего изменить не удалось, только руководителей коммунальных предприятий заменили всех. И если бы не активная поддержка майдановцев, активистов, меня бы за первый год  просто съели», – отметил городской голова Нетешина Александр Супрунюк.

Несмотря на сопротивление старых чиновников, все же удалось децентрализовать коммунальную сферу, реализовать систему закупок ProZorro и привлечь грантовые средства на развитие города. Именно на них построили новую библиотеку, закупили медицинское оборудование для местной больницы, сделали доступной и электронной работу местных властей и навели порядок на улицах. Но то, что можно было успеть за год – делали почти пять. Городской голова говорит, что к такому сопротивлению не был готов.

«Каждый из нас является частью системы, мы все живем в системе, и чтобы изменить ее и сломать, надо чтобы все были готовы к этому или большинство и они были готовы идти на некие жертвы. А то у нас превалирует такое, что мы за реформы, но так, чтобы нас не трогали», – подчеркнул Супрунюк.

Старые элиты не дают консолидироваться постмайдановскому движению

По данным статистики, количество общественных организаций неуклонно растет. Если еще во времена Януковича их было несколько тысяч, то уже в 2018 году – свыше 80 000. Их членами являются миллионы граждан Украины, а общее финансирование в виде членских, грантовых и благотворительных взносов составляет более шести миллиардов гривень ежегодно.

И на самом деле не все так просто. Екатерина Бутко координирует работу офиса «Автомайдана». На них охотился «Беркут», их боялись ГАИшники, а организованный ими автопробег в Межигорье собрал тысячи автомобилей. Сейчас, по ее словам, на их акции под имения генпрокурора и министра внутренних дел приходят сотни людей, а сама организация выросла за пять лет не особо.

«У нас по всей Украине более 200 людей, в разных городах, но активных, которые постоянно собираются на еженедельные собрания в Киеве – 20-30», – сказала координатор офиса «Автомайдана» Екатерина Бутко.

Руководитель организации Сергей Хаджвинов говорит – главное, что костяк сохранился, а к тому, что люди устали после Майдана, относится по-философски.

«Это нормально, потому что во время революции многие перестали заниматься своей повседневной жизнью, и не все могли посвящать после революции свое свободное время общественной жизни», – отметил руководитель офиса «Автомайдана» Сергей Хаджвинов.

«Автомайдан» в настоящее время концентрируется на борьбе с продажными судьями, которые живут не по средствам. И в свое время в угоду режиму расправлялись с активистами.

«Карьера, где работает, где работал, какие решения принимал, где имения и прочее», – добавил Хаджвинов.

В Украине активистам доверяет 40 процентов населения

Ирина Бекешкина, глава Фонда «Демократические инициативы» поразила цифрами – оказывается, через Майданы прошло более 15-ти процентов населения Украины, и сейчас только половина участвует в активной деятельности или же минимально ею интересуется. Но это не означает, что эффективность общественных активистов уменьшилось. Главное – теперь у общества появилось больше возможностей давить на власть и добиваться своего.

«Власти не доверяют, а общественным активистам доверяют. 40% доверия общественному сектору – о таком рейтинге доверия политики могут только мечтать», – подчеркнула глава Фонда «Демократические инициативы» Ирина Бекешкина.

Согласен с Ириной Бекешкиной и доктор исторических наук Алексей Гарань. Говорит, что украинский пример не уникален и его уже проходили другие страны. Поэтому опускать руки не стоит.

«Сейчас жечь шины под Радой или под Верховным судом – это не героизм. Потому что есть возможности легально лоббировать те или иные изменения, есть возможности для легального мирного протеста», – отметил Гарань.

Тем временем активисты ищут новые пути достижения цели. Анна Коваленко говорит, что теперь неравнодушные люди идут в общественные советы и экспертные центры. Так контролируют чиновников и предлагают изменения.

«Мы хотели одним махом поменять все быстро, это не получилось. Тогда мы организовались в greepy intervention – «ползучую интервенцию» гражданского общества и его влияния на происходящие процессы», – отметила Коваленко.

Также Александр Супрунюк не останавливается перед регулярными увольнениями и постоянной сменой кадров – говорит, надо не бояться искать новых людей с современными взглядами, потому что они всегда есть. Именно так удалось реформировать в Нетешине сферу ЖКХ.

«У нас есть управляющая компания, которая работает на уровне с частными компаниями и ОСМД. Дважды пришлось менять руководство, но сейчас там работают молодые ребята по современной методологии», – подчеркнул Супрунюк.

Главным является то, что активисты за пять лет не потеряли веры в силу общественного давления на властную вертикаль.

«Они должны понимать, что ничего тихо не закончится. Потому что Майдан закончится так, как мы его начали», – считает активист «Автомайдана» Сергей Цюпа.

Когда же Украина станет той, за которую все и выходили на протест – прогнозировать пока не берется никто из опрошенных нами активистов. Единственное, в чем убеждены эксперты, молодежь точно увидит последствия Революции.

Напомним, 18-20 февраля 2014 года в центре Киева погибли около ста человек, несколько десятков пропали без вести, более тысячи получили ранения, а сотни были арестованы и подвергнуты пыткам.

Сергей Костеж, Артур Коноваленко, Владимир Карпенко, Галина Мисюк, «Первые о главном. Детали»

* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2019-07-22 22:11 :39