Новости » Общество 5 октября, 2018, 10:45
Александра Коваль: Поддерживаю эмбарго на российские книги. Это нелиберально, но у нас война
Александра Коваль с комадой Book Forum. Фото: ZIK
Александра Коваль с комадой Book Forum. Фото: ZIK

Книжный форум во Львове за четверть века своего существования стал знаковым событием для всей Украины. В свою 25-ю годовщину он получил новое название – BookForum, однако не избавился от проблем, приобретенных в процессе своего роста. Чтобы мероприятие такого масштаба развивалось и выходило на качественно новый уровень, нужна поддержка, прежде всего, города, в котором он проходит, считает президент ГО «Форум издателей» Александра Коваль. В интервью ИА ZIK она рассказала, что именно Львов может сделать для Форума и почему это важно не только для Форума, чем будет заниматься Институт книги под ее руководством и что нужно сделать для популяризации украинской литературы.

Заколдованный круг Форума и проблема дорогих книг

– Прежде всего, какие у Вас впечатления от того, как прошёл Форум в этом году?

– Тяжело дался 25-й Форум. Это, возможно, потому, что я уже как-то одной ногой мысленно стою в Институте книги и немного разрывалась. К тому же были постоянные проблемы с финансированием, какая-то такая неясность и невозможность подготовиться заранее, ведь окончательная информация о том, сколько нам выделяется средств из бюджета, поступила 6 сентября. Тогда как цикл подготовки к Форуму длится 12-14 месяцев, поскольку очень многих авторов надо приглашать даже раньше, чем за год до его начала.

Но, конечно, 25 лет – это важный этап. В Украине нет ни одного фестиваля, который существует так долго. И я хочу подчеркнуть, что Форум – это была сугубо частная и общественная инициатива. И очень много лет, а именно до 2007, он проходил без всякой поддержки со стороны органов местного самоуправления, не говоря уже о государстве. Только с начала 2007 Львовский городской совет стал его поддерживать. Приобщались понемногу какие-то партнеры, спонсоры. Но совсем не в тех объемах, в которых нуждается мероприятие такого масштаба.

Александра Коваль. Фото: ZIK

И основным инвестором, собственно, фестивальной части стала книжная ярмарка, которую мы проводим и с которой все начиналось. Но поскольку все заработанные деньги мы тратили на проведение некоммерческих мероприятий, это лишило нас возможности для развития. Лишило возможности привлекать квалифицированные кадры, которые должны быть хорошо оплачены. Поэтому мы ежегодно набираем фактически новую команду. Это люди, которым можно платить меньше, но, соответственно, они очень мало что умеют делать. И вот мы попали в такой заколдованный круг, из которого уже много лет не можем вырваться. Не удалось нам это сделать и в этом году.

В мире существует много книжных ярмарок и литературных фестивалей. Преимущественно все они поддерживаются за счет города, где проводятся, потому что это является большой туристической достопримечательностью и большим культурным событием. Равного по объему культурного события в Украине нет. Это говорю не я, а многие люди, знающие ситуацию с культурными ивентами в нашем государстве. У нас во Львове есть прекрасные музыкальные фестивали, и это очень радует. Музыка – это очень хорошо и престижно, это большая интернациональная культура, потому что не требует перевода. Но литература и книга заставляет думать, создает смыслы. И если Львову уже удалось благодаря Форуму стать таким центром, где создаются смыслы, куда тянутся интеллектуалы не только из Украины, но и всего мира, то стоит, наверное, это как-то лелеять.

– На самой ярмарке издатели в этом году заметили уменьшение количества посетителей и падение продаж книг. По Вашему мнению, с чем это связано?

– Да, у нас в этом году было зафиксировано примерно на 3 тысячи меньше посетителей, чем в прошлом. И мы даже знаем точный день, когда они не пришли – это была суббота, когда лил дождь и было очень холодно. Люди не пришли, такое бывает. Тем более, зная, что более низких цен на ярмарке они не получат.

Чья это проблема? Стала нашей, но создали ее издатели, потому что они за много лет привыкли к ажиотажному спросу на Форуме и до времен, когда люди еще не имели возможности прямо возле стенда посмотреть в свой смартфон и сравнить цены в книжных магазинах, в интернете и на стенде у издателей. И о Боже, что они видят на стенде издателей все стоит на 25-30% дороже, чем в интернете.

Мы меняемся, мы готовы к изменениям. Мы потратили беспрецедентную сумму денег на пиар и рекламу в этом году – около 0,5 млн грн. Но нам нужна солидарность издателей. Они должны сказать: люди, приходите, мы вас ценим.

Кстати, издатели почти единогласно говорят о том, что во Львове приходит совсем другая публика, чем в Киеве. Что в Киеве люди проходят возле стенда, остановились, полистали книжку или не полистали, купили. А тут приходят, рассматривают, спрашивают, люди очень вдумчивые, знают, за чем идут. И издатели тоже должны ценить эту публику, потому что она дает им обратную связь. Они видят потребности своего читателя и своего покупателя. Таким образом, ярмарка превращается из места продажи в место маркетинга. Это место, где издатели имеют возможность формировать свои следующие издательские программы. Это очень ценно и это стоит везде в мире.

Также сами посетители жалуются на давку и духоту в помещении. Вы уже поднимали вопрос, что Форум созрел для того, чтобы иметь другую, большую локацию?

– Я такого вопроса не поднимала. Я сказала, что Львов, который позиционируется как супергород и является таковым, должен заботиться о развитии бизнес-туризма. А для того, чтобы увеличивалось количество бизнес-туристов, нужно непременно иметь современный, хорошо оборудованный выставочный центр, а также конгресс-холл и концертный зал – желательно поблизости или в едином комплексе. Конечно, это дорого, это большая инвестиция.

Но есть хороший пример города Лейпцига, я очень люблю их книжную ярмарку. Там построили выставочный центр фактически за городом, пригласили лучших архитекторов. Когда ты туда заходишь, тебе кажется, что попадаешь в какой-то замечательный фильм с прекрасными интерьерами. Огромный зал, рассчитанный на потребности любых выставок.

При такой загрузке этот экспоцентр становится окупаемым. Но для этого город что-то должен сделать. Должно быть государственно-деловое партнерство. Нужно найти заинтересованных инвесторов, выделить землю в хорошем месте.

Я думаю, что одновременно с увеличением количества рейсов во Львовский аэропорт, это будет способствовать тому, чтобы здесь проводились мощные выставки – не только книжные, но и многие другие, чтобы происходили разные интересные события, большие конференции и т. д. К сожалению, наша общественная организация на это никакого влияния не имеет. Это могут сделать только крупные бизнесмены вместе с Львовским городским советом или, если это будет за пределами Львова, то с областным советом.

Еще один важный момент. Сначала из центра Лейпцига до экспоцентра ходил только один трамвай – надо было ехать около 40 минут. Конечно, на время ярмарки они увеличивали количество рейсов, но все равно было очень тесно и неудобно. Но они туда проложили путь для электрички, и теперь из центра ехать 8 минут. А город компенсирует стоимость проезда, считая по количеству проданных билетов. Но замечу еще раз: не организаторы ярмарки продавая билеты компенсируют, а город Лейпциг.

Также есть еще одна интересная штука, которая объясняет, почему может происходить спад посещаемости Форума. Львов получил статус Города литературы ЮНЕСКО, и я очень этим горжусь. Получил и из-за нашего первопечатника Ивана Федорова, и из-за своей интернациональной истории – известно, что здесь жили украинские, польские, еврейские авторы и другие. Но получил он этот статус и из-за Форума издателей, из-за того, что мы на этом Форуме уделяем особое внимание детскому чтению и даже есть для этого отдельный Детский форум в мае. Также уделяем внимание инклюзии и людям пожилого возраста. Это были те факторы, которые поспособствовали Львову в получении этого статуса. Также во Львове неплохо развиваются библиотеки, на них выделяется немного больше денег, чем раньше, они имеют возможность модернизироваться.

Но в то же время у нас очень мало внимания уделяется чтению в системе образования. А вот во всей Германии и, в частности, в городе Лейпциге, ученики во время ярмарки получают освобождение от занятий полностью. У них задача побывать на встречах с поэтами и писателями, просмотреть книги, написать эссе. То же самое со студентами университетов. И вот они имеют великолепный результат: в городе по величине, как Львов, 195 тысяч посетителей. И одновременно с этим ярмаркой в центре самого Лейпцига происходит еще 4,5 тысячи событий литературного фестиваля, где всегда есть люди. Для сравнения, во Львове в этом году было около 34 тысяч посетителей книжного форума. Правда, мы не считаем поток по проспекту Свободы – думаю, что не менее 25-30 тыс. людей там тоже прошло.

Когда Вы перейдете на работу в Институт книги, на кого оставьыте Форум во Львове? Или будете и дальше за ним присматривать?

– Я вам сейчас их покажу (Александра Коваль представляет коллектив, который готовил 25 BookForum, – ред.). Мы – хорошая дружная и сильная команда. Я буду присматривать, но вмешиваться в организацию я не смогу. Я им абсолютно доверяю.

Олександра Коваль з комадою Book Forum. Фото: ZIK
Александра Коваль с комадой Book Forum. Фото: ZIK

Быюрократична система связывает по рукам и ногам

Вы выиграли конкурс на должность директора Института книги, но состоялось  ли уже официальное назначение?

– Нет, поэтому я даже не знаю, могу ли сейчас уже что-то комментировать в отношении Института.

Вы знаете, почему назначение затягивается?

– Прежде всего, у меня была договоренность с министром, что до окончания Форума я не могу приступить к выполнению обязанностей. Но еще, кроме того, продолжается спецпроверка. Я подала декларацию и другие документы. Что там проверят и когда проверка закончится, я не знаю.

Тем не менее, как победитель конкурса, можете рассказать о своём видении – чем должен заниматься Институт книги?

– Все, чем он должен заниматься, прописано в законе. Этот институт был создан законом Украины – это очень странно, почему именно министерство не может создавать те институты, которые ему нужны. И то, что я увидела совсем скраешку, для меня, как для человека, всю жизнь проработавшего в общественном секторе, представляется очень странным.

Вот в законе написано, что Институт должен заниматься программой поддержки переводов, программой «Украинская книга» – это издание книг для нужд библиотек, продвижение украинской книги за рубежом и в Украине. И вот фактически все, потому что можно написать в законе? Там же нельзя написать, что надо поддерживать черкасскую, черниговскую, полтавскую, львовскую, киевскую книжные ярмарки. Это нереально, потому что меняется жизнь и потребности. В один год можно выбрать себе из международных ярмарок Франкфурт и Болонью, в другом году, возможно, Лондон и Париж и так далее. Но нет. Этого нельзя делать, потому что каждый раз на такую смену нужны какие-то отдельные разрешения трех или четырех министерств, Кабинета Министров и Верховной Рады. Понимаете? А я нет, потому что я не знаю, как можно вообще работать в таких условиях. Это бюрократическая система советского и нынешнего российского типа, которая всех связывает по рукам и ногам, которая является системой тотального недоверия друг к другу и желание везде подстелить соломку, вдруг что-то случится.

Представьте себе, что сейчас на Институт книги положена функция закупки книг для публичных библиотек. В этом году впервые, потому что раньше этим занималось Министерство культуры. Начался октябрь, а еще нет разрешения на использование средств. То есть, средства выделены, а использовать их нельзя. Не подписано в Минюсте положение об экспертном совете, потому что выбрать эти книги должны эксперты. И вот уже три недели Минюст думает, подписывать это положение. Время идет, все тормозится.

Но допустим, что это все будет подписано и начнется отбор книг. Сначала эксперты должны отобрать их из большого списка, который подают издательства с огромной кучей документов к каждой книги. Затем формируются рейтинги, и эти списки должны быть посланы в библиотеки, а библиотеки должны подтвердить, что им эти книги нужны, и написать, сколько условно экземпляров они хотели бы иметь. А после этого список должен утвердить Кабинет Министров. Мне объяснили, что нам же меньше проблем – таким образом правительство берет на себя ответственность по закупке. Но зачем, скажите мне, и как это делается? Они что, по одной книжке сверяют и думают, нужна ли та или иная книга вообще  в библиотеках? Смысла этого утверждения я не понимаю и не понимаю, зачем тратить так много ценного времени Кабинета Министров. Неужели им нечего делать в нашей стране? Я об этом говорила в своей программе. Понимаю, что государственные средства должны расходоваться умеренно и благоразумно. Но если у нас уже был сформирован бюджет и выделены средства, тогда позвольте министру или руководителю Института взять на себя ответственность за их использование. Дайте людям свободу и все сделается. Если будет допущено несколько ошибок и они не будут фатальными, тогда хорошо – помогите все вместе и будем двигаться дальше. Если эти ошибки будут какими-то трагическими, тогда тюрьма, увольнение с работы или что там еще.

А какова ситуация с переводами украинской литературы? Есть ли какой-то механизм поддержки?

– Нет ничего, не утверждено еще положение, и дай Бог, чтобы удалось эту программу презентовать в следующем году во Франкфурте. Это добавит авторитетности Украине, которая является одной из немногих европейских стран, которая не заботятся о популяризации своей литературы за рубежом. Лучший способ популяризации – это именно финансирование переводов.

– Можете конкретизировать, что должно быть в этой программе переводов?

– Это такой стандарт, который есть во многих странах. Очень просто: иностранный издатель готов взять на себя расходы по изданию книги украинского автора, но ему нужна помощь на оплату перевода и на оплату авторских прав украинскому издательству или автору, то есть правообладателю. И вот в других странах покрывают именно это – оплату прав и перевода. Отправляют деньги прямо за границу издательству, которое это хочет делать. Конечно, все это происходит через конкурс. У нас бы должно было это работать так же. Но невозможно выслать грант из бюджетных денег за границу, ибо это же, наверное, может случиться что-то роковое... Полная система недоверия... Поэтому ищется механизм, как это можно реализовать.

Поддержка украинских авторов и эмбарго на российские книги

Относительно поддержки украинских авторов и украинских книг – по Вашему мнению, какие действия нужно совершить? Должен ли бы этим заниматься Институт книги?

– Авторов и книг – это немного разные вещи. Авторов поддерживать, несомненно надо. Тоже нечего изобретать велосипед – в мире есть система стипендий, грантов, на которые можно подаваться на конкурсных началах. У нас это еще не работает. На все это тоже нужны механизмы. Но еще раз подчеркну: для того, чтобы заработали эти механизмы, нужно доверие и понимание того, что на первых порах возможны какие-то ошибки. Но если мы будем бояться двигаться дальше, попривязываем себе какие-то гири к рукам и к ногам и еще приклеимся скотчем к стене, то вообще никуда не сможем дальше двигаться.

Что касается поддержки книг и издательств, то я неоднократно высказывала свою позицию, что я против этого, за каким-то небольшим исключениями. То есть это может касаться книг, которые очень дорогие в своей подготовке – это многотомные академические издания классиков, переводы сложных произведений, например, античной или классической философии, которые не были изданы ранее на украинском. Возможно, это издания, которые особенно нужны сейчас к 200-летию Шевченко или другим крупным юбилеям. Но это тоже должно происходить на конкурсных началах.

Вы говорили, что 25 лет тому, когда только начали Форум издателей во Львове, была цена цивилизовать книжный рынок в Украине. По сотоянию на сегодня как оцениваете ситуацию – удалось ли этой цели достичь?

– Конечно, ситуация сейчас значительно лучше, чем в те годы. Очень многие издательства в то время поднялись на пиратских переизданиях того, что было выпущено когда-то в Советском Союзе – в основном на русском языке. И книжки тогда продаваться везде, на улицах было полно книжных раскладок и все они были забиты этими пиратскими изданиями. Но постепенно книжная торговля переместилась в книжные магазины, которых у нас, конечно, не так много, в супермаркеты, что тоже радует, и даже немного в онлайн. С онлайном хуже, потому что там пиратство еще процветает очень сильно. Но там, где нет системы крупных штрафов, люди всегда будут скорее брать что-то бесплатно, чем платить за это.

Александра Коваль с комадой Book Forum. Фото: ZIK

Известно, что после введения лицензирования книг из России количество завезенных оттуда книг существенно уменьшилась. Но теперь, когда система уже наладилась, количество импортируемых книг из РФ вновь возрастает. Как вы смотрите на эту ситуацию?

– Завозятся, потому что запрет касался исключительно тех книг, которые имели в себе какое-то антиукраинское содержание. Сначала было трудно понять, как их можно оценить, но теперь действительно система наладилась. Здесь кое-кто уже говорит о падении интереса к украинской книге на украинском языке как таковой, поскольку книжные магазины снова начали наполняться русскими книгами. Этого во Львове, возможно, не видно, но по остальной территории Украины это заметно. Что с этим делать? Думаю, надо закрывать.

То есть вы поддерживаете идею полного эмбарго на российские книги?

– Да, я поддерживаю идею полного эмбарго. Это, конечно, противоречит всяким демократическим и либеральным взглядам, которых я придерживаюсь. Но война, которая у нас идет, тоже противоречит этим взглядам. Мы должны просто никогда не забывать, что живем в условиях войны, и действовать соответственно.

Беседовала Татьяна Штыфурко,
ИА ZIK

Редакция не всегда разделяет позицию авторов публикаций.

* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2019-04-24 07:48 :32