Имперские амбиции Москвы и большой раскол в православии

Русская православная церковь с ожесточением разорвала все связи со Священным синодом Константинопольского патриархата – мирового центра православия. Такая реакция Москвы на анонсированное предоставление независимости Украинской православной церкви может стать крупнейшим расколом от времен «Великой схизмы» 1054 года – разделения христиан на православных и католиков.

В понедельник в Минске состоялся Синод Российской православной церкви и Белорусской православной церкви, главной целью которого было ответить на решение патриарха Варфоломея, который считается символическим лидером мирового православия. И ответ оказался самым острым из возможных – Москва разорвала церковные связи с Константинополем, что означает раскол в православии, – сообщает Politico.onet.pl.

Это событие может стать крупнейшим расколом в восточном христианстве со времен «Великой схизмы» 1054 года, когда произошло разделение на православную и католическую церковь.

Ситуация вокруг Украины, однако, изначально была предметом внеочередного заседания Совета безопасности Российской Федерации, во время которого Владимир Путин поддерживая традиции царского самодержавия, выступил на защиту всех православных в бывшей империи, которая в видении Кремля все еще существует.

Из этих обсуждений следует, что по мнению главы Кремля, «русский мир» отныне должен охватывать всех православных, в том числе и в Украине (или на территории целого бывшего Советского Союза), а не только россиян.

Почему Москва так остро протестует?

Патриарх Варфоломей пока что только обещал предоставить автокефалию (независимость) Украинской православной церкви. Это должен быть процесс, который в будущем может привести к единству православию в Украине.

Казалось бы, что в этой ситуации Москва еще не должна была применять тяжелую артиллерию, но Путин повел себя как настоящий царь.

Говорят, в свое время Сталин поставил вопрос: «Сколько дивизий имеет Папа Римский?». Не известно, Путин задумывался над вопросом, «сколько дивизий у патриарха Варфоломея?», однако собственно Константинополь в последнее время бросил вызов Москве не меньше, чем можно было бы ожидать даже от НАТО.

«Это мощный удар для единства русской цивилизации. С точки зрения ее духовных основ Россия отступила до XVII века. Последний узел восточнославянского единства – Православная церковь – распался на наших глазах после падения целостности государства, построенного на протяжении трех или даже четырех столетий. Такими словами московская «Независимая газета» прокомментировала решение Константинопольского патриарха. Учитывая реакцию Москвы, этот комментарий, очевидно, не слишком преувеличен.

Синод РПЦ в длинном заявлении обвинил Константинополь в противозаконных действиях, акцентируя, в частности, на том, что не было никаких оснований для отмены решения принятого в XVII в. о передаче Москве контроля над украинской церковью. «Как можно отменить решение, которое действует в течение трех веков?», – спрашивает РПЦ.

В заявлении отмечается, что Константинополь не имеет права отменить анафему наложенную Москвой на украинских иерархов, в том числе предстоятеля Украинской православной церкви Киевского патриархата патриарха Филарета, которого Кремль обвинил в измене.

«Несмотря на неоднократные призывы к покаянию, после лишения его сана, Филарет Денисенко продолжил свои раскольнические действия», – отмечает Русская православная церковь, добавляя: «Отныне и до отказа Константинопольского патриархата от принятых им антиканонических решений для всех священнослужителей Русской православной церкви невозможно сослужение с клириками Константинопольской церкви, а для мирян – участие в таинствах, совершаемых в ее храмах».

Патриарх Варфоломей снял анафему, наложенную Московским патриархатом украинских православных иерархов, которые отказались признавать его власть в Украине. При этом, он открыл путь к церковному единству всех православных церквей Украины, лишая миллионы верующих сомнений относительно необходимости и обоснованности этого шага.

Кроме того, он отозвал разрешение предоставленный Константинополем Москве в 1668 году, который подчинил Православную церковь в Украине, который позже использовала Екатерина II для вмешательства в церковные дела Речи Посполитой.

Эти шаги открывают путь к собору в Украине, который примет решение относительно создания единой Украинской православной церкви.

Ловкая тактика Константинопольского патриарха

Действия патриарха Варфоломея, в светском измерении (богословско-церковное измерение – отмена анафем) представляют собой изящный шаг, который кажется, застал Москву врасплох.

Если бы Константинополь без каких-либо предварительных шагов предоставил автокефалию Киевской церкви, Москва могла бы противодействовать, используя принцип единогласия в принятии решений. Московская православная церковь блокировала предыдущие попытки предоставления автокефалии украинской церкви, в частности, бойкотируя Всеправославный собор на Крите и требуя единодушия православия, на основании собственных критериев.

Часть православных церквей на этом соборе поддержали предоставление автокефалии украинской церкви, в частности, Румынская, Греческая и Грузинская. Однако собор сорвали сербы, которые утверждали, что без Московского патриархата нельзя принимать никаких решений.

Самостоятельное решение патриарха Варфоломея помешало Москве использовать своё прежнее оружие – тактику блокирования, примером чего был собор на Крите. Патриарх Варфоломей заявил, что церковь в Украине освобождается от бремени исторических причин, может и имеет право организоваться заново, будучи сообществом верных, и этот процесс Константинополь возьмет под свою духовную опеку.

Вероятно, это и повлекло остроту заявления Синода РПЦ в Минске и разрыв канонического общения с Константинополем. Москва, очевидно, надеется, что через политическое давление откровенно светского характера, который использует Путин, а не Московский патриарх Кирилл, заставит многие православные церкви встать на её сторону.

Последствия для Москвы

В то же время, Москва проводит обманну пропагандистскую кампанию о якобы нападениях на храмы московской церкви в Украине и угрозе религиозной войны. Некоторые комментаторы даже утверждают, что решимость Москвы приведет к более широким военным действиям против Украины.

Москва и Путин, которые являются мастерами конструировать манипулятивные нарративы, на этот раз имеют, однако, довольно слабые позиции. Они противостоят огромной исторической традиции и могучей силе исторических символов, которыми гораздо труднее манипулировать, чем интерпретировать текущие политические события.

Москва, несмотря на многовековое доминирование в восточной православной традиции, вероятно, не имеет достаточного символического капитала (уничтожая на протяжении десятилетий коммунизма свою религиозную традицию), чтобы противостоять Константинополю и сделать себя центром мирового православия. В случае победы над Константинополем, ей пришлось бы самой стать таким центром. Однако духовный и законодательный центр Православной церкви, в свете более глубокой и древней традиции, всегда оставался за Константинополем и его патриархом. В конце концов, оттуда сама Москва приняла христианство.

Голос каждой из Православных церквей, безусловно, будет важен для дальнейшего развития ситуации, и Москва рассчитывает на возможность собственного влияния при помощи политических средств. Наиболее важным фактором, однако, будут, вероятно, события в самой Украине.

Если от приблизительно 13 000 православных приходов, связанных с Москвой, значительная часть отойдет к Украинской церкви, то она станет крупнейшей в мире православной церковью – надежной наследницей христианской традиции Киевской Руси и ее крестителя св. Владимира.

Если это произойдет, то Российская православная церковь будет в определенной степени маргинализирована (в РФ православные верующие составляют относительно небольшой процент населения) и в схизме окажется не Константинополь и патриарх Варфоломей, а Москва и Кирилл (и Путин).

В случае образования единой православной церкви в Украине, Русская православная церковь станет даже не второй, а третьей по величине православной церковью в мире – многочисленнее будет Румынская православная церковь.

Важно также помнить, что с потерей религиозного контроля над Украиной, Путин лишится последнего элемента влияния Кремля в стране – после потери политического, военного и культурного контроля вследствие революции, инициированной Майданом в 2014 году.

Цитированный выше комментарий «Независимой газеты» – хороший пример драматизма событий. Казалось бы, незначительное решение патриарха Варфоломея, снять анафемы с украинских иерархов Украинской православной церкви, принимая под омофор Константинополя, по сути, разрушает самый центр российской имперской идеологии.

Москва, приписывая себе право управлять всем православием Восточной Европы, стала не только духовным, но и политическим центром восточного славянства. И идея о III Риме, и присвоении истории Киевской Руси, как начала русского государства, имели источник и обоснование в позиции, которую себе приписывал Московская церковь.

Ведущие украинские политики полностью поддерживают идею автокефалии. Автокефалия для Православной церкви в своей стране – это также путь, который прошла Польская православная церковь после Первой мировой войны.

Константинопольский патриарх, как Папа Римский, не имеет танков. Диктаторы и империи, которые ими владеют, проходят и оказываются лишь временным творением по сравнению с духовными и культурными ценностями Европы, к которым относится и православие.

Перевод с польского Андрея Павлишина, ИA ZIK

Редакция не несет ответственности за мнение, которое авторы высказывают в блогах на страницах ZIK.UA

Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.

Loading...