пятница, 7 сентября, 2018, 20:44 События
Военные: Очень часто солдаты или вообще не получают выплат за подбитую технику, или только частично

Украина должна платить военным денежное вознаграждение по трем пунктам: за уничтоженную или захваченную вражескую технику, успешное выполнение подразделением боевой задачи, а также 1000 гривен в сутки во время боевых действий. «Боевые тысячи» и вознаграждение за уничтоженную или захваченную технику были более актуальными во время горячих событий 2014-2016 годов. И учитывая эскалацию в Азовском регионе, никто не знает, что будет завтра, и насколько украинский воин будет мотивирован жечь вражескую технику.

Об этом говорится в программе военных расследований «Тропами войны» на телеканале ZIK.

Чтобы получить законное денежное вознаграждение от государства, солдату надо выполнить сложные процедуры: сделать фото - и видеофиксации, пройти несколько кругов ада бюрократии. Впрочем, под вражескими пулями у военных несколько другие приоритеты.

«Мы воевали под Дебальцево. Однажды там состоялась танковая дуэль, и мы подбили десять вражеских единиц. Однако за все танки нам не заплатили. Нам удалось доказать, что мы обезвредили шесть танков, но министерство все равно отказалось давать нам деньги», – рассказывает танкист Алексей Сенюк.

В Генеральном штабе говорят, что военные Вооруженных сил Украины за 80 единиц захваченной техники получили 2,7 миллиона гривен.

К тому же, в специальном приказе Минобороны есть приложение – перечень техники, за уничтожение или захват которой военный или экипаж имеют право на вознаграждение.

Так, например, меньше всего платят за подбитый или захваченный военный автомобиль – 12 180 гривен, за БТР – 42 630, уничтоженный танк стоит 48 720. Впрочем, больше могут дать за корабль первого ранга – 243 600 гривен.

Относительно так называемой «боевой тысячи», то за непосредственное участие в боевых действиях 33 850 военнослужащих ВСУ получили почти 160 миллионов гривен.

«Очевидно, настоящие цифры должны быть больше. Но чтобы это доказать, надо отложить автомат и взять ручку и лист», – говорит народный депутат Тарас Пастух.

Вместе с тем, сама процедура получения денежного вознаграждения – четко выписана в двух документах.

«Это постановление Кабинета министров № 24 и приказ Министерства обороны № 67. Кроме того, подаются рапорты от самой воинской части, командира бригады или воинской части», – объясняет председатель ОО «Юридическая сотня» Леся Василенко.

Дополнительно подается рапорт командира экипажа, если это была танковая дуэль. Также добавляют фото - и видеодоказательства.

«Денежное вознаграждение за подбитую технику я не получал в связи с тем, что мой экипаж погиб. То есть свидетелей и фотофиксации событий не было... Мне дали шесть раз по тысяче гривен за события в «Редкодуб», «Логвиново» и, кажется, вблизи блокпоста «Балу», – рассказывает заместитель командира танкового батальона Иван Берташ.

За начисление денежного вознаграждения сейчас отвечает департамент финансов Министерства обороны Украины. В сентябре прошлого года там рассказали про так называемую «боевую тысячу» – это денежное вознаграждение за успешное выполнение боевого задания в составе подразделения. Представитель Минобороны Сергей Галимский в свое время назвал сумму вознаграждения – восемь миллионов триста тысяч гривен.

Впрочем, бывший пресс-офицер 14-й бригады Влад Якушев о проблемах с начислением денежных вознаграждений сказал публично в начале 2016 года. Из-за этого у мужчины были проблемы. Его ограничили в полномочиях, из-за чего он был вынужден уйти с должности.

«После того, как мы подняли шум в медиа, нам дали часть денег, а остальное пообещали позже добавить. Однако, как только информационная волна упала, то и вопрос «боевой тысячи» замолкнул», – говорит военный Влад Якушев.

Тогда, в 2015-2016 годах, в каждом из трех батальонов 14-й бригады дали по одной так называемой «боевой тысячи». Бывший пресс-офицер рассказал: сложнее всего было с фиксацией факта уничтожения вражеской техники.

«Начался бой, нужно вписать все в журнал подразделения, потом в журнал бригады, в журнал сектора, далее сектор передает Киеву. Если хотя бы в одном месте где-то что-то не занесли – доказать ничего не возможно. Также должно быть фото - или видеофиксация. Представьте себе: идет танк, один подбивает его гранатометом, а другой – с фотоаппаратом», – отмечает Влад Якушев.

Бывший руководитель пресс-службы Генерального штаба ВСУ Владислав Селезнев объяснил, в чем заключается проблема с денежными начислениями.

«Процедура на определенных этапах забюрократизирована для того, чтобы избежать махинаций», – говорит военный журналист Владислав Селезнев.

Однако о махинациях с вознаграждением в Генштабе открыто не говорят, статистику тоже не ведут, а судебных дел вообще не нашли.

Боец «Айдара» Владимир Сакун, который прошел войну в Афганистане и на Донбассе, вспоминает, что дополнительных денежных выплат солдаты не видели. Да и воевали тогда не для этого.

«На войне другие приоритеты. Ценятся не деньги, а жизнь. Дожил до вечера – уже хорошо, проснулся утром – прекрасно», – говорит военный Владимир Сакун.

Да и сейчас для бойца денежное вознаграждение за прошлый героизм – не главное. Гораздо важнее – здоровье и жизнь собратьев.

 

* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2018-11-17 19:03 :40