понедельник, 19 ноября, 2018, 16:23 Политика
Почему Польская православная церковь становится на сторону Москвы?

15 ноября собор епископов Польской автокефальной православной церкви запретил своим священникам общаться с духовенством УПЦ КП и УАПЦ и заявил, что лица, «лишенные епископских рукоположений, не могут быть лидерами в установлении мира в Православной церкви Украины». Новость, конечно же, сразу поприветствовали в Москве, а верующие УПЦ КП и УАПЦ и, наконец, в самой Польше ее восприняли как «антиукраинский реверанс» перед Москвой.

Ни для кого не секрет, что иерархи ПАПЦ симпатизируют РПЦ, и украинские церковные круги закономерно ожидали какой-то реакции иерархии этой церкви на заявление Вселенского Патриарха о предоставлении автокефалии Православной церкви в Украине. Однако формулировки, которые были использованы в этом документе, удивили в Украине многих, поскольку хорошо известно, что ПАПЦ прошла практически тот же путь, что и Украинские церкви – несмотря на сопротивление Москвы томос об автокефалии ей предоставил Вселенский Патриарх.

Как несмотря на сопротивление Москвы Константинополь предоставил томос Варшаве

Согласно Рижского мирного договора 1921 г., западноукраинские и западнобелорусские этнические земли оказались под властью Польши, где проживало около 4 млн православных. По национальному составу 70 % православных составляли украинцы, свыше 28 % – белорусы, а остальные – литовцы, поляки, россияне. Одновременно в Польше осталась старая структура епархий Русской православной церкви. В результате советско-польской войны и борьбы с церковью в СССР, связи с РПЦ были затруднены, а сама Московская патриархия находилась под жестоким давлением советских карательных органов. Это заставило православных епископов Польши Юрия (Ярошевского) и Дионисия (Валединского) обратиться, при посредничестве польского дипломатического представителя в Москве, к патриарху РПЦ Тихону в деле предоставления автокефалии. Московский патриарх наотрез отказался предоставить автокефалию, ограничившись назначением епископа Юрия патриаршим экзархом в Польше с правами митрополита.

20 января 1920 польское правительство приняло «Временные правила», которые должны были регулировать статус православия в Польской республике. В этом документе Православная церковь в Польше рассматривали как часть РПЦ, оторванную от нее в силу политических обстоятельств, внутренняя жизнь которой не требовало каких-то изменений или преобразований.

16 июня 1922 года состоялся собор польских епископов, который рассмотрел вопрос автокефалии и согласился на нее, при условии, что польское правительство будет способствовать признанию церкви со стороны поместных православных церквей. Также иерархи обратились за помощью и поддержкой ко Вселенскому Патриархату. Тогда же польская власть издала временный закон, которым провела реорганизацию православной церкви. Первым митрополитом Польской православной церкви стал украинец Юрий (Ярошевский).

8 февраля 1923 года митрополита Юрия застрелил ректор Волынской духовной семинарии, российский агент архимандрит Смарагд (Латышенко). 27 февраля 1923 г. собор епископов постановил: «Признать первым епископом с честью митрополита православной митрополии в Польше высокопреосвященного Дионисия, архиепископа Волынского и Кременецкого... Довести настоящее постановление до сведения правительства для выражения им согласия на воплощение в жизнь постановления, а также для осуществления запроса правительством на основе 28 Правила IV Вселенского Собора и с учетом пребывания не при делах Московского патриарха, для благословения Константинопольского Патриарха архиепископа Дионисия... с присвоением ему всех внешних отличий».

Патриарх Тихон в то время был заключенным, а назначенного им местоблюстителя большевики отстранили от дел. В такой ситуации, Константинопольский патриарх Мелетий IV благословил избрание митрополита Дионисия и подтвердил его полномочия.

13 ноября 1924 г. Константинопольский патриарх Григорий VII подписал Патриарший и Синодально-Канонический томос Вселенской Патриархии о признании автокефальной Православной церкви в Польше». Торжества по этому случаю состоялись в Варшаве 16-19 сентября 1925 г., в них приняли участие представители Константинопольской и Румынской церквей, а также члены польского правительства. 17 сентября 1925 года в присутствии всего епископата Польши в митрополичьем храме святой Марии Магдалины состоялось торжественное чтение патриаршего томоса на: греческом, польском, русском и украинском языках. В томосе Вселенского патриарха, в частности, говорилось «... первое отделение от Нашего Престола Киевской Митрополии и православных митрополий Литвы и Польши, зависящих от нее, а также приобщение их к Московской церкви наступило не по предписаниям канонических правил...».

Автокефалию Польской православной церкви признали все канонические церкви.

Заявление ПАПЦ по томосу нужно читать «между строк»

Спикер Польской автокефальной православной церкви священник Генрик Папроцкий подчеркнул в комментарии для польских СМИ, что заявление собора епископов ПАПЦ от 15 ноября относительно Украины не является «резким».

«На самом деле заявление не такое резкое, как может показаться. Ситуация в Украине остается неясной. Существует проблема с так называемым патриархом (главой УПЦ КП – ред.), потому что речь идет о лице, лишенного духовного сана. Неожиданно его снова восстановили (в сане – ред.) без церкви (РПЦ), которая его и лишила сана», – отметил спикер ПАПЦ.

Священник также заверил, что Польская церковь не выступала против решения Вселенского Патриарха, но «заняла выжидательную позицию». Генрик Папроцкий, однако, признал, что на данный момент это фактически означает, что ПАПЦ выступает на стороне Российской церкви.

Пресс-секретарь ПАПЦ также акцентировал, что «невозможно скрыть», что в течение длительного времени Украинская православная церковь была зависима от Москвы.

Призывал быть сдержанным и «читать между строк» заявление и представитель УПЦ КП архиепископ Евстратий (Зоря).

«Текст решения выписан таким образом, что позволяет разные толкования – и мне кажется, что это не случайность», – отметил архиепископ комментируя в Facebook заявление ПАПЦ.

«По форме польское решение может быть истолковано разными версиями – и очевидно, что таким был замысел его авторов, – но, по сути, оно не является препятствием для Вселенского Патриархата в дальнейшем реализовывать уже принятое им решение об автокефалии для Украины. Также епископы ПАПЦ формально даже не вспоминают о решении Вселенского Патриархата – не поддерживают их, но и не осуждают. Просто – не вспоминают. А формула, выбранная для «запрета на литургические контакты с клириками» – многозначна и специально выписана так, чтобы в скором времени она потеряла актуальность», – подытожил архиепископ Евстратий.

Чего боится польская православная иерархия?

Однако заявление сделано и оно будет иметь свои последствия.

Очевиден тот факт, что в лоне самой ПАПЦ есть разные взгляды на создание единой поместной церкви в Украине. Это связано как со сложной историей самого православия в Польше, так и с тем, что большинство ее прихожан – этнические белорусы и украинцы. Вполне возможно, что на самом деле в ПАПЦ опасаются, что создание единой и признанной православной церкви в Украине может привести к тому, что часть верующих будет все чаще смотреть в сторону Киева.

Не следует также забывать, что часть духовенства ПАПЦ имеет очень тесные отношения с РПЦ или УПЦ МП. В конце концов, стоит вспомнить, что самому предстоятелю ПАПЦ митрополиту Савве (Грицуняку) предъявляли сотрудничество с коммунистическим режимом, в частности, польские СМИ распространяли информацию, что в 1966 году будущего митрополита завербовала служба безопасности коммунистической Польши и он долгое время сотрудничал с советскими спецслужбами. Однако впоследствии Институт национальной памяти Польши опроверг это сообщение. Возможно, в Москве используют факты из прошлого митрополита и дружеские связи между РПЦ и ПАПЦ, чтобы направлять духовенство последней в «нужном» направлении. Так как хотя заявление, как справедливо заметил спикер УПЦ КП, является весьма общим, однако оно все же бросает тень на автокефалию для Украины и выставляет ее в не очень привлекательном свете. Поэтому становится понятно, что оно прежде всего рассчитано на другие церкви, которые еще колеблются в вопросе томоса для Киева, и является психологической атакой не только на украинские церкви, но и на Вселенский Патриархат.

Подготовил Андрей Павлышин,
ИA ZIK

Редакция не всегда разделяет позицию авторов публикаций.
* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2018-12-13 09:22 :30