Новости » Общество Читати новину українською

Каратели. Швейцария и Леонидович – два мировых примера абсолютного нейтралитета

Предлагаю Вашему вниманию девятую главу из моей книги «Каратели», которая выйдет в свет осенью.

9. Красногоровка

Красногоровка – Шилизяка под желто-голубым флагом. Воды нет, газа нет, электричество с перебоями.

Александр, руководитель группы CIMIC (Военно-гражданское сотрудничество)

Леонидыч плохо помнил большую войну. Ему был год, когда она началась. Отец ушел на фронт и погиб, а он с мамой – в Казахстан, в эвакуацию.

Зато каждый день этой войны он помнил прекрасно. Помнил, как красиво зажегся горизонт перед тем, как упал «Град», как потом горели дома. Как входили россияне, а потом, когда в наступление пошли украинские войска, удирали, ограбив перед бегством магазины и отделения банков. Он помнил каждый день войны, потому что война была каждый день. Ежедневно на позициях ВСУ за городом слышалась стрельба, падали мины и снаряды. Раз в несколько дней доставалось и городу.

Стреляли по ним, и Леонидович не верил, что «освободители» из «ДНР» промахнулись, потому что это очень трудно постоянно промахиваться на несколько километров.

Леонидовичу везло, потому что его хрущевка на Маяковского стояла между двумя другими, и попасть в нее могли только сверху, по верхних этажах. Несколько раз попадали из миномета, но в другое крыло. Повредило крышу. Леонидович на своем первом этаже не пострадал.

Виктор не был за Украину или «ДНР». Ему было все равно. Он доживал. Его жена умерла 10 лет назад, детей она не могла иметь, а Леонидович не решился завести детей на стороне. Лида долго надеялась, что все же забеременеет, потом решили кого-то усыновить, но жена заболела.

Мать Виктора Леонидовича Кондрашова вернулась в Красногоровку сразу после войны. Их дома не было. Сгорел. Тогда, как и сейчас, много всего сгорело. Леонидович пошел здесь в школу, потом работать на отстроенный кирпичный завод. Здесь женился, здесь дожил до старости. Казахстан в детстве – это и было самое далекое из его путешествий. Ну, и еще в Мариуполь каждое лето – на море.

Он и не хотел никуда ехать. Зачем? Ехать – искать на свою голову приключений. Приключений в жизни и так хватает.

Швейцария и Леонидович – два мировых примера абсолютного нейтралитета. Когда пришли «ДеНееРы», соседка Катерина прибежала к нему с российским флагом и георгиевскими лентами.

– Леонидович, идемте с нами на митинг! – бормотала она.

– Зачем? – удивился он.

– Ну вы же хотите назад, в СССР?

– С чего бы это вдруг?

– Как? Помните же, как весело было. Какие мы были дружные, как вместе ходили на демонстрацию! Жить же было хорошо!

– Молодым всегда жить хорошо. Я помню, как за продуктами очередь с ночи занимали. И как на меня активисты написали донос, что я аполитичный и любви к советской власти не проявляю. Меня тогда чуть с завода не выгнали, а я там, на тот момент, десять лет честно проработал.

– Ну сейчас же в России Путин реформы проводит. В России будет лучше, чем даже в СССР.

– Ага, ты у Василия из тринадцатой спроси, как там хорошо. Его сын там с семьей живет. Еле концы с концами сводят – не жизнь, красотища.

– Леонидович, вы что, за НАТО, за США?

– Ага, шпион, агент Моссада.

– Вам что, вообще все равно? Хотите день рождения Бандеры праздновать? Или чтоб у нас однополые браки разрешили?

– Ну, мне то это никак не угрожает. На меня ни один гей не позарится.

Катька побежала, пообещав на прощание, что новая власть выведет его на чистую воду.

Выводить деда никуда не стали. Не до него было. Леонидович четко решил придерживаться нейтралитета. Так спокойнее. Но когда в городе начались бои, покоя у него поубавилось. Швейцарии хорошо, там снаряды и пули не летают. А в Красногоровке еще как летали.

Подъезд, где жил Виктор Кондрашов, раздирали международные конфликты. Когда в городе возобновилась украинская власть, учительница Оксана из 15-й квартиры вывесила у себя на балконе украинский флаг.

– Сними, дура, – посоветовал ей Леонидович. – Катька вон на тебя ядом брызжет. Вернутся «ДеНееРы», они тебя за такое по голове не погладят.

– А я их ждать не буду. Если наши войска будут отступать, я с ними уйду. У меня два сына растут, и я хочу, чтоб у них жизнь была другая. Чтоб перспектива была. А СССР – это шаг в прошлое.

Леонидович пожал плечами.

Улица Советская плавно переходила в дорогу на Старомихайловку, где засели боевики. «Символично, – думал Леонидович. – В СССР я точно не хочу, но и Украина мне ничего не дала. Я хочу, чтоб меня все оставили в покое».

Но жить в покое без воды, света и газа было как-то не уютно. И ежедневная канонада душевного равновесия не добавляла. Чтобы вернуть себе душевное равновесие, Леонидович разводил в чекушке спирт из старых запасов и спускался на лавочку под домом, где по вечерам сидели два его друга Степа Прохоров и Саня Олейник.

– Привет СС, – традиционно он здоровался с ними, используя первые буквы от имен.

– Витя, чтоб тебя, – громко, на весь двор «шептал» Степа. – Что ты лепишь? Какой СС?

– Политическая ситуация для твоих шуточек не самая подходящая, – соглашался Саня.

– А это, штука подходящая? – переспрашивал Леонидович и демонстрировал чекушку.

Степа достал из «нычки» под столом пластиковый стакан, а из кармана яблоко. Саня горсть конфеток – леденцов.

– Слышал последние новости? – спросил после второй Степан.

– А что такое? – поинтересовался Виктор.

– В городе новый комендант. Какой-то Ливанчук. Вчера задержал военных, ехали за рулем пьяные. Арестовал. Командир вояк ему позвонил, мол, отпусти, а тот ни в какую. Воины под горадминистрацию на танке приехали, а этот Ливанчук забаррикадировался. Сидели там с «мухой» в руках и ни в какую. Отдал арестантов только военной полиции, когда те приехали.

– Вот оно ему надо? – спросил Леонидович.

– Видно надо, раз так. Помнишь старый такой фильм про ковбоев? Там шериф важно так говорил: «В город вернулся закон!»

Леонидович снова пожал плечами.

 

Редакция не несет ответственности за мнение, которое авторы высказывают в блогах на страницах ZIK.UA

Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.

Loading...