Новости » Общество Читати новину українською

Полвека назад диаспоре в США удалось создать Украинский Гарвард

Полвека назад, когда ученые Омельян Прицак и Игорь Шевченко решили создать украинский центр в Гарвардском университете с тремя кафедрами, эта идея казалась сумасшедшей. Ведь для работы такого учреждения нужно было найти почти два миллиона долларов, тогда как в те времена недельный бюджет семьи составлял 10 долларов. И благодаря небезразличной диаспоре и меценатам эту мечту удалось воплотить в жизнь.

Об этом говорится в фильме «Украинский Гарвард» проекта «Историческая правда с Вахтангом Кипиани».

Украинский центр с 50-летней историей

Словосочетание «Украинский Гарвард» до сих пор считается чем-то фантастическим для рядового украинского уха. Но на самом деле Украинский научный институт Гарвардского университета существует уже 50 лет. Там исследуют историю Украины – от Киевской Руси, Голодомора и до современных событий, издают десятки книг, поддерживают студентов и молодых ученых, начинают новые проекты: изучают цифровую гуманистику и создают интерактивный атлас Украины. Директор института Сергей Плохий – один из наиболее авторитетных и известных украинских историков в мире.

«Это институт, который является частью Гарварда, в частности, факультета Arts and Sciences, то есть, Гуманитарных наук и точных дисциплин. Он делает те проекты, как и каждый центр в Гарварде – скажем, семинары, конференции или поддержку исследований, которыми занимаются члены факультета. Но наши основатели – профессора Омельян Прицак и Игорь Шевченко – пришли с идеей, что центр должен иметь также свой научный проект. В отличие от других центров, которые только поддерживают исследования, мы пытаемся также сами их проводить», – отмечает Плохий.

Омельян Прицак – востоковед и языковед, родился недалеко от Львова, учился у самого Агатангела Крымского, затем – в Берлинском и Гетингемском университетах, работал в Гамбургском университете. В 1961-м переехал в США, где руководил кафедрой в вашингтонском университете. Игорь Шевченко – сын члена правительства УНР, исследователь и преподаватель Калифорнийского, Мичиганского и Колумбийского университетов.

Американцы считали, что украинцы – это русские

Идея украинской академической науки в Америке их радовала, но не могла реализоваться, потому что средств для открытия своей кафедры или оплаты работы хотя бы одного профессора не было. От государства нечего было надеяться на финансовую помощь в образовании.

«Большинство времени американцы считали, что украинцы – это русские, большинство кафедр славистики были структурированы как русистики», – говорит организатор Фонда катедр украиноведения Роман Процик.

«Москва выдавала очень много денег, чтобы в университетах печаталась пропаганда против Украины и украинцев. В тех годах шла крепкая дезинформация, и они очень хотели это отменить, и очень хотели, чтобы Украина имела должное признание и честь в мире», – добавляет журналистка и бывшая главный редактор газеты «Свобода» Ирэна Яросевич.

Казалось бы, при таких условиях мечта профессоров никогда не осуществится. Но параллельно те же мысли бурлили в головах студентов. Украина оккупирована, история коверкается, поэтому нужно не только сохранить язык и культуру, но и развивать науку. Поэтому идея украинских студий созрела на съезде Союза украинских студенческих обществ Америки.

«В 1958 году они юридически оформили учреждение – Фонд кафедр украиноведения, существующее сейчас», – подчеркивает Процик.

Фонд организует сбор денег для работы института. Студенты и члены диаспоры были убеждены: им нужно накопить на ставку для одного профессора по истории. Но они еще не знали полета мечтаний профессора Прицака. Он понимал: кроме кафедры истории, должна быть и кафедра языкознания и филологии. При тогдашних условиях такая идея казалась сумасшедшей.

Массовый сбор средств

В первую очередь, на сбор средств отправляют студентов. Им не просто убеждать людей, что дело – важное. Роман Процик вспоминает: первым пожертвованием были 10 долларов.

«Имея стабильный фонд, можно было звать лучшие таланты. Это было в конце 50-х, 10 долларов хватило бы на целую неделю для семьи из четырех человек», – говорит Процик.

Но далеко не все украинцы Америки поддержали идею института именно в Гарварде – предлагали более дешевые варианты. Или другие по идеологии, более националистические.

«Были разные причины. Были идеологические причины. Прицак был ученым, поэтому не мог осуществлять науку, согласно идеологии интегрального национализма. Однако такие течения были среди диаспоры. Прицак же поощрял критический анализ украинской истории, литературы, культурного процесса. Тогда же все хвалилась и возвышалось. Диаспора была гонимой, травмированной геноцидними и другими событиями в Украине. Она не всегда психологически была готова принимать критику своего», – говорит президент Украинского католического университета о. Борис Гудзяк.

Но несмотря на такие условия, профессор Прицак не остановился на бешеной идее собирать средства на три кафедры. Он заявил, что необходим эндаумент – специальный неприкосновенный фонд, на проценты с которого существует институт.

Большой вклад в сбор средств сделала газета «Свобода». В те времена чуть ли не ежедневно выходили статьи о пожертвования в Фонд Украинского Гарварда. Следовательно, 23 января 1973 года Фонд получил 1 млн 800 тыс. долларов, необходимых для функционирования трех катедр.

13 тысяч меценатов

И пока все праздновали победу, Прицак планировал следующие шаги.

«Кроме идеи композиции, структуры, этой программы и с кафедрами, и с институтом, одним из его крупнейших осягнень также было умение создавать инфраструктуру среди своих коллег-ученых. Потому что не хватит быть только самим собой, надо и привлечь к этому процессу четверо-пятеро людей, не украинцев, американских профессоров», – отмечает глава отдела КІУС при Торонтском университете Франк Сисин.

И коллеги действительно добавили веса новому факультету несуществующего на тот момент государства. Одним из самых ярких стал Джеймс Мейс – по происхождению из коренного американского народа, он стал влиятельным исследователем Голодомора, человеком, сделавшим украинскую трагедию известной во всем мире.

И, чтобы талантливые студенты могли учиться, украинском институте при Гарвардском университете необходимы стипендии и соответственно – большие именные пожертвования. Одними из крупнейших меценатов стала семья Евгения Шкляра.

«Ежегодно давали пожертвования, которые покрывали примерно 8-10 стипендий на один семестр, а для некоторых и на два. Это очень большие деньги и это коренным образом изменило жизнь и труд в нашем институте», – отмечает доктор тюркологи, заместитель директора УНИГУ Любомир Гайда.

Основал фонд в поддержку библиографии и библиотеки и Петр Яцык. А Владимир Юрковский создал два фонда: для изучения творчества Шевченко и издательского дела.

«Украинцы записались в истории Гарварда очень уникальным свойством: эти кафедры и институт заложили не один меценат или олигарх, а где-то 13 тысяч человек», – замечает Роман Процик.

«Современная наука США была построена Европой и европейцам. Начиная с межвоенного периода, когда Эйнштейн и другие, убегая от антисемитизма, переехали туда, и продолжалась после Второй мировой войны. С этой точки зрения такие лица, как Прицак, Шевченко, стали частью этого более широкого процесса, в котором европейская наука и европейские исследователи развивали американскую науку и американские институты. Нам очень повезло, что Украина была частью этого процесса», – отметил Сергей Плохий.


Реклама

Вам срочно нужны деньги? Хотите оформить кредит? Заходите на портал creditcash.com.ua и оставьте заявку. С помощью данного сервиса вы сможете получить положительное решение по интересующему вас кредиту.

Loading...