Новости » Политика 1 февраля, 2019, 17:00
Контрабанда или способ выжить. Как украинские продукты появляются на полках магазинов в ОРДЛО. Расследование

Хотя Украина не ведет торговлю с оккупированными территориями, но каждый раз контрабандисты находят обходные пути. Так кто зарабатывает на грани интересов? И почему украинские продукты популярны на полках магазинов оккупированных городов?

Об этом говорится в программе военных расследований «Тропами войны» на телеканале ZIK.

В районе проведения Операции объединенных сил работают пять пунктов въезда-выезда. В Донецкой области это Майорское, Марьинка, Новотроицкое и Гнутово. В Луганской области функционирует лишь один КПВВ – Станица Луганская. Там пропускают только пешеходов.

«Мы часто фиксируем нарушения. Люди пытаются пересечь границу с недействительными или поддельными документами. Самостоятельно вклеивают возрастные фотографии, подделывают печати в паспортах и отметки миграционной службы», – отмечает помощник начальника Краматорского пограничного отряда Игорь Заруднев.

Добавляют проблем пограничникам и боевики. Кроме того, что обстреливают, так еще и усложняют работу провокациями. Например, специально задерживают большое количество людей на своей территории до самого вечера, а тогда, под конец рабочего дня, начинают их пропускать. Поэтому приходится продлевать время работы КПВВ и работать в темноте.

«Вечером, ночью очень опасно работать, потому что можно попасть под обстрел. Мы стараемся обеспечить всем безопасность, ведь есть люди, которые путешествуют с детьми. Поэтому ответственность возрастает», – комментирует Игорь Заруднев.

Людей, регулярно пересекающих КПВВ, эти угрозы уже не особо пугают. Говорят, что и выхода нет, и, в конце концов, привыкли к ситуации.

«Я пересекаю границу, чтобы получить пенсию», – говорит жительница оккупированной Горловки Людмила.

«Дважды в неделю пересекаю границу, чтобы навестить родственников», – говорит жительница прифронтовой зоны госпожа Лидия.

На КПП своей очереди ждут и водители. Говорят, что в среднем стоят примерно два часа.

«Украинские пограничники более лояльны и более организованы, чем те, что со стороны Горловки», – комментирует житель прифронтовой зоны Сергей.

Как в псевдореспублики попадают контрабандные украинские товары?

Об этом хорошо известно добровольцу с позывным Директор. Сначала он служил в десантных войсках, потом пошел в добробат. На передовой мужчина был шокирован. Ведь кое-кто из военного руководства больше думал не о защите страны, а о том, как наполнить свои карманы.

«Контрабанда процветает. Через границу идет не одна-две пачки сигарет, а до отказа набитые сигаретами машины. Также возят деньги, минимум двести тысяч гривень», – говорит доброволец с позывным Директор.

И добавляет, что с контрабандистами не играет, хотя сначала пытался говорить.

«Как-то ехало две фуры: одна пятнадцятитонная, другая – восьми. Первая перевозила контрабанду продуктов питания, вторая – медицинских. Мы не договаривались с ними. Просто расстреляли машины и сожгли. Водители не пострадали», – рассказывает доброволец с позывным Директор.

Также говорит, что часто палки в колеса вставляют другие военные, которые тоже имеют выгоду из контрабанды.

«Есть нечестные командиры, которые занимаются ерундой. Как вот, например, Сикоза», – отмечает Директор.

На этот упрек в поддержке контрабанды отреагировал вышеупомянутый командир батальона Виктор Сикоза.

«Если кто-то сомневается относительно меня, я могу на детекторе лжи подтвердить свою порядочность. Меня никто никогда не откупал. А Директор, видимо, чувствует свою ущербность. Когда он хотел работать в моем подразделении, а я ему отказал», – отмечает командир батальона морской пехоты 36-й бригады Виктор Сикоза.

Комбат уверяет, что даже не представляет, какими путями контрабанда попадает в псевдореспублики.

«Я никогда не вникал в вопрос контрабанды, это задача других служб», – комментирует командир батальона Виктор Сикоза.

В отличие от Сикозы, некоторые детали контрабанды известны добровольцу Директору.

«Движение задал бывший комендант Пожидаев. Все, что происходило в районе Мариуполя, связано с ним», – говорит Директор.

По словам добровольца, этот мужчина мог быть причастен к курированию контрабанды и мародерству.

«Контрразведка проверила его и уволила с должности. По некоторым фактам его биографии возбудили уголовное дело», – говорит Директор.

Он продолжает: не только военнослужащие причастны к контрабанде.

«Местные, которые живут в прифронтовой зоне, хорошо разбираются в теме контрабанды. Здесь есть бывшие работники правоохранительных органов, МВД, СБУ. Экс-военные имеют связи с Донецком, Луганском. Они умеют договариваться относительно стабильной контрабанды», – отмечает Директор.

Почему в Украине до контрабанды никому нет дела?

Заместитель министра с временно оккупированных территорий Георгий Тука признает: рассматривать сейчас КПВВ как путь контрабанды – нет смысла.

«Есть незначительные нарушения во время пересечения. Например, человек вместо разрешенных 30 килограммов груза перевезет сто», – объясняет Георгий Тука.

Такие нелегальные перевозки – это капля в море. Большие партии товаров, говорит, отправляют по другой схеме. Контрабандисты используют еще и так называемый «прерванный транзит».

Суть схемы в том, что бизнесмен заключает заведомо фиктивный акт продажи с покупателем в Казахстане, Узбекистане или другой соседней с РФ стране. Когда автомобиль с товаром заезжает на территорию России поступает информация от покупателя, что он отменяет сделку. Товар, конечно, обратно в Украину не возвращается. Его отправляют в так называемые «ДНР/ЛНР».

Военный эксперт Александр Белецкий добавляет: продукты питания – это далеко не единственное, чем торгуют с врагом и на чем зарабатывают бизнесмены, к тому же не только украинские.

«Как говорят наши коллеги на Западе: «В Украине очень странная война». Потому что многие вещи происходит странным способом. Если у нас половина внутренне энергетического комплекса принадлежит гражданам РФ, бизнес и банковская сфера работают, то почему не может продаваться товар на оккупированной территории?», – обращает внимание Александр Белецкий.

Он подозревает, что тот, кто должен бороться с контрабандой, умудряются на этом зарабатывать.

«Контрабанда – это немаленькие объемы товара. На серьезном уровне она может быть только там, где есть мотивы и договоренности», – объясняет Александр Белецкий.

Что о контрабанде думают люди, которые живут в оккупации?

Сергей Гармаш родился в Енакиево. Теперь там орудуют сепаратисты, а ему путь домой закрыт. Поэтому мужчина осел в Киеве и работает главным редактором сайта «Остров».

«Настроения в оккупированных городах – негативные, к тому же в отношении всех. Люди очень закрытые, много доносчиков. Они есть даже среди соседей», – рассказывает глава Центра исследований социальных перспектив Донбасса, главный редактор сайта «Остров» Сергей Гармаш.

Знает журналист и о том, что в Донецке и Луганске продают украинские продукты.

«Обычно российские и белорусские товары плохого качества. Украинские на полках магазинов есть, однако они очень дорогие. Донецк превратился в районный центр восьмидесятых. Все едут за покупками в другие города», – говорит Сергей Гармаш.

Кто хочет дешевле, едет в подконтрольные Киеву города. Но такие люди рискуют потерять товар еще на блокпостах сепаратистов.

«Пограничник вытряхивает все, что вы везете. Колбасу или сало отбирают. Там возник свой микромир. Люди не видят большого негатива в этом. Многие убеждают себя в том, что так жить – нормально», – отмечает Сергей Гармаш.

А вот до сих пор официально не уволеныйн с должности городского председателя оккупированного Александровска, на Луганщине, Николай Греков не такой лояльный к тем землякам, которые остались жить в оккупации.

«После выборов «ЛНР» и «ДНР», я считаю, что по ту сторону – военные преступники, которых надо лишить украинского гражданства, прав и званий», – убежден Николай Греков.

Он не сомневается, что в Александровске, как и в других оккупированных городах, люди поддерживают тот режим, созданный боевики.

«Меня не интересует ситуация. Сегодня в Александровске руководит сын священника. Он сообщник сепаратистов, так же как и его отец. В то же время обычные иуды, которые проживают возле линии разграничения, работают будто рабы», – отмечает Николай Греков.

Вероятно, люди привыкли к оккупационному режиму

Георгий Тука убежден, что люди по ту сторону блокпостов понемногу оправились от шока первых лет войны и сейчас чувствуют себя относительно безопасно.

«Люди уже не чувствуют такой опасности, как в 2014-2015 годах», – считает заместитель министра с временно оккупированных территорий Георгий Тука.

Вероятно, поэтому некоторые из них ищут пути заработка через контрабанду.

«Мы находили вырубленную дорогу в сторону Горловки. Выяснилось, что не все так просто. Теми путями, через поле, автомобили выезжали прямиком в оккупированный город», – рассказывает доброволец Директор.

Он добавляет: через линию разграничения проходит и алкоголь, и наркотики. Впрочем, пока есть заработки на крови, Директор говорит, что сдаваться не собирается. Далее он обещает выводить контрабандистов на чистую воду.

«За последние годы накопилось очень много фактов. Их мы помаленьку отдавать в ГПУ, АП. Я пришел на войну, чтобы защищать страну, а не «барыжить», зарабатывать «бабло»», – добавляет доброволец Директор.

Напомним, что ранее в программе «Тропами войны» журналисты провели расследование относительно оборонного предприятия «Маяк», которое чиновники довели до миллионных убытков.

* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2019-03-25 08:03 :47