Новости » Политика 8 февраля, 2019, 16:26
Проект «Стена»: символ безопасности или популизма? Расследование «Тропами войны»

С началом войны проект «Стена» должен был отгородить Украину от России. Старт работ должен был обойтись в восемь миллиардов гривень. Но после выборов и первых выделенных миллионов все утихло вплоть до первого коррупционного скандала.

Об этом говорится в программе военных расследований «Тропами войны» на телеканале ZIK.

Какой должна была бы быть «Стена»?

Согласно технических характеристик, «стена» должна состоять: из рва – шириной четыре метра, вала – высотой почти в два метра, контрольно-следовой полосы шириной до шести м, рокадной дороги с гравийным покрытием – также шесть метров, забора – высотой два м, наблюдательных вышек – каждые 20 километров.

Ориентировочная стоимость обустройства одного километра границы составляет два с половиной миллиона гривень. «Европейским валом» – это еще одно название проекта, должны были быть обнести четыре области.

В июле 2018 года завершили обустраивать участок только на Харьковщине. Это почти 270 километров из необходимых 2300. На само же строительство потребовалось почти четыре года, а также немало денег.

Начальная сумма «Европейского вала» составляла восемь миллиардов гривень. В 2014-м на строительство инженерно-технических сооружений из бюджета выделили сто миллионов гривень. В 2015-м – пятьсот миллионов гривень. В 2016 и 2017 годах – по двести миллионов гривень. В 2018-м – пятьсот миллионов. На 2019-й выделили еще четыреста миллионов. Кроме того, еще пятьсот миллионов гривень поступили от различных международных программ.

Впрочем со строительством связано немало громких коррупционных дел. Так куда делись миллионы? И когда на границе с Россией появится обещанный вал?

Кремль также ставит свои стены

Есть российские стены на административной границе с Крымом. Также на Луганщине, где поселок Меловое, после распада Советского союза, поделили пополам две страны. А в августе прошлого года россияне установили здесь забор – 1500 метров колючей проволоки. Его возвели за две недели на центральной улице Дружбы.

«Бывало, что россияне похищали наших граждан, мол, те были в РФ. Благодаря этой границе можно ограничить незаконные действия», – убежден глава Меловской РГА Артур Король.

Однако не все местные рады такому ограждению между Украиной и Россией.

«Смотреть на забор очень сложно. Он морально давит на нас», – комментирует местная жительница Вера.

«Это все идиотизм. Что меняет забор? Простой популизм! Мол, мы отделились», – добавляет местный житель господин Алексей.

Мужчина – предприниматель, который в 2014 году уехал из оккупированного Луганска, а в поселок Меловое приезжает к родственникам. Он рассказывает, что многие люди находят обходные пути и ездят в Украину через территорию России.

Какие пути ищет Кремль, чтобы добраться до Киева?

Политолог Виктор Таран считает, что российская агрессия может наступить с трех направлений, в частности, с белорусского.

«На территории Беларуси уже сконцентрированы воинские подразделения. Мы их условно называем «полесской группой». Насчитывает она примерно 35 тысяч военных, танки и бронетехнику. Еще две группы сконцентрированы на дуге между Черниговом, Сумами и Харьковом. Эта группировка имеет 80 тысяч служащих, более двух тысяч бронетехники, артиллерию, авиацию», – говорит Виктор Таран.

По его словам, эти группы военных имеют две задачи. Одна хочет захватить Киев, другая атаковать Харьков.

«Сегодня весь военный машинно-строительный, танковый, артиллерийский потенциал страны сконцентрирован в Харькове. Если мы его потеряем – наступит коллапс», – убежден Виктор Таран.

О скрытой угрозе свидетельствуют и последние учения в Беларуси – «Запад-2017», где заявленных участников было всего тринадцать тысяч.

«Аэроразведка доказала, что на самом деле в учениях принимало участие сто тысяч человек. Они отрабатывали развертывание сил в нескольких направлениях», – говорит Виктор Таран.

И пока Украина готовится к выборам, а Беларусь пытается говорить о суверенитете – Россия размещает свои военные объекты на ее же территории.

«Три стратегических узла позволяют осуществлять оперативное командование военно-морскими силами, которые есть в Тихом океане, в Норвежском море, в Атлантическом океане, частично в Индийском. И самый главный узел позволяет вычислить время и место пуска тактических ракет странами НАТО», – подчеркивает Виктор Таран.

Куда делись миллионы и кто заработал на «стене»?

О строительстве «стены» в 2014 году говорили чуть ли не на каждом углу. Мол, реализуем проект и российские танки не проедут. Но после выборов и выделенных миллионов все затихло, вплоть до первого скандала.

«Когда мы приехали на стройку – ужаснулись. Ранее нам показали прекрасную презентацию, которая поразила Кабмин. Мы считали, что у нас будет суперфортификационный объект! Увиденное шокировало. У некоторых власть имущих ограда вокруг имений намного лучше», – говорит нардеп Елена Сотник.

Она одна из первых подняла вопрос о строительстве стены, посетив харьковскую область уже в 2016-ом.

«Тогда Кабмин, а особенно премьер-министр, начали менять риторику и акценты. Говорили, что это уже не фортификационное сооружение, а защита от контрабандистов», – вспоминает нардеп Елена Сотник.

Еще в октябре 2014-го обустроили несколько километров границы на Черниговщине и Харьковщине. Там сделали и вал, и ров, и рокадные дороги и повесили камеры. Туда с журналистами и приезжал Арсений Яценюк якобы проверить, как строят «Европейский вал».

«Самая большая проблема в том, что документы засекречены, в том числе те, которые касаются экономической части», – говорит нардеп Елена Сотник.

В НАБУ объяснили, что скрывают под грифом «государственная тайна»

«Чиновники Госпогран службы необоснованно получили гриф секретности некоторых документов. В частности и тех, что касаются этих государственных закупок. Таким образом они на свое усмотрение набрали генеральных подрядчиков. Через них, по версии следствия, разворовывали государственные средства», – отмечает заместитель руководителя второго подразделения детективов НАБУ Александр Комаров.

Прикрываясь войной, на так называемой «стене» были и те, кто зарабатывали. Так, из открытых источников известно о нескольких компаниях. Среди них харьковская «Скорпион-РП», владельцами которых являются Владимир и Павел Левченко (их связывают с «Оппоблоком»), «Construction Group International», которая ранее принадлежала сыну экс-прокура Харьковской области и Автономной Республики Крым Василию Синчуку.

Среди субподрядчиков харьковского «Construction Group International» – житомирское предприятие «РЦ Шляхобудивництва». Еще один харьковский подрядчик – «Стройцентр Витязь». Его владелец – Агаверди Адилов, сын которого долгое время был связан с «Оппоблоком». Создана специально под проект «Стена» в 2015-м компания «Каунт-групп». Еще одна харьковская фирма – МК «Австоспецтрой», тоже зарегистрированная в 2015 году. И это далеко не весь перечень.

«Восьмерым лицам объявлено подозрение о совершении уголовного нарушения. Среди подозреваемых трое сотрудников Госпогранслужбы, двое руководителей частных предприятий, один – бывший руководитель государственного предприятия и двое пособников», – рассказывает заместитель руководителя второго подразделения детективов НАБУ Александр Комаров.

Из восьми подозреваемых, семеро получили меру пресечения – содержание под стражей. И после уплаты залога – все они на свободе.

«Эти военнослужащие вновь выполняют свои обязанности. Досудебное следствие не мешает им работать. К тому же нет доказательств их причастности к коррупционным схемам», – говорит пресс-секретарь ГПСУ Олег Слободян.

В НАБУ сообщили о нецелевом использовании более 13 миллионов

Средства чиновники Госпогранслужбы потратили на собственные проекты. В частности, за эти средства отремонтировали административное помещение Харьковской отдельной авиационной эскадрильи, а также помещения клуба Восточного региона ГНСУ.

Борислав Береза еще в 2016-м с трибуны Верховной рады призвал найти и наказать виновных в растрате государственных средств, на которые должны были построить укрепления.

«Мы хотели услышать, кто именно несет ответственность, какими были суммы денег, кто что подписал. Но до сих пор ответа нет. Также я не вижу желания со стороны правоохранителей этим заниматься», – отмечает нардеп Борислав Береза.

Подозреваемым инкриминируют растрату государственных средств в крупных размерах, должностные подлоги, нецелевое использование, а также фиктивное предпринимательство.

«Сторона защиты знакомится с материалами уголовного производства. Как только это закончится, примем решение относительно этого направления производства в суд», – уверяет заместитель руководителя второго подразделения детективов НАБУ Александр Комаров.

Что же удалось построить за 4 года?

Напомним, что на строительство так называемого «Европейского вала» уже выделили один миллиард 500 миллионов гривень. И это только из бюджета.

«Протитранспортные рвы сделаны на 45 процентов, забор – на тридцать. В целом, процент реализации проекта соответствует затраченным средствам», – отмечает пресс-секретарь ГПСУ Олег Слободян.

Фактически за четыре года построили чуть более четверти обещанного. Сам срок сдачи перенесли на 2021 год. Хотя, как показывает практика, это может быть тоже не окончательная дата.

«Проект «Стена» завершился провалом. Ведь построить ее на всей территории, о которой говорили – невозможно. Самое главное, не было концепции относительно назначения стены», – говорит политолог Виктор Таран

Так как же защищена граница на других стратегических отрезках?

На Волыни простирается граница с Беларусью. На большинстве территории, линия пролегает вдоль рек, а также через леса и поля. Впрочем, несмотря на удачное географическое расположение, здесь также есть угрожающие направления.

«Здесь есть забор из колючей проволоки, мелиоративный канал и тому подобное. Для охраны границы мы высылаем пограничные наряды. Также работают служебные животные», – рассказывает начальник отдела пограничной службы «Самара» Игорь Жмида.

Правда, забор не такой, как на Харьковщине. Да и о камерах наблюдения и рокадных дорогах здесь остается только мечтать. Однако, пограничники выполняют свою работу.

«В прошлом году мы зафиксировали семь нарушений. Также нашли безхозное оружие, патроны. Его передали правоохранительным органам», – говорит начальник отдела пограничной службы «Самара» Игорь Жмида.

Устанавливать хоть какие-то заградительные элементы здесь начали в 2015-м, когда за демаркацию, то есть обозначение границы, взялись белорусы.

«Решение демаркационных комиссий относительно основных участков принимались в 1994-1996 годах. Демаркацией границы занимается не Государственная пограничная служба. Мы в рамках законодательства обеспечиваем только режим и охрану групп. Согласно законодательству, это задача Госгеокадастра», – подчеркивает пресс-секретарь ГПСУ Олег Слободян.

Несколько лет назад принудительная демаркация подняла на протесты десятки волынян.

«Возле села Ветлы была часть украинской территории, где местные пасли скот. Землю передали Беларуси. Это вызвало дискуссии относительно водных объектов», – вспоминает нардеп Игорь Гузь.

Вопрос конфискованных земель пытались решить путем компенсаций, но ситуация не сдвинулась с места. Однако нардеп считает, что есть вещи поважнее самой демаркации границы.

«У нас с Беларусью нет четкой границы. Поэтому есть возможность агрессии РФ с этой стороны. Просто тысячи километров ничем не прикрыты», – отмечает нардеп Игорь Гузь.

«Россия медленно аннексирует часть территории Беларуси», – добавляет нардеп Борислав Береза.

Общая протяженность украинской границы составляет 6992,982 километра. Протяженность границы с Россией – 2295,04 километров. С Беларусью – 1084,2. То есть, в случае полного поглощения Россией Беларуси, длина границы с врагом составит – 3379,24 километров.

В Госпогранслужбе соглашаются – укреплять надо, но «стена» там не предусмотрена.

«Необходимость усиливать это направление. На тех участках, где угрозы наиболее актуальны, мы строим инженерные сооружения», – уверяет пресс-секретарь ГПСУ Олег Слободян.

Пограничники уверены, что даже несмотря на это и недофинансирование, Украина имеет шанс укрепить свои границы.

«На столе ВРУ находится законопроект о землях обороны. В нем говорится о необходимости возведения инженерных сооружений оборонного назначения. Все цивилизованные страны отгораживаются от России. Поэтому этот законопроект должен быть приоритетным для государственных интересов», – добавляет Олег Слободян.

Напомним, ранее «Тропами войны» рассказали о контрабанде на границе с оккупированными территориями.

* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2019-03-26 20:10 :36