Новости » Общество 15 февраля, 2019, 16:59
Ада Роговцева: Теперь надо облегчить жизнь внутри Украины, чтобы люди чувствовали себя достойно

Ада Роговцева – легенда театра и кино, входит в перечень самых известных женщин древней и современной Украины, – приехала вчера, 14 февраля, во Львов, чтобы сыграть в спектакле «Соломон в юбке» в Первом украинском театре для детей и юношества. Режиссером спектакля стала ее дочь Екатерина Степанкова. Актрисе 81 год, в ее синих глазах светится любовь к людям, миру, к жизни.

В разговоре с журналисткой ИA ZIK Ада Роговцева поделилась мыслями о театре, жизни и Украине. «Для человека в возрасте, – мне 81 год, – важно общаться с друзьями своих детей, внуками, правнуками, потому что они дают жизнь, открывают, что такое жизнь – новые направления, парадоксальные идеи – все идет от молодежи. Во все времена молодежь – это лучшее, что есть у человечества», – сказала Ада Роговцева.

Больше читайте в этом интервью.
 

– Госпожа Ада, вы привезли во Львов спектакль со смешным названием «Соломон в юбке», о чем он?

– Спектакль «Соломон в юбке» поставлен по пьесе Людмилы Улицкой «Мой внук Вениамин», режиссером является моя дочь Екатерина Степанкова. Это спектакль о том, что человек настолько сосредоточился на ребенке, «белого света не видит». Она думает, что судьбу можно записать так, как ей хочется. Но случается иначе, она принимает эту прекрасную правду жизни и совсем другие решения. Катя поставила интересный спектакль, мы ее уже сыграли около 30 раз. Мне приятно, что ее приглашают снова, и она находит отклик у зрителя.

Что вас побуждает продолжать работать на сцене, ездить на Восток в прифронтовую зону?

– Я живу. Считаю, что до последнего вздоха, если не прикован к постели, надо что-то делать, потому что это спасает. Я похоронила сына и мне нужно было спасаться. Спасаюсь с того времени работой, которой у меня всегда было очень много, но на старости ее стало невероятно много. У меня нет выходных и постоянной кровати, потому что постоянно нахожусь в гостиницах и в дороге. Это меня держит на свете, потому что делаю дело, как иногда мне кажется, полезное, получаю чрезвычайную любовь людей, и это лучшее лекарство на свете. Тем более для актрисы. Я вообще, не очень себя считаю актрисой, а человеком. И когда меня не любят, то мне как-то грустно жить на свете.

А как вы оцениваете изменения в стране с художественной точки зрения?

– За последние пять лет мы перешли на украинское телевидение, радио. Спектакли в театре уже идут на украинском языке, Люди хотят больше именно украинских спектаклей, и это прекрасно. А больше всего вдохновляет украиноязычная молодежь. Сейчас особенно ощутимо, что делается для театров. Конечно, этого мало, крохи, начало, но оно есть – где-то фасад сделали, гримерки отремонтировали, привели в порядок туалеты, поменяли пол, крышу. Это происходит. И сейчас очень видно, какая община этим занимается, а где безразлично. Вот в Черновцах в театре беда, и в городе беда. А этот город – жемчужина, не каждая страна может похвастаться таким прекрасным туристическим центром. Президент подчеркнул на развитии туристического направления, и это правильно.

Ада Роговцева. Фото: Микола Тис/ZIK
Ада Роговцева. Фото: Николай Тыс/ZIK

А как вы себя чувствуете во Львове?

– Львов состоялся, конечно, многое еще надо сделать, но здесь чувствуется, что о городе заботятся. А есть города в Украине, где идет полное разрушение, и потом будет очень трудно восстанавливать. Восток Украины требует большого труда, и прежде всего это работа общин. Если и власть, и общество, и общество придут к согласию и будут работать в одном направлении, тогда можно будет что-то хорошо сделать. Слава Богу, что теперь наши военные уже обеспечены одеждой и оружием, им уже не холодно. Было такое время, когда моя соседка взяла у меня всю белую ткань, из которой шили маскировочные халаты. Потом взяла всю кожу, из которой шили ребятам перчатки. Есть святые люди, святые мамы, сестры, волонтеры, которым надо памятники ставить за то, что они сделали. Но если бы не было поддержки государства, власти, президента, то ничего не удалось бы достичь. Мне кажется, что сейчас самое худшее и самое страшное – бедность. Тот, кто сегодня работает в Украине, не может быть богатым. Очень много надо работать, чтобы прожить. Если в семье есть один работающий, то надо, чтобы было согласие, доброта, понимание, нежность. Не надо говорить родным: «Я тебя кормлю» или «Я не хочу у тебя брать». Надо быть вместе и пережить это время. Когда моя дочь родила мне внука Алексея в 1991 году, я думала, что он будет жить в свободной и новой Украине. Но за 27 лет мы видим, что происходило с Украиной, и были времена, когда мы могли совсем ее потерять.

Как считаете эта угроза уже прошла?

– Нет, но уже нельзя. Теперь у меня родился правнук, которому сейчас 4,5 месяца. Мне кажется, что сейчас благодаря изменениям, происходящим в Украине, мой правнук будет жить в европейской стране. Можно предъявлять нашему президенту все что угодно. Но он поднял авторитет Украины в мире, мировое сообщество встало за нас, эта работа продолжается каждый день. Для нас открыли границы, и это значительно облегчает жизнь. А теперь надо облегчить жизнь внутри Украины. Это самый важный вопрос. Надо достичь того, чтобы люди могли чувствовать себя достойно в своем государстве. Для этого каждый должен прилагать усилия, а власть – заботиться о людях. Если ничего не делать, то ничего и не будет. Эти реформы очень болезненные, но постепенно они дают результат. Украинский народ очень мудрый и терпеливый. Если мы не сорвем этот прогресс, то будет лучше, чем мы остановимся и начнем все сначала. Нет ничего важнее человеческой жизни, поэтому человека надо накормить, воспитать, выучить, научить отдавать, а не только прятать по карманам.

– Госпожа Ада, была ли жизнь благосклонна к вам?

– Смотрю на судьбу очень близких мне людей, моей дочери Екатерины (последние 10 лет Ада Роговцева играет в спектаклях, режиссером которых является ее дочь Екатерина Степанкова, – ред.), ее представления людям нравятся. Но вижу, как тяжело ей это дается, как за каждый шаг надо бороться, договариваться, доказывать, требовать. У меня в жизни было проще – была как Золушка, все мне шло в руки. Так складывалась жизнь, что я получала роли, теряла и снова получала. Пути Господни не исповедимы.

Вы долгое время работали в России, как считаете, что с их ментальностью не так, учитывая российскую агрессию в отношении Украины?

– Их приучили, что украинцы хуже, что мы вымышленный народ, придуманный язык, «младший брат». Они всегда очень снисходительно к нам относились. Я этого никогда не чувствовала, потому что не позволяла этого. Чтобы там работать, надо было знать их язык. Я его знала без акцента. Они считают, что Крым российский и Севастополь «русский город», – это укоренялось не один десяток лет. Их нельзя переговорить, переучить, видимо, надо изолировать себя от них.

Ада Роговцева. Фото: Микола Тис/ZIK
Ада Роговцева. Фото: Николай Тыс/ZIK

Вы как-то встречались с Путиным, какое у вас о нем впечатление, что это за человек?

– Он закрытый человек, правда, борщ ел искренне и рюмку хлебнул нормально. Читал Шевченко, но впечатление, что это чужая, не открытая душа.

За театральными кулисами, чего вам больше всего недостает в жизни? Какая вы дома?

– Такая же, как вы после работы. Немножко расслабляется человек, иначе дышит и звонит домой, спрашивает, как там дела, все ли здоровы. Никто не освобожден от бытовых проблем. Мне кажется, когда человек зацикливается на профессии, то очень много теряет в жизни. Человек рождается без профессии, долго живет без профессии, потом работает профессионально, потом снова долго живет без профессии. Профессиональный отрезок в жизни человека не такой уж и большой, а мы все хотим в него вместить. Когда живешь только театром или журналистикой, то пропускаешь очень дорогие сердцу вещи, которые никогда больше не повторятся – первые шаги ребенка, первые улыбки и многое другое. Жизнь содержит все, в том числе и профессию, а не наоборот.

В день влюбленных (14 февраля – ред), вспомните о своей любви.

– Это Кость Петрович, любовь очень грустна, когда уходит в могилу. Но она жива, написала о нем книгу, пока писала, чуть легче стало. А когда умер мой сын, написала книгу «Свидетельство о жизни», но ничего не отступило, от смерти ребенка уже не спасает ничто. Началась война в 2014, которую мой мальчик еще в 1990-е предсказал, говорил, что будет война с Россией, купил автомат. Сейчас этот автомат лежит в сейфе.

У вас на цепочке висят интересные обереги, откуда они?

– Это все подарки, серебряный крестик от сына – хорошее все. У меня был золотой крестик, и когда пробивали воду в селе, я наклонилась и он слетел в воду. Говорят, что это хорошо. Люблю вещи, которые имеют тепло и свою историю. А так не люблю много украшений, мне хватает их на сцене.

Как вам удается выглядеть красивой и счастливой?

– Любить людей, сегодняшний день, свою работу. И не впадать в отчаяние, потому что это большой грех. Люблю читать книги, это моя наркомания, не могу без книг жить.

Ада Роговцева. Фото: Микола Тис/ZIK
Ада Роговцева. Фото: Николай Тыс/ZIK

Изменилась ли сейчас публика в театре?

– Публика не изменилась. Когда Романа Виктюка как-то спросили, где его родина, он ответил: сцена. Есть зрители открытые, увлеченные, а есть закрытые, актер их очень чувствует. На спектакли ходит сейчас много молодежи. У нас команда очень молодая. Для человека в возрасте важно общаться с друзьями своих детей, внуками, правнуками, потому что они дают жизнь, открывают, что такое жизнь – новые направления, парадоксальные идеи – все идет от молодежи. Во все времена молодежь – это лучшее, что есть у человечества. Почему дети уходят из дома? Потому что там неинтересно. Мои дети из дома не уходили, у нас интересно дома и они тянули всех к нам. Екатерина с первых дней жизни стала главной в нашей семье. Она знает, какие роли мне лучше исполнять, что мне интересно и интересно зрителю по поводу такой актрисы, как я. Много играю в её спектаклях и они пользуются популярностью.

Галина Палажий,
ИA ZIK
 

Справка

Ада Роговцева родилась 16 июля 1937 года в г. Глухов, Черниговская область (ныне Сумская область) – украинская актриса театра и кино. Народная артистка Украины, профессор Национального университета культуры, Герой Украины. Ада Николаевна Роговцева лауреат многочисленных премий, обладатель многих званий, орденов и наград. Она сыграла очень много интересных ролей в театре и кино, его вклад в украинскую культуру огромен. Входит в перечень самых известных женщин древней и современной Украины.

Жена украинского актера Константина Степанкова (Волощука).

Училась в школе № 10 в Полтаве, с 1954 по 1959 год – в Киевском театральном институте имени Ивана Карпенко-Карого.

С 1958 года – артистка Киевского национального академического театра русской драмы имени Леси Украинки, где проработала более 35 лет.

После ухода из Киевского национального академического театра русской драмы им. Леси Украинки гастролировала с концертными программами и камерными театрами. В Киевском академическом театре драмы и комедии на Левом берегу играет в спектаклях «Розовый мост» и «Вася должен позвонить», которые поставила дочь Роговцевой Екатерина Степанкова.

Профессор Национального университета культуры, преподавала в Киевском театральном институте им. И. К. Карпенко-Карого.

Во время российско-украинской войны активно помогала бойцам АТО, выступала с концертами перед воинами АТО, организовывала сбор средств на госпиталь для украинских военных и собрала 52 тысячи на лечение раненых, за что в сентябре 2015 в России против нее было возбуждено уголовное дело. Объявлена в России персоной нон-грата. После заключения Россией Олега Сенцова записала видеообращение с призывом к всех помочь его освобождению.

Полная или частичная перепечатка текста без письменного согласия редакции ИА ZIK запрещено и будет считаться нарушением авторских прав

Редакция не всегда разделяет позицию авторов публикаций.

* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2019-03-25 12:23 :31