Новости » Общество 18 декабря, 2018, 14:04
Надежда Клочник: Психотерапия не лечит онкологию, и помогает не зацикливаться на ней

Никто ныне не застрахован от онкологии, эта болезнь может затронуть любого. Она бросает человеку вызов – как реагировать, что делать, и есть возможность не просто жить с таким диагнозом, а жить хорошо и долго или вообще преодолеть недуг. Если человек – это нечто гораздо большее, чем тело с его болячками, интеллект или эмоции, – то он может справиться с любыми вызовами. Однако, чтобы понять и осознать это, человек нуждается в психологической поддержке.

Об особенностях психологической поддержки для онковыздоравливающих и их семей сегодня наша беседа с участницей Львовской онкосообщества «ЖИТЬ СЕЙЧАС», соорганизатором организации психологической поддержки онковыздоравливающих и их семей «ЖИВИ» Надежде Клочник.

Надежде 35 лет, впервые узнала о своем диагнозе два года назад в свои 33 года, случайно, когда почувствовала опухоль и решила провериться у врача.

Надежда, что вы переживали, когда впервые узнали о своем диагнозе?

– Диагноз «рак» вызвал шок, в одно мгновение жизнь перевернулась вверх тормашками. Маленькая дочь семи лет, муж, семья, прекрасная карьера, море друзей – полная чаша. И вдруг все рухнуло... По складу характера я человек действия, поэтому когда у меня появилась эта проблема, очень быстро прошла все обследования – 25 ноября мне поставили диагноз, а 12 декабря уже оперировали. Прошла химиотерапию, облучение, таргетную терапию. Стоимость таргетной терапии на это время составляла один млн грн, надо было ввести 18 капельниць. Это для меня был второй шоковый момент, поскольку стоимость лечения была неподъемной для нашей семьи. Собственных средств, чтобы оплатить лечение, не хватало. Мне помогали друзья, родственники, знакомые, сотрудники, за что им очень благодарна.

Лечение длилось 13 месяцев. Часть этого периода я была на работе на больничном, никто мне ничего не говорил из-за этого, а наоборот – поддерживали, интересовались, помогали. Еще во время лечения я попыталась выйти на работу, но мне было очень физически тяжело, и я уволилась в октябре 2017 года. Во время лечения испытывала постоянную усталость, были проблемы со зрением. Этот путь в 13 месяцев шла уверенно вперед благодаря большой поддержке мужа, дочери, мамы, друзей, сотрудников.

Каким образом болезнь вас изменила?

– Жизнь изменилась полностью – то, что казалось очень важным, отошло на задний план. Ко многим вещам стала относиться проще. Больше начала ценить хорошие человеческие отношения, время проведенное с близкими людьми, хотя раньше больше была направлена на карьеру.

После окончания лечения, на мой день рождения (35 лет) муж заказал мне праздник в ресторане с подругами. Но именно в этот период передо мной встал вопрос: а что дальше? С одной стороны, понимала, что болезнь остановилась, но понимала также, что это хроническое заболевание и через 5, 6, 12 лет может снова появиться. Как с этим жить? Казалось бы, все хорошо, уже не надо собирать столько денег, нет капельниц. Но внутри появилась пустота. Что дальше делать? Был страх перед чем-то неизвестным.

У онкопациентов наиболее болезненые два вопроса:

  • Выживу ли я?
  • Что дальше?

Но, к сожалению, четкого ответа на них нам никто не в состоянии дать.

Размер страха перед неизвестностью достаточно большой, который со временем (после завершения лечения) усиливается страхом рецидива.

Люди, сталкивающиеся с онкологическим диагнозом, переживают разнообразные страхи – что о диагнозе узнают окружающие; финансовые возможности, от которых зависит лечение; не покинет ли нас близкий человек; не уволят ли с работы; забота о близких людях, если с нами что-то случится....

Но, к сожалению, от этих страхов невозможно полностью избавиться, поэтому есть смысл попытаться минимизировать эти страхи до уровня, с которым возможно жить.

Во время всего периода лечения искала общения, поддержки, с такими же женщинами, которые прошли весь этот долгий онкопуть. В декабре прошлого года познакомилась с женщинами, которые тоже были в онкодиагнозе. Мы переписывались через Интернет и впервые тогда встретились. Начали общаться, ходить на кофе, нам помогали организовывать различные события – встречи, мастер-классы, арт-терапию. Во время одного из таких мероприятий мы попали в Центр личностного развития «Диалог» Людмилы Филимонюк. Впервые идею похода к психологу восприняла неоднозначно, но помню, как после операции очень нуждалась в такой помощи (вокруг все ходили и говорили, что тут все умирать будут – ред.). Так мы начали ходить к психотерапевту, который имеет опыт работы с онкобольными. Каждый воспринимал такие занятия по-своему. Мне они очень импонировали. Я посещала и групповую терапию ежемесячно. Записалась на групповую психотерапию с женщинами, которые не были в диагнозе. Также посещала индивидуальные занятия.

Как психотерапия вам помогла?

– Она дает возможность посмотреть на свою жизнь под другим углом зрения. Хочу подчеркнуть, что онкопсихологи не лечат онкологические заболевания, они помогают улучшить качество жизни, которое проживаем в данный момент. Помогают адаптироваться к изменениям, которые происходят в нас. Так проще выжить не сильнейшему, а тому, кто лучше адаптируется к постоянно меняющимся обстоятельствам.

Мне очень импонирует такой пример. Представим, что рука – это наша жизнь. Посередине ладонь – это наше я, а пальчики – это различные сферы нашей жизни (семья, работа, друзья, хобби, социальная работа, спорт....) А когда мы узнаем об онкологическом диагнозе – он перекрывает наше я, и влияет на все сферы нашей жизни.

Следовательно, диагноза мы полностью не можем избавиться, так и в период ремиссии мы проходим постоянные обследования и наблюдаемся у врачей до конца жизни. Помощь психотерапевта дает возможность направить онкодиагноз в отдельную сферу, которая будет с нами, но не будет поглощать нас полностью.

Значительная часть людей, попавших в онкологический диагноз, нуждается в качественной поддержке и сопровождению онкопсихолога, который сможет, еще с момента установления диагноза, грамотно поддержать и сопровождать пациента в течение лечения. Также человек может нуждаться в психологической поддержке и после завершения лечения, ему нужно вернуться в обычное русло жизни. Как сказала мой знакомый терапевт, «онковыздоравливающих нужно не просто ставить на ноги, а на новые ноги».

За этот год я познакомилась со многими женщинами из разных онкологических проектов. Во Львове их не так много, поэтому я ездила в Киев, чтобы послушать лекции на эту тему. Психотерапия меня зацепила. Ведь, как правило, о болезни мысли возникают постоянно, это не позволяет человеку качественно жить. Многие женщины думают: «А для чего мне что-то начинать делать, мол, я и так умру», «Ничего с того не будет», «А зачем» и тому подобное. Бессонница становится неизменным спутником нашей жизни.

Хотя есть женщины с онкологией, которые живут, остаются активными и в 90% случаев с ними работали психотерапевты и продолжают работать. Об этом в нашем обществе не принято говорить.

В группах поддержки раковых больных преобладают женщины. Мужчины тоже борются с болезнью, но делают это по своему. Они больше держат это в себе, своей семье. Возможно, мужчине труднее показать, что он слабее. Большинство людей воспринимают болезнь как слабость – прежде всего физическую, потому что человек не может делать того, что делал до этого, не может работать. Многих женщин уволили с работы, бросили их мужчины. Меня поддержали и на работе, и дома, но такое случаются в половине случаев. Поэтому очень важна поддержка людей, которые узнали о своем онкодиагнозе.

Вы начали интересоваться психотерапией глубже?

– Да, начала активно исследовать вопрос онкопсихології. К сожалению, в Украине – это совсем не развито направление. Увидела, что психотерапия работает, – меняет людей, их отношение к жизни и себя самого. Люди оживают, начинают выходить в мир, чем-то интересоваться. Для меня важный момент – «не зацикливаться на болезни, а жить – ярко и наполненно». Конечно, когда проходишь процесс лечения, физические возможности у человека слабее. Но даже выйти на улицу, встретиться с близкими уже дает человеку ресурс.

Два месяца назад мы с психотерапевтом Людмилой Филимонюк и Марьяной Нич организовали центр психологической помощи женщинам с онкологическим диагнозом и их родственников «ЖИВИ». Группа для людей в онкодиагнозе действует с марта 2018 г. Отдельно основали группу для родственников. Эти встречи проводят двое психотерапевтов, которые работают в таком психологическом направлении как гештальттерапия – жить по принципу «здесь и теперь», то есть чувствовать жизнь в каждый конкретный момент, работать с эмоциями, чувствами. Психотерапевт не советует человеку, что он должен делать, – он может лишь помочь понять, шире посмотреть на ситуацию, в которой человек находится.

Каждый человек реагирует на то, что с ним происходит по-своему, но групповая работа дает возможность увидеть себя через переживания другого. В этом наибольшая эффективность групповой терапии. Когда мы начали собираться и заявлять о себе, появились люди, которые начали нас поддерживать – проводят фотосессии, приглашают на различные мастер-классы, семинары. Это жизнь и она продолжается.

Также существуют групповые занятия с родственниками. На последней такой встрече женщина рассказала, что у нее заболел муж, но он не хочет лечиться. Хотя женщина различными способами его уговаривает. В этот момент я вспомнила, как это у меня происходило, когда узнала о диагнозе. Тогда не хотела, чтобы на меня кто-то давил, а дал возможность это прожить и принять болезнь. Важно услышать людей, которые в диагнозе, не навязывать им ничего, даже если считаете это добром. Не давите на человека, его и так уже сильно прижало.

Онкология – это не болезнь одного человека, это болезнь всей семьи. Когда болеет близкий человек, члены семьи также испытывают страх, отчаяние, бессилие, вину. Сначала они не знают, ни как нам помочь, ни как себе помочь. В этот момент они также могут нуждаться в психологической поддержке и помощи. Возможность выговориться и прожить кризисные моменты.

Из нашего онкосообщества трое девушек пошли учиться на психотерапевтов, в том числе и я. Мне обучение очень нравится. В Украине нет такой отдельной отрасли как онкопсихология. В работе с онкологическими больными психотерапевты используют когнитивно-поведенческую терапию, гештальт-терапию и другие. Для помощи человеку в диагнозе могут использовать различные психотерапевтические методы, – все зависит от конкретного человека. Есть много различной литературы, которая помогает жить и бороться с болезнью. Каждый берет то, что ему подходит больше всего. Я – противник литературы, которая отрицает стандартную медицину и взамен предлагает альтернативные методы лечения, – она забирает у человека драгоценное время для лечения. Можно использовать все, что есть, вместе со стандартным лечением. Не верю, что онкологию можно победить травами или грибами.

На данный момент есть возможность попробовать различные виды психологической поддержки: индивидуальную, групповую, групповую для онковыздоравливающих. Когда мы попробуем развернуться лицом к себе, попробуем услышать себя, захотеть помочь себе – наша жизнь начнет меняться. Попробуем принять себя со всеми изменениями, которые произошли во время лечения. Пересмотреть свои жизненные ценности, и если нужно, внести коррективы. И принять решение ЖИТЬ, ЖИТЬ настолько качественно, насколько мы можем себе это позволить, потому что у нас есть  для кого это делать.

Никто из нас не знает, сколько ему времени отведено, но мы всегда имеем возможность выбора, как мы это время проживем.

Что бы вы сказали людям, которые только узнали о своем диагнозе?

  • Не теряйте надежды. Первый период в диагнозе очень тяжелый и его надо прожить.
  • Очень хорошо, когда есть поддержка, помощь. Не бойтесь обращаться к врачам, психотерапевтам, друзьям, родным и близким. Это наш ресурс, который дает возможности.
  • Обращайтесь в сообщества, где есть такие же люди, с такими же проблемами. Это общение по принципу «равный с равным».
  • В Фейсбуке мы создали закрытую группу «Жить сейчас», также есть одноименная открытая страница, где имеете возможность получить информацию и помощь. Вы сами решаете, как воспользоваться ею. Делайте так, чтобы вам было хорошо и комфортно.
  • Знаю много женщин в диагнозе, которые осуществили свои мечты – поехали в Париж, Венецию. Многие женщины меняют работу, образование, занимаются социальной работой, имеют много хобби. Они живут. Пробуйте жить, как вам это получается – сначала маленькими шагами, но живите.

Беседовала Галина Палажий,
ИA ZIK


Реклама

К превеликому сожалению, очень много пациентов по всему миру, слышат диагноз рак. Это звучит, как приговор. Хотя всегда должна быть надежда. Узнать больше информации о раке желудка можно в этой статье. Не стоит никогда отчаиваться, верить в лучшее, следить за своим здоровьем.

Редакция не всегда разделяет позицию авторов публикаций.

* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2019-10-22 01:59 :15