четверг, 20 сентября, 2018, 12:38 Мир
Неожиданная статистика в отношении восприятия беженцев в ЕС

Новый опрос Pew утверждает, что большинство граждан ЕС поддерживает приём беженцев, ищущих убежище, спасаясь от насилия.

Через три года после того, как примерно 1,3 млн человек прибыли в Европу в поисках убежища, иммиграция остается поляризационной проблемой, которая изменила политический ландшафт на континенте. Почти наверняка можно сказать, что она будет доминировать в повестке дня заседания лидеров Европейского Союза, которое начнется в среду в Зальцбурге, Австрия.

Однако политические последствия иммиграционной волны 2015 года – подъем ультраправых, антииммигрантских партий, – повлияли на восприятие беженцев, а также вызвало критику того, как ЕС урегулировало этот кризис. Новое исследование, опубликованное в среду исследовательским центром Pew Research Center, выявило, что большинство людей в странах-членах ЕС поддерживают прием беженцев, которые бегут от насилия, в то же время, они категорически не одобряют способы, которые применил ЕС, чтобы преодолеть этот кризис в 2015 году.

Опрос проводился в 10 из 28 стран-членов ЕС, включая Францию, Германию, Грецию, Венгрию, Италию, Нидерланды, Польшу, Испанию, Швецию и Великобританию. Оно выявило, что большинство в 7 из 10 опрошенных стран поддерживают принятие беженцев, которые бегут от насилия. В Германии 82% респондентов заявили, что они поддержат прием большего числа беженцев; в Швеции 81% также высказались за такую позицию. Исследование выявило, что в Италии 56% людей выступают за прием беженцев.

Эти три страны – Германия, Швеция и Италия, – больше всего дискутируют о том, как кризис мигрантов, вызванный гражданской войной в Сирии, отразился на европейской политике. Pew отметил, что «люди в этих странах в целом выражали негативные взгляды в отношении беженцев после миграционной волны 2015 года». Эти позиции, очевидно, с тех пор претерпели существенные изменения.

Германия, с ее политикой открытых дверей, приняла больше беженцев, чем любая другая страна ЕС; ее опередила только Швеция по соотношению количества принятых иммигрантов к численности населения страны. За свое географическое положение, Италия и Греция стали первыми странами, в которых прибывали беженцы, которые пересекали Средиземное море.

Опрос Pew также выявило, что в Польше 49% респондентов поддерживают беженцев (36% заявили, что выступают против них). В Венгрии, которая стала своеобразным бастионом антииммиграционного движения в Европе, 32% респондентов высказались в поддержку беженцев, 54% – против них. (Обе эти страны имели самые негативные взгляды относительно приема беженцев в предыдущем опросе Pew). Венгрия была единственной из 10 европейских странах, где большинство опрошенных выступили против принятия беженцев.

Подавляющее большинство респондентов во всех 10 странах не одобряют методы ЕС по преодолению кризиса 2015 года, – вопрос, который блок все еще пытается решить на фоне сильного давления со стороны Италии, которая стремится к более справедливому распределению иммигрантов. Осуждение иммиграционной политики наблюдалось, как в тех странах, где существует высокая поддержка беженцев, таких как Швеция (84%), а также тех, где низкое количество респондентов поддержали беженцев, таких как Венгрия (80%). Pew отметил, что уровень одобрения в Германии, Венгрии, Нидерландах и Швеции подобен уровню 2016 года, когда наблюдался миграционный бум.

Эти выводы следуют за выборами правых, антимигрантских партии в Германии, Италии и Швеции. В Италии ультраправая партия Лига Севера является младшим партнером в коалиционном правительстве. В Германии партия, Альтернатива для Германии впервые вошла в парламент в 2017 году. В Австрии Партия Свободы является младшим партнером в коалиционном правительстве Курца. Во Франции Национальный фронт во второй раз в истории страны разрешил ультраправому политику баллотироваться на пост президента. Ультраправые партии руководят в Венгрии, Польше и Словении. Они имеют значительное влияние в Дании, Финляндии и Чехии.

Однако их избирательные показатели во многом связаны с неприглядной сущностью парламентских систем в этих странах, где мелкие партии могут иметь значительное влияние на политический климат. Как свидетельствуют последние данные, миграция находится на самом низком за 5 лет уровне. Другими словами: пик миграционного кризиса позади, однако ее отголоски ощущается на избирателях.

Например, на недавних выборах в Швеции избиратели, которые считали иммиграцию важнейшей проблемой, поддержали те партии, которые сосредоточивались на иммиграции. Поэтому наибольшую поддержку получили или ультраправая партия, которая хочет ограничить иммиграцию, или же ультралевая партия, выступающая за открытые границы. Другими словами, хотя иммиграция и является важным вопросом для шведских избирателей, не все проголосовали за более ограниченную иммиграционную политику.

Аналогично в Италии: итальянские избиратели выступают не против иммиграции, даже если их новое правительство и хочет ограничить ее. В одном исследовании было установлено, что 70% итальянцев поддерживают предоставление убежища некоторым иммигрантам. Тем не менее, ультраправая Лига Севера, которая получила в марте на выборах в Италии 17% голосов, является не только частью правящей коалиции, но и диктует миграционную политику Италии.

Опрос Pew выявил подобные результаты в США, где 66% респондентов заявило, что поддержат прием беженцев из стран, где люди бегут от насилия и войны; 29% высказались против них. Эти выводы появились через два дня после того, как администрация Трампа сократила максимальное количество беженцев, которое может принять в следующем году с 45 000 до 30 000. Предел в 45 000 и так был рекордно низким. С тех пор как президент Рональд Рейган в 1980 году подписал Закон о беженцах, администрации ежегодно устанавливали лимит в 95 000 беженцев.

Кришнадев Каламур,
The Atlantic

Перевод с английского Оксаны Вергелес, для ИА ZIK

Редакция не всегда разделяет позицию авторов публикаций.
* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2018-10-17 21:28 :29