Новости » Политика 15 февраля, 2019, 12:17
Рано радовались: что Польша оставила в «антибандеровском законе» 

Приговор Конституционного Суда (КС) Польши от 17 января этого года в отношении «украинских норм» в законе об институте национальной памяти (ИНП) вызвал в Украине возвышенно-положительную реакцию. Кое-кто даже заявлял, что наконец наступил перелом в польско-украинском диалоге, и этим приговором Польша делает значительный шаг вперед – к налаживанию между странами полноценной дискуссии на историческую тематику. Однако после детального изучения решения КС РП и того, как теперь будет выглядеть польский закон, негативно повлиявший на двусторонние отношения, оптимизма остается не так уж и много.

Об этом говорится в материале эксперта Ольги Попович, опубликованном на портале Рolukr.net.

«Уши» российской пропаганды в «антибандеровском законе»

В январе 2018 года в Польше были внесены изменения в закон об ИНП, которые касались, в частности, украинской проблематике. В новом законе аж две формулировки относительно прошлого польско-украинских отношений. К прописанным изначально в законе нацистских и коммунистических преступлений и преступлений против человечества отдельно была добавлена еще и формулировка: «преступления украинских националистов и членов украинских организаций, сотрудничавших с Третьим немецким рейхом». Также подана и статью, которая объясняет, чем являются эти преступления и какой территории и годов они касаются.

Новые изменения, которые украинские эксперты и СМИ назвали «антибандеровским законом», вызвали в Украине оживленное обсуждение. Появилось немало материалов о нововведениях к польского закона о ИНН как в печатных, так и в интернет-изданиях, дебатировали на эту тему в телепрограммах. В Польше прежде всего обсуждали другие изменения, которые также были внедрены вместе с «украинскими» частями, а именно о тех, которые вызвали негативную реакцию в Израиле и США. О том, что и в Украине возмущены новой редакцией закона, в Польше речь шла существенно меньше, а некоторые политики от партии власти вообще пытались пропустить слово «Украина», когда комментировали нормы закона. Больше всего «украинские» поправки к закону обсуждала узкая экспертная среда. Со стороны Украины звучали заявления представителей власти и украинских дипломатов, в которых призывали Польшу ввести изменения в «антибандеровский закон».

Инициаторами внедрения «украинской части» закона были политики партии «Кукизˈ15», а одним из консультантов и помощников приготовления изменений в закон – профессор истории из Люблина Владимир Осадчий. Партия «Кукиз’15» в свое время упоминалась в обнародованном InformNapalmлистуванні белоруса Александра Усовського как партия, которая должна способствовать «заморозке отношений Польши и Украины». Профессор Осадчий приехал в Польшу из Украины еще в 90-х годах, а перед тем закончил исторический факультет Львовского государственного университета. В Польше он сотрудничает со средой деятеля и ксендза Тадеуша Исаковича-Залеского. Стоит отметить, что Исакович-Залесский известен призывами к польскому правительству не поддерживать Украину, в 2013 году был участником конференции в Киеве, которую организовали пророссийский политик Вадим Колесниченко и бывший работник КГБ Жорж Дигас. Сам профессор из Люблина не отказывает в комментировании российском польскоговорящей пропагандистскому изданию Sputnik.pl, а об Украине говорит в тонах российской пропаганды.

Реакция президента Дуды

На протесты со стороны Украины и части экспертной среды Польши относительно новых норм в «украинской части» закона о ИНП публично отреагировал президент Анджей Дуда. Сначала новый польский закон президент подписал, а затем направил его на проверку в КС. Представление президента, кроме ст. 55а о наказании, содержало еще и обращение о проверке двух терминов – «украинские националисты» и «Восточная Малопольша» – относительно их соответствия Конституции.

С требованием отменить ст. 55а от начала настойчиво выступали Израиль и США, поэтому в конце июня 2018 года сначала Сейм, а затем и Сенат изъяли из нового закона эту статью. В ней говорилось о том, что за публичное приписывание польскому народу и польскому государству ответственности или ответственности за преступления, совершенные нацистской Германией (фактически речь шла о Холокосте), грозит наказание в виде штрафа или до трех лет заключения. Поэтому после внесений изменений самим законодателем в КС отпала необходимость проверять на соответствие Конституции эту статью и на рассмотрении остались только «украинские нормы» в законе.

17 января этого года КС удовлетворил иск президента Анджея Дуды по поводу несоответствия закона о ИНН Конституции РП в отдельных терминах, а именно в той части закона, где употреблены термины «украинские националисты» и «Восточная Малопольша». На основании приговора КС РП, согласно конституционных законодательных стандартов, законодатель должен принять меры для надлежащего изменения указанных положений, то есть теперь Сейм и Сенат должны переписать статьи закона так, чтобы из них было изъято указанные сроки. Приговор КС РП вступил в силу после его опубликования в издании «Журнал законов» 23 января.

Преждевременная радость украинцев

В Украине на приговор КС сразу положительно отреагировали представители власти, в частности Президент Петр Порошенко, министр иностранных дел Павел Климкин, вице-премьер Павел Розенко. Появилось несколько сообщений и материалов в прессе, где тоже с оптимизмом было указано, что «это большой шаг Польши ко взаимопониманию с Украиной». Однако с первых реакций можно было понять, что в Украине достаточно поверхностно оценивают приговор КСРП и не углубляются в детали этих изменений. Преимущественно речь шла об «отмене украинских норм закона «вместо отмены конкретных сроков в этих нормах. Также ошибочно утверждалось, что решение КС РП возвращает закон об ИНП к нормам, действовавших до января 2018 года. Неточность допускали как политики, так и эксперты по вопросам польско-украинских отношений. Другой ошибкой в объяснении, почему это имеет важное значение для двусторонних отношений, было то, что мораторий на проведение эксгумаций поляков в Украине привязывали к этим нормам польского закона, тогда как этот запрет был введен еще в 2017 году и был реакцией на уничтожение украинских мест памяти в Польше. Непосредственно норм закона касалась другое заявление украинских историков, а именно заявление УИНП о невозможности для украинской части Форума посещать Польшу, а затем было предложено проводить встречи на территории Украины. В ней речь шла о том, что новые изменения в закон о ИНН РП ограничивают свободу слова и являются опасными для украинских историков, которые будут находиться на польской территории. Как следствие, Украинско-польский форум историков фактически было заморожено.

Что удалили, а что осталось в «антибандеровском законе»

Что же осталось в польском законе об ИНН и почему ошибкой будет говорить, что из него забрали «украинские нормы»? После приговора КС РП не исчезают такие «украинские нормы»:

В ст. 1. п. 1а «...совершенных в отношении лиц польской национальности или граждан Польши других национальностей в период с 8 ноября 1917 до 31 июля 1990 года:

– преступлений ... украинских формирований, которые сотрудничали с Третьим германским рейхом;».

В ст. 2а. «Преступлениями ... членов украинских формирований, которые сотрудничали с Третьим немецким рейхом, как это определено в Законе, являются действия, совершенные в 1925-1950 гг., которые заключались в применении насилия, террора или других нарушений прав человека в отношении отдельных лиц или групп населения. Преступлениями ... членов украинских формаций, которые сотрудничали с Третьим немецким рейхом, является также участие в истреблении еврейского населения, а также геноцид граждан II Речи Посполитой на территории Волыни...».

Устранение терминов «украинские националисты» и «Восточная Малопольша» не привело к изъятию самих статей, до которых остается в дальнейшем немало вопросов. Например, о каких преступлениях идет речь в таком временном измерении, как 1925-1950 годы? Кого польские законодатели определяют как «украинские формирования, сотрудничавших с Третьим германским рейхом»? И, наконец, какую территорию, по их мнению, охватывает название «Волынь»?

Поставленные вопросы не дают оснований к исключительно оптимистической оценке решения КС Польши. И далеким от фактического положения вещей является утверждение «что было, к тому же и вернулись», ведь, к сожалению, так называемые украинские нормы в законе о ИНП РП так и остались, а их отрицание может быть основанием для открытия уголовного производства, как указано в ст. 55 «Кто публично и против фактов отрицает преступления, указанные в пункте 1 ст. 1 наказывается штрафом или лишением свободы на срок до трех лет».

В Польше теперь ждут шага со стороны Украины. Кое-кто из польских экспертов даже писал, что приговор КС РП должен склонить украинскую сторону к снятию моратория на польские эксгумации на территории Украины, забывая, что решение о моратории касалось других событий. Прислушаются ли украинские политики к таким призывам, покажет время. Однако то, что закон содержит «украинские нормы», и в дальнейшем оставляет много вопросов и не указывает на кардинальные изменения в историческом диалоге обеих стран.

Редакция не всегда разделяет позицию авторов публикаций.

* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2019-04-21 03:32 :14