Новости » Политика 1 ноября, 2018, 9:41
Женское лицо ЗУНР: украинки, защитившие свободу

Сто лет назад сбылась мечта сотен тысяч галицких украинцев – после веков чужеземного владычества наконец удалось провозгласить желанное независимое государство. Знаменательно, что среди лиц, прокладывавших путь к независимости ЗУНР были и представительницы лучшей половины человечества.

О том, как украинки попали в войска, что их побудило к такому шагу, как их воспринимало общество и как сложилась их судьба после поражения освободительных соревнований, рассказала в интервью ИA ZIK кандидат исторических наук, преподаватель кафедры новейшей истории Украины им. Михаила Грушевского Львовского национального университета им. Ивана Франко Марьяна Байдак.

Как случилось так, что украинки взяли в руки оружие?

Первое военное формирование, в котором принимали участие украинские женщины, возникло в составе пластового движения. В 1911 г. комендант коша Сечевых стрельцов Иван Чмола создал первую пластовую ячейку, в состав которой, наряду с учениками Академической гимназии, Торговой школы, вошли также слушательницы семинарии Сестер Василианок и студенты университета. Участница этого центра Анна Дмитерко вспоминала слова, которые прозвучали на первом собрании: «Наш Пласт не должен быть игрушкой, а из него должно родиться собственное украинское войско». Пластуны должны были соблюдать дисциплину, выучку и ночные упражнения проходили на окраинах Львова. Летом 1912 года девушки также отбывали воинскую выучку в первом лагере на Говерле. «На практике мы вели более военную, чем пластовую службу, – вспоминала в воспоминаниях Анна Дмитерко, – потому что кроме вязания узлов, пластового хода, сигнализации учились стрелять из браунинга, познавать систему Криса – Манлихера, разбивать лагерь и подходить».

Софія Галечко (23 роки) та Гандзя Дмитерко (21 рік). Фото: na-skryzhalyah.blogspot.com
София Галечко (23 года) и Гандзя Дмитерко (21 год). Фото: na-skryzhalyah.blogspot.com

Пластовая организация просуществовала до осени 1912-го. На новый уровень военная подготовка была поставлена с созданием Кириллом Трильовским в марте 1913 года общества «Сечевые стрельцы», а впоследствии – отдела «Сечевые стрельцы II», к которому могли принадлежать женщины. Молодые украинки, которые рискнули семейным неповиновением и патриархальными нормами, сформировали отдельный женский взвод из 33 человек, который возглавила Елена Степанив.

Олена Степанів. Фото: na-skryzhalyah.blogspot.com
Елена Степанив. Фото: na-skryzhalyah.blogspot.com

Фронтовой и тыловой опыт в годы Первой мировой войны выкристаллизовал новое видение задач женщин в освободительной борьбе Украинской галицкой армии: «Не фронтовая служба с оружием в руках, а служба в подполье в военных тыловых учреждениях, чтобы освободить боеспособных мужчин и таким образом увеличить количество фронтовиков». Женщины выступали организаторами госпиталей, больниц, занимались подготовкой медицинских кадров, выполняли функции и врачей, и медсестер, и санитарок.

К сожалению, для изучения роли украинских женщин в действиях УГА почти нет официальных исходных материалов. Нет никакой информации от правительства ЗУНР о службе женщин в воинских частях. Также отсутствуют распоряжения Начальной команды УГА или приказы Государственного Секретариата военных дел. Поэтому трудно судить, рассматривалось ли участие женщин в воинских формированиях вообще политическими или военными факторами ЗУНР и была ли какая-то согласованная позиция относительно возможности участия женщин в военных действиях. Также не удалось выяснить, какое обучение проходили женщины, установить их статистику, обязанности, задачи, какой была их униформа и давали ли они военную присягу. Нет никаких документов, которые давали бы оценку военной женской службы по военно-профессиональной точки зрения.

Сколько женщин воевало в рядах УГА?

Украинская общественно-политическая деятельница Милена Рудницкая установила фамилии 89 женщин, которые служили в УГА, хотя и отмечала, что этот перечень неполный. Это подтверждают мемуарные материалы. В частности, Ярослава Солтикевич в воспоминаниях акцентировала, что в больнице Выучки УСС в с. Приворотье на Подолье служили санитарки Чухновская и Козловская, ухаживала за больными Лидия Крушельницкая, дочь министра образования УНР Антона Крушельницкого. Их имена отсутствуют в указанном выше перечне. Всего 54 женщины из названного списка служили в санитарных частях УГА. Десятерым из них присвоили звание санитарного хорунжего.

Что побудило женщин поступать на военную службу?

Все женщины, которые оказались в рядах УГА, записывались по собственной инициативе. Ведь ни одного обращения военных чиновников об обязательной или добровольной службе женщин в течение военной кампании не было. Также участницы вспоминали, что им приходилось преодолевать различные препятствия, чтобы завоевать право «на службу». Во всех воспоминаниях более или менее отчетливо звучит нотка сожаления, досады за то, что никто не пошел навстречу украинской женщине.

Павлина Михайлишин. Фото: na-skryzhalyah.blogspot.com
Павлина Михайлишин. Фото: na-skryzhalyah.blogspot.com

В мотивации женщин, принимавших участие в событиях Украинской революции, важную роль сыграли актуальные лозунги равноправия женщины. Собственно, конец Первой мировой войны принес женщинам полноту политических и гражданских прав. Писательница и организатор женского движения Наталья Кобринская писала: «Быть достойной равноправия, попользоваться им и доказать свое равноправие, встанув плечо к плечу с мужчинами в борьбе за волю народа – вот совсем понятное желание тогдашних украинских женщин молодой генерации». Дополнительным мотивом служил пример женщин, которые служили в УСС.

О мотивах поступления на службу в УГА вспоминали и участники тех событий. Так, Елена Федак описывала свои впечатления от утра 1 ноября 1918 г.: «На ратуше развевался также сине-желтый флаг – первые лучи восходящего солнца освещали его... Львов был наш!!! Было солнечное морозное утро, всеми клетками ума и сердца я хотела быть активной, помогать нашей армии. А, может, уже чувствовала интуитивно, что ждет нас не только радость, но и боль, что война на территории Львова неизбежна. И знала, как мало у нас рук к работе». Анализировала мотивы, которые побудили украинское женщины отозваться на военную службу, и Милена Рудницкая, которая писала: «Нет ни малейшего сомнения, что все женщины, которые оказались в рядах УГА, записывались добровольно и по собственной инициативе. Никто их не звал, никто не поощрял, потому что никакого обращения военных чиновников об обязательной или добровольной службе женщин ни в ноябре 1918 года, ни позже в течение целой военной кампании, не было. Женщины приходили по собственному побуждению, спонтанно, и предлагали свои услуги, просили дать им какую-то работу в Армии».

Какие именно обязанности выполняли женщины-военные?

Прежде всего их привлекали в санитарные части. С первых дней ноября 1918 г. руководство УГА столкнулось с проблемой нехватки медицинских работников. Во многих случаях отсутствующих военных врачей должны были заменить гражданские врачи или так называемые «медики» (студенты медицинского факультета университета, которые имели незаконченное высшее образование), которые получили ранг санитарных старшин. Военные врачи служили преимущественно в госпиталях УГА, а прифронтовую часть обслуживали в основном «медики».

Кадровые проблемы медицинской службы ЗУНР и УГА усиливал тот факт, что большинство гражданских врачей польской национальности, которые при австрийской власти жили и занимались профессиональной деятельностью в Восточной Галиции, отказывались работать в украинских военных госпиталях. Правительственное распоряжение относительно врачебных кадров в конце ноября 1918 г. было таким: «К врачебной службе в первой степени надлежит позвать врачей-украинцев; в случае недостатка таковых, надлежит принимать на службу доверенным лицам из врачей-жидов с их согласия и условным вознаграждением». Во время войны обязанности врачей часто выполняли медицинские сестры и санитары.

Итак из 89 женщин в санитарных частях служили 54. Десять из них достигли степени военного санитарного хорунжего. А одиннадцать умерли от тифа. Женщинам приходилось работать в заполье в корпусных и бригадных госпиталях, во фронтовых лазаретах и передвижных поездах без лекарств и перевязочного материала. Они исполняли службу медицинских сестер, помощниц врачей, а то и самих врачей, иногда не имея соответствующих знаний и подготовки.

Об обучении медицинского персонала УГА на территории ЗУНР информации довольно мало. Известно, что первая военно-медицинская выучка в Галичине была проведена еще в 1912 г. организацией «Женская община», где подготовили 60 медсестер. Впоследствии санитарные курсы проводили и в других городах Галичины, их выпускницы работали в австрийских военных госпиталях. Также курс медсестер с участием 42 курсанток организовали в Тернополе Мария Скубив и жена местного священника Антонина Конрада. Самаритянский курс действовал в гарнизонном госпитале в Золочеве. Соответствующие службы УГА позаботились о распространении популярной медицинской литературы, в частности, брошюры о борьбе со вшами. Как вспоминал Иван Боберский, д-р Андрей Бурачинский организовал перевод с немецкого языка учебной брошюры для санитаров.

Второй вид полноценной военной службы, которую выполняли женщины, – это военная разведка, целью которой было выяснить состояние вражеского тыла, передвижения и количество его военных сил, настроений среди населения. Известны лишь несколько фамилий женщин-разведчиц, поскольку особенностью разведки была анонимность. Впрочем использование женщин в качестве разведчиц и связных было, как можно предположить, довольно распространенным явлением. Считали, что женщине легче, чем мужчине, прокрасться незаметно через боевые линии и зайти в тылы врага.

Разведку женщины начали выполнять во время ноябрьских боев во Львове, когда город был разделен польско-украинским фронтом на две части. Во время его осады отметилась Стефания Пашкевич, которая, «рискуя жизнью, выполняла поручения, проявляя при этом отвагу, достойную удивления». При Начальной команде служила разведчица Галицкой армии Варвара Кунда (умерла от тифа). В рядах 7-й Львовской бригады находилась Розалия Гуменная.

Третьей сферой применения женского труда были военные кухни. Во Львове работали пять кухонь, которые были размещены в здании «Народного дома» на улице Рутовского, в помещении семинарии Сестер Василианок на улице Жолковской, а также на улицах св. Петра, Лычаковской и Зибликевича. Проблемой при этом было найти продукты и приготовить значительное количество пищи.

Четвертый вид деятельности, к которому имели доступ женщины, – это канцелярская работа. Во всех военных канцеляриях как в подполье, так и во фронтовых частях, работали машинистки, писари тому подобное. Кроме этого, вспомогательным персоналом были телефонистки и телеграфистки, но их фамилии не сохранились в документальных материалах. В воспоминании о ноябрьских боях во Львове читаем, что «две почтовые руководительницы до последней минуты обслуживали телеграфный аппарат в главном здании почты и скрылись оттуда только с последними воинами, когда все здание уже горело».

Также известно о существовании отдельного женского подразделения УГА. В конце мая 1919 г. во время отступления украинской армии из Станиславова в последнее станцию ЗУНР оставил Железный отряд. Три сотни состояли из железнодорожников и юношей различных подразделений, а четвертая была сформирована из девушек, которые после ноябрьского восстания служили в вспомогательных военных структурах. Их комендантом стала Мария Крывив. Сначала сотня насчитывала 36 девушек, а во время Чертковского наступления выросла до 76 участниц. Женщины Железного отряда вели бои под Нижневом и Копычинцами, принимавшие участие в июньском наступлении Галицкой армии, впоследствии перешли Збруч. В бою под Кривцем 10 сентября почти вся сотня вместе с командующим попала в большевистскогоий плен, их дальнейшая судьба не известна.

Как воспринимало тогдашнее общество женщин-военных?

Феномен участия женщины в войне сложен, учитывая особенности женской психологии, а значит, и восприятия ею фронтовой действительности. Женщины были готовы к подвигу, но не были готовы к армии, и то, с чем им пришлось столкнуться на войне, оказалось для них неожиданностью. Другая сторона этого явления – неоднозначное отношение мужчин и общественного мнения в целом к присутствию женщины в армии и на поле боя. Вполне противоестественным казалось словосочетание «женщина-солдат», женщина, несущая смерть.

В период освободительных движений не все женщины оказались на передовой: были и вспомогательные службы, на которых они заменяли мужчин, ушедших на фронт, были и службы «чисто женские». В общественном сознании вполне спокойно воспринималась женщина-телефонистка, связная, врач или медсестра, повариха – то есть те профессии, которые не связаны с необходимостью убивать. Однако отношение к женщине-воину было уже чем-то совершенно другим. Появление на поле боя было личным выбором женщины, чтобы отстоять право, за которое ей нередко приходилось преодолевать огромную стену семейных, товарищеских, общественных предубеждений. Спорным остается вопрос, стоил ли полученный опыт вложенных в него усилий. Зато у многих мужчин образ женщины на поле боя вызвал чувство вины за то, что воюют девчонки, а вместе с ним – смешанное чувство восхищения и отчуждения.

Интересно, что с расстояния нескольких лет Елена Степанив выступила против женщин в армии: «Я не за массовое участие женщин в армии. Нет... я решительно против массовой акции. Не такое это простое и понятное дело, как со стороны может показаться. Приходят все новые и непредсказуемые осложнения. В конце концов, это – не только мое мнение».

– Как сложилась жизнь женщин-военных УГА после завершения боевых действий?

Жизнь каждой из них сложилась по-разному. Военная слава закончилась вместе с войной; после войны женщинам приходилось действовать в соответствии с потребностями, умениями, а также правилами мирного времени. Например, Елена Степанив занялась преподавательской и научной работой, а Ольга Подвысоцкая с мужем переехала в советскую Украину, в 1937 г. была репрессирована и казнена.

Хотя женщины не оставили воспоминаний о своем отношении к войне, однако их дальнейшая жизнь – довольно красноречива. Анна Дмитерко в 1919 году вышла замуж за вестника УСС Василия Ратича, некоторое время супруги жили в Рогатине, впоследствии эмигрировали в Америку, воспитывали четверых детей. У Екатерины Филиповской было семеро детей. Да, их общественная активность уступала место семье, в частности материнству. Женщины, которые в начале войны были героинями, после нее оказывались в тени мужчин и домашних хлопот.

Жизнь женщин на фронте была окрашега не только в героические краски. Война открывала возможности, меняла привычную жизнь, была наполнена эмоциями – страхом, разочарованием, счастьем и любовью. Историк, изучая опыт этих женщин, видимо, должна принимать во внимание несколько задач и придерживаться ряда исследовательских правил: первое, искать каждый раз новые контексты / плоскости, в которых они действовали, переживали и проживали войну; второе, женские опыты нельзя обобщать, они были индивидуальными; в-третьих, эти женщины нуждаются не в героизации, а в понимании; в-четвертых, поиск и прочтение источников является непрерывным процессом; в-пятых, нельзя сравнивать фронтовой опыт мужчин и женщин. Для женщин фронт был местом бегства от той реальности, которую они не хотели принимать и которую надеялись изменить. Однако внятного понимания, каким должно быть то заветное будущее, у них также не было. Войско и фронт давали хороший опыт жизни в мужском мире, но не решали вопросы общественной роли женщины. После войны женщинам с фронта пришлось вернуться к старым и новым (порожденным сугубо войной) проблемам.

Беседовал Андрей Павлышин,
ИA ZIK


Реклама

Для безопасности, многие хозяева устанавливают видеодомофоны. Вы сможете увидеть, кто к вам пришел и тем самым избежать появления в доме незваных гостей. Компания ЛюксОпт предлагает вам приобрести домофон а также другую современную технику для вашего комфорта по максимально выгодным ценам. Широкий выбор, хорошее качество.

Редакция не всегда разделяет позицию авторов публикаций.

* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2019-03-22 16:50 :11