пятница, 10 августа, 2018, 19:28 блоги Общество
Каратели. Это п...ец, товарищи офицеры
Влад Якушев
лейтенант, экс-начальник пресс-службы
14-й отдельной механизированной бригады ОК «Запад»

Предлагаю Вашему вниманию четвертую главу из моей книги «Каратели», которая выйдет в сентябре.

4. На старт, внимание, марш!

Панда, Дракон, Тигр...Не бригада, а зверинец. Хорошо, хоть все зверюги матерые.

Сергей Гаврилюк, позывной Гном, старшина 3-й роты 1-го батальона «Ночные тени» 14-й ОМБр

– Товарищи офицеры, – повысил голос чуть не до крика командир бригады, – у нас случилось ЧП. Перед самым выходом, товарищи офицеры. Неделю! Неделю не можем без того, чтобы не попасть. Все вы знаете, что приезжала комиссия...

Присутствующие согласно закивали головами.

– А знаете, что она нам в отчете написала? И кто облажался? Второй батальон и танковый батальон. Командиры батальонов, встаньте.

Комбаты поднялись.

– Товарищ подполковник, – обратился Жокей к командиру второго батальона, – что у вас там за морда оборзевшая? Человеку из министерства нахамил!

– Да он нормальный мужик, не пьет, – защищал своего подопечного комбат.

– Нормальный мужик... У нас тут армия, а не клуб английских джентльменов. Нормальный, пусть ходит по форме. Он что, действительно в десанте служил?

– Служил. Товарищ полковник, он тельник не снимет.

– Расплескалась синева, расплескалась... – пробормотал комбриг себе под нос. – Черт с ним, пусть носит, только чтобы не было видно. Приедем в АТО, пусть хоть костюм Деда Мороза носит, только бы воевал и выполнял приказы. Так вот, о проверке. Я отчет почитал, у меня волосы дыбом стали! Антисанитария! Пьянство, бумаги не в порядке. Тимур Викторович, что там произошло в танковом батальоне?

Замкомбрига поднялся со своего места и, по старой привычке, развел, а потом свел ладони, будто хотел схватить кого-то за голову.

– Написали нам антисанитарию и правильно написали. Вы себе представьте, товарищи офицеры: комиссия открывает кабину Газ-66, а там стоит нечто! Я не говорю, что это недоеденная банка тушенки, потому что там уже такая плесень, что очертания банки предугадать сложно. Это п...ец, товарищи офицеры. Сказано же было, все убрать... что комиссия. И здесь вот этот завтрак марсианского туриста! Там, в этой банке уже какой-то «чужой» мог завестись, столько времени она стоит. Она еще бы неделю так постояла, до отъезда, и нас бы космические пришельцы из этой банки атаковали!

Великан Бригадный нависал над присутствующими, вытаращив глаза и водя руками над головой, словно имитируя пришельцев из консервной баньки. Картина получалась жуткая.

– Командир танкового батальона, вы что там, новые штаммы пенициллина выращиваете? Я уже тех, с комиссии, отвлечь пытаюсь. Говорю, вон какой у нас танк есть...один...охеренно помалеваный...А они стоят, глаз от этой банки отвести не могут. Они в космосе не были и такой красоты неземной никогда не видели! А...

– Ладно, спасибо, Тимур Викторович, – остановил своего заместителя командир. – Прошу, присядьте. Я, как мог, сбил углы. По голове нас не погладят, конечно...Повезло, что в АТО отправляемся. Батальон «Волынь».

Поднялся командир батальона территориальной обороны «Волынь», приданного 14-й бригаде в усиление.

– Почему до сих пор техника и оружие, утраченная в 14-м году, не списана? – спросил комбриг.

– А как я ее спишу? Я еще тогда батальоном не командовал. Люди, которые тогда воевали, – демобилизованные. Часть погибла. Я даже не знаю, сколько чего там было и где потеряли.

– Разбирайтесь. Комиссия снова этот вопрос подняла.

– Как разбираться? Это целое расследование проводить надо. Я что, к сепаратистам спрашивать поеду?

– Разговоры! – рявкнул комбриг. – Сейчас занимайтесь подготовкой к выходу в зону. Вернемся, никуда не денетесь. Будете разбираться. Начальник разведки...

Главный разведчик бригады с позывным Шепот вышел к командирскому столу с несколькими листками бумаги в руках.

– В зоне выдвижения, на,  нам будут противостоять силы 1 отдельной мотострелковой бригады – ОМСБР, ДНР, на. На нашем участке также работает 291-я артиллерийская бригада РФ, на вооружении которой находится батарея РСЗО «Ураган», на. На протяжении последней недели отмечено скрытое перемещение с территории Российской Федерации в район будущего дислоцирования нашей бригады до 60 танков противника. Ранее замечено перемещения и скрытное размещение 28 БТРов. Активно действует вражеская разведка, на.

Начальник разведки бригады редко матерился...вслух. Но предлог «на», с характерной паузой после него, проскакивал в разговоре Шепита регулярно. Даже во время докладов.

– Замечено передвижение двух высокомобильных групп около 20 человек каждая. Передвигаются на боевых машинах разведки и каких-то новых БМП, на. По описанию, которое дают местные жители, возможно, новейшая российская разработка «Курганец». Это странно, на. Для диверсантов «Курганец» не очень подходит. Слишком громкий и тяжелый. Может, проводят испытания в условиях реальных боевых действий, на.

– Слышали? «Ураганы!» Это означает, что в штабе бригады тоже расслабляться нельзя будет. Может прилететь. Дальность выстрела – до 40 километров. Правильно я говорю, начальник артиллерии? – спросил комбриг у подполковника Поршникова.

– Так точно, до 40 км. Вес снаряда 280 килограмм, – ответил артиллерист.

– Это что, спецы какие-то, те, на «Курганцах»? – переспросил командир у начальника разведки.

– Скорее всего, диверсионные группы. Судя по описанию вооружения – серьезные ребята.

– А что у них на вооружении? – подняв брови, спросил Жокей.

– По ходу все. Специальная экипировка. В украинской армии такой даже у спецов нет.

Комбриг, улыбаясь, обвел взглядом присутствующих, пытаясь понять, кто неуверенно себя чувствует. Кто испугался. В первый год войны Жокей командовал батальонной группой и понимал – там, в зоне, все будет зависеть от людей. В конце концов, а от чего же еще? Старинная техника была приведена в рабочее состояние, но сколько она продержится, никто не мог спрогнозировать. Люди должны быть надежнее, выносливее за технику. Когда одна БМП-ха ездит, но не стреляет, а другая стреляет, но не ездит, изобретательные пехотинцы цепляют их в спайку. Ходячая вывозит стреляющую на позицию, а потом, после боя, тащит в укрытие. Люди, оставшись без тяжелой техники, цепляют две лебедки к оторванной башни танка и заставляют ее возвращаться, имитируя вкопанный танк. Медики чуть ли не десять километров несут на руках раненых, потому что медицинский автомобиль – «таблетка» – уничтожен. От офицеров управления зависело очень многое. Испугается командир – пропадет весь подразделение. Принцип домино – одна кость упадет, завалит другую. Провалит задание одно подразделение, потянет за собой другое. Погибнут люди. А людей надо вернуть. Живыми.

Комбаты были надежные, кадровые. Только Гранит, командир первого батальона, пришел добровольцем из пенсии. Комбриг сначала смотрел на него с недоверием, но батальон на учениях был действительно первым – во всем.

Танкист Дурихин – позывной Бодрый. Командир, каких мало. Но своенравный. Командование на него жопу морщит. Хотя, с другой стороны, он же не на ровном месте. Переживает за батальон. Может поэтому танковый и считается лучшим в Вооруженных силах.

Артиллериста Поршникова назвать приятным человеком было сложно. Если в лагере было слышно чуть ли не истерический крик, то это он команды отдает. Но профессионал от Бога. И кладут его артиллеристы тютелька-в-тютельку. Если бы еще не характер артиллериста...Хотя не был бы у него такой противный характер, может бы и не работало у него в подразделениях все, как швейцарские часы.

Разведчика давно в другие бригады пробуют переманить. Не идет. Зенитчики не подведут, проверенные ребята. Рембат перевели из 51-й бригады в полном составе. Не решились расформировать. Потом таких умельцев до кучи трудно было бы собрать.

Химик – молодой, не обстрелянный. Но, может, к газам и к фосфорным боеприпасам дело не дойдет. Медрота – командир, Игорь Владимирович, мобилизованный, из Запорожья. Опыт работы в медицине поражает. Как покажет себя на войне?

Реактивный дивизион. Командир реактивников – Змей – крупнейший человек бригады, по габаритам тела и души. Зимой, когда российские «Ураганы» ударили по Краматорску, наши потери могли быть значительно большими. К залпу готовилась еще одна русская батарея. Ее уничтожили «Грады» Змея. «Град» бьет лишь на 20 километров, «Ураганы» в два раза дальше. Чтобы уничтожить их реактивники выехали в серую зону, чуть ли не под самые позиции русских, сделали меткий залп и вернулись. Для россиян так и осталось загадкой, как их достали. Змей мудрый, на него можно положиться.

Командир бригады всматривался в глаза офицеров, которые сидели перед ним, и понимал, почему бригаду так плохо укомплектованную технически, сделали резервом Генерального штаба. В бригаде были люди, которые стоили больше, чем современная техника.

Последний из офицеров завершил доклад.

Вечерело. Солнце из ярко-белого стало тускло-красным. Ужин начался сорок минут назад и офицеры снова на нее не успевали.

– Надеюсь, задачи всем ясны? – переспросил командир бригады. – Тогда вперед, готовиться к выезду. На старт, внимание, марш.

– Товарищи офицеры, – скомандовал начальник штаба.

Командиры подразделений бригады поднялись.

 

Редакция не несет ответственности за мнение, которое авторы высказывают в блогах на страницах ZIK.UA.
* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2018-08-16 03:30 :30