Aнонси

усі анонси
Новости » Политика 129 Читати новину українською

Провокация взятки: криминал или шанс побороть коррупцию

Дискуссии о том, стоит ли легализовать в Украине провокацию взятки, чтобы помочь правоохранительным органам разоблачать коррупционеров, продолжаются уже не первый год. В 2015 году о необходимости такого шага заявлял президент Порошенко. Тем не менее, статья «Провокация взятки» до сих пор есть в Уголовном кодексе.

Провокация взятки: криминал или шанс побороть коррупцию
Фото ZIK

Одна из последних громких дел в этом ключе – в отношении заместителя председателя Государственной миграционной службы. В НАБУ тогда, напомним, заявили, что их детектив не предлагал взятку, а проводил спецоперацию по разоблачению коррупционной схемы.

Дискуссия «Провокация взятки: законный метод для правоохранителей сомнительный инструмент давления?» состоялась во Львове по случаю Международного дня борьбы с коррупцией. Адвокаты во время этой встречи рассказали о случаях, когда, по их словам, людей подставляют, используя агентов и подбрасывая деньги или «уговаривая» принять вознаграждение, чтобы обвинить в получении взятки. С другой стороны, представители правоохранительных органов констатировали, что подозреваемые часто заявляют о «провокации взятки», чтобы обелить себя и выйти сухими из воды.

Где же грань между законными действиями следственных и нарушением права человека на защиту? Предлагаем самые интересные тезисы основных спикеров.

Дискусія у Львові «Провокація хабара: законний метод для правоохоронців чи сумнівний інструмент тиску?». Фото: ZIK
Дискуссия во Львове «Провокация взятки: законный метод для правоохранителей сомнительный инструмент давления?». Фото: ZIK


Елена Остимчук, юрист, активист Антикоррупционного форума Львовщины и Всеукраинского антикоррупционного центра рассказала о юридических аспектах этого вопроса и практику Европейского суда:

– Не во всех странах Европы есть отдельная статья, которая предусматривает уголовную ответственность за провокацию взятки или провокацию подкупа. В США вообще не признается преступлением умышленное склонение к совершению преступления. Мы в Украине имеем свою отдельную статью 370 УКУ, которая в первоначальной редакции 2001 года называлась «Провокация взятки». В дальнейшем она подверглась ряду изменений. В частности, в 2011 году после того, как было криминализировано понятие «коммерческий подкуп» статья получила название «Провокация взятки и коммерческого подкупа». И уже тебе было введено новое понятие, кроме понятия «взятка» – «неправомерная выгода».

В 2013 году, когда национальное законодательство как раз приводилось в соответствие со стандартами Уголовной конвенции о борьбе с коррупцией, эту статью назвали так, каку нас есть до сих пор – «провокация подкупа». И уже тогда было расширено само понятие «подкуп». Также провокация подкупа была отнесена к коррупционным преступлениям. А с 2015 года провокация подкупа у нас исключена из состава коррупционных преступлений.

Вообще есть очень тонкая грань между подкупом и законными действиями правоохранительных органов. Об этом нам много говорит Европейский суд по правам человека в своих решениях. ЕСПЧ указывает, что не является нарушением и не запрещается Конвенцией о защите прав человека и основополагающих свобод использовать в своей деятельности тайных агентов, если это оправдано преступлением. Но есть большое «но». Далее Европейский суд нам говорит, что все процедуры должны быть четкими и прозрачными, а само расследование должно проводиться пассивно. То есть правоохранители не могут и не имеют права побуждать человека к совершению тех или иных действий уговорами или предложениями, потому что это уже не будет стадия пассивного расследование, а как раз провокация взятки и подкупа.

Кроме того, в других делах ЕСПЧ указал, что обязанность доказательства отсутствия подстрекательства лежит как раз на стороне обвинения.


Галина Борейко, заместитель прокурора Львовской области, – о том, как ситуация выглядит на практике:

– Ни в Украине, ни на Львовщине пока нет приговоров в уголовных процессах по ст. 370 УКУ. По регистрации сведений в ЕРДР, их единицы и то только на основании решений судов, которыми правоохранительные органы обязаны внести такие сведения через обращение самих заявителей. В настоящее время такие производства находятся на досудебном расследовании, но их единичные случаи.

Что касается процедуры доказательства состава данного преступления и принятия конечного решения – это очень тонкая категория производств, которая обычно базируется на негласных следственных розыскных действиях. Соответственно, существует определенная процедура, которая регламентирует и закрепляет все эти действия.

Из практики могу сказать, что, как правило, это один из способов защиты виновных лиц, подозреваемых в другом коррупционном преступлении. Они утверждают, что произошла именно провокация подкупа. Соответственно, вопрос очень сложный и он нов в нашем Уголовном кодексе.

Относительно процедуры досудебного расследования таких уголовных производств хочу сказать лишь одно: была определенная проблематика во Львовской области по поводу рассекреченных негласных следственных розыскных действий, но сейчас она исчерпана.


Тарас Лопушанский, директор Львовского территориального управления НАБУ, показал презентацию об одном из самых громких дел последнего времени – так называемое «янтарное дело» нардепа Борислава Розенблата, известное также тем, что эта спецоперация состоялась при участии агента «Екатерины». Также он акцентировал, что правоохранителям надо иметь широкие возможности, чтобы разоблачить коррупционную схему:

– Нужно отделить провокации от правомерных негласных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, которые проводят правоохранительные органы. Именно эти действия время по определенным причинам называют провокацией.

НАБУ за небольшой период работы действительно показало, что такие операции под прикрытием можно проводить. Они – эффективны. И если мы говорим о наших субъектах – а это действительно лица самого высокого уровня, то, безусловно, для того, чтобы разоблачить коррупционную схему, надо иметь максимально широкий спектр возможностей и действительно надо проводить непростые, нетрадиционные, наверное, способы обнаружения. Но те, которые, безусловно, предусмотренные законом.

ЕСПЧ в своей практике четко определяет правовые рамки действий правоохранительного органа, когда есть законные и легальные. Выделяют несколько признаков основной.

Первая – правоохранительный орган включается в работу, когда есть информация, что неправомерная деятельность уже происходит, и он хочет ее прекратить и задержать соответствующее лицо. То есть не создается ситуация, когда ничего нет, живет себе спокойно человек и здесь правоохранители приходят и моделируют ситуацию. Безусловно, что это должно быть пассивное действие. То есть ведет диалог человек, которого подозревают, от него исходит инициатива (взять взятку, – ред.), а правоохранительный орган должен поддерживать эту инициативу, выполняя специальное задание.

ЕСПЧ говорит, что все действия, которые совершает правоохранительный орган, должны быть предусмотрены действующим законодательством. Например, НАБУ выполняя специальное задание руководствуется ст. 272 УКУ, ст. 8 закона об оперативно-розыскной деятельности. И подчеркивает, что такие действия должны происходить за контроля. Желательно, чтобы этот контроль был судебный.

Понятное дело, что сторона защиты всегда будет стараться максимально искать способы, чтобы поставить под сомнение правомерность действий правоохранительного органа. Я сам был адвокатом, и у меня в практике были дела, где я ставил под сомнение законность действий правоохранительного органа. Не буду идеализировать Национальное бюро, но, поверьте, по тем производствам, которые известны вам всем, происходит все так, как предусмотрено действующим законодательством и с соблюдением практики Европейского суда. Почему? А потому, что в дальнейшем дело не закончится ни в первой инстанции, ни второй, ни в третий. Оно будет идти дальше и может, в том числе, быть направлено в Европейский суд по правам человека. А позиция ЕСПЧ четкая и нам известная.


Игорь Жолнович, доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики ЛНУ им. И. Франко, – о перспективах рассмотрения дел:

– Я бы хотел на эту проблему посмотреть с трех сторон – теоретической, процессуальной и, собственно, практической.

Под теоретической проблемой имею в виду, что у нас в обществе люди понимают под провокацией то, что «пришли, поставили пакет с деньгами, взял деньги – значит взяточник, не взял – значит мало дали или скрытый взяточник».

Если мы говорим о юридическом составе преступления, там должен быть комплекс действий должностного лица. Для того, чтобы было доведено до конца дело, уголовный процесс регламентирован. Эта провокация – это негласное следственное действие? Нет. Оперативно-розыскное мероприятие? Так же нет. И собственно поэтому такая неопределенность в этом случае приводит к тому, что имеем на практике.

Я посмотрел Единый реестр судебных решений. Фактически с 2017 года дела по данной статье отсутствуют. Если отсутствуют, то лицо оправдывают. Собственно, оправдывают лицо по ст. 368 (Получение взятки, – ред.). Это, наверное, зависит от умения адвоката повлиять на внутреннее убеждение судьи. Если задействован правоохранительный орган, мы имеем подстрекательство к совершению преступления, а это является нарушением права человека на справедливое судебное разбирательство, в соответствии с Конвенцией о правах человека.

И исходя из того, сложный механизм и неопределенность, как это делать, и приводит к тому, что у нас отсутствуют такие дела.

Какой выход вижу? Скорее всего, мне кажется, что эта статья будет такой же, как, например, привлечение к ответственности за заведомо ложные показания, когда мы не имеем практически приговоров. Она так и будет указано в законе, а решений по ним не будет.


Александр Коваль, адвокат – о том, должна ли провокация взятки быть преступлением:

Мне бы не хотелось, чтобы этот сюжет об агенте «Екатерине» в НАБУ показывали еще лет пять. А где другие дела?

Я тоже посмотрел статистику. С 2013 по 2017 год 17 уголовных дел по статье 370. В 2018 – 25. Ни одного дела до суда не дошло, приговоров нет. Преимущественно, как правильно говорит госпожа прокурор, эти дела вносятся в ЕРДР на основании решений суда, потому что таким образом взяточники защищаются.

Будучи ранее следователем прокуратуры, я больше 30 дел на то время по ст. 368 направил в суд с обвинительным заключением. Они очень тяжелые, и я вам скажу откровенно: без агента, без такой провокации, как мы говорим, разоблачить коррупционера очень трудно.

Сегодня мы все недовольны борьбой с коррупцией. И это действительно правда, потому что если мы читаем новости Львовщины, то видим, что там разоблачили какого-нибудь взяточника – 100, 150, 200 долларов. У меня такое впечатление складывается, что максимальная планка взятки во Львове – это 100 долл. А почему не выявляются большие взятки? Кому это не выгодно, я так понимаю.

Для того, чтобы мы все же преодолели коррупцию и имели нормальную цивилизованную страну, я считаю, провокация взятки как уголовная ответственность должна отсутствовать. Потому что на самом деле мы понимаем, что для того, чтобы внести сведения в Единый реестр досудебных расследований, надо какие-то данные. Когда человек приходит к следователю и говорит, что с него требуют взятку, это слова – чем их подтвердить? А надо пойти в суд, взять постановление суда на проведение каких-то негласных следственных действий, чтобы уличить взяточника. И ты пойдешь в этот суд с другим заявлением лица, считающего, что у него кто-то эту взятку требует. Понятно, что чтобы все же постановление суда получить, нужно какие-то доказательства привести, что это не просто слова, а что действительно такой факт был.

Возвращаясь именно к провокации, хотел бы сказать: согласно закону о предотвращении коррупции, есть алгоритм действий, как чиновник должен действовать, когда его провоцируют на взятку. Он должен, соответственно, задержать этого человека, установить его личность, сообщить своему руководству. Почему у нас никто этого не делает, все общаются по телефону, а потом говорят: «Пакет с деньгами где-то оставили». То есть никто ничего не сообщает, а когда в конце заходят уже правоохранительные органы в масках, изымают эти средства, кто все кричат «Провокация взятки!», потому что это, разумеется, право на защиту.

С точки зрения адвоката это правильно и есть уже множество решений ЕСПЧ, которые говорят, что надо различать провокацию и оперативную деятельность. Ну действительно не может быть провокация преступлением. В Украине когда-то в 2014-2015 годах хотели создать такую программу, где к каждому чиновнику должны были бы приходить, моделировать ситуацию и все же подводить к получению неправомерной выгоды. И если бы он не прошел этот тест – то он не чиновник. Я думаю, это было бы разумно. Потому что если ты не хочешь получить взятку, если ты взяток не берешь, то как тебя можно вообще спровоцировать её вязать? Как можно человека заставить взять деньги или принять любые блага?

Поэтому мое мнение, что провокация взятки не должна быть уголовной ответственностью, потому что мы таким образом никогда не победим коррупцию. Если учитывать европейскую практику, мне кажется, что надо работникам правоохранительных органов дать больше возможностей действовать в этой ситуации, но чтобы их действия были законными и честными. Поэтому, прежде всего надо вернуть доверие к правоохранительной системе.


Подготовила Татьяна Штыфурко,
ИА ZIK


Реклама

Если вы находитесь в поиске детективной сервисной компании, то вам сюда. К вашим услугам детективное агентство Private Care. Мы сможем проследить за вашей женой или найти вашего сбежавшего партнера. Больше информации на сайте https://thamtututantam.com/dich-vu-tham-tu-tu-ha-noi/. Высокое качество услуг по привлекательной стоимости.

Додайте ZIK.UA в обрані джерела Додати в обрані Google News

*Якщо Ви знайшли помилку в тексті новини, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.

программы канала ZIK

Драки депутатов. Коррупция в Раде. Какая опасность заложена в бюджет? | Народ против | 08.11.2019
Драки депутатов. Коррупция в Раде. Какая опасность заложена в бюджет? | Народ против | 08.11.2019 Народ против
Александр Шадрин, Надежда Савченко и Татьяна Матяш в программе
Александр Шадрин, Надежда Савченко и Татьяна Матяш в программе "Каждый из нас президент" Каждый из нас президент
Антон Геращенко | 11.11.19 | HARD с Влащенко
Антон Геращенко | 11.11.19 | HARD с Влащенко Спецпроект с Наташей Влащенко
Драка в суде Киева. Рынок земли в Украине. Скандалы с участием
Драка в суде Киева. Рынок земли в Украине. Скандалы с участием "Слуги народа" Надо поговорить Надо поговорить
Зеленский поручил разработать стандарты новостей для СМИ. Столкновения в суде Детали дня | 11.11.19
Зеленский поручил разработать стандарты новостей для СМИ. Столкновения в суде Детали дня | 11.11.19 Детали
Переписка нардепов с
Переписка нардепов с "Джокером". Драка Геруса и Ляшко | Детали недели | 09.11.19 Детали