Канадская исследовательница Устина Стефанчук: Путь украинцев в Канаде не был легким

Канадская исследовательница, бывшая львовянка Устина Стефанчук живет в Эдмонтоне уже пять лет. Сразу по приезде в Канаду начала исследовать жизнь украинских эмигрантов. Это вылилось в ряд проектов: «Эмигрантки» – про женщин эмигранток, «Украинские церкви и кладбища Западной Канады», проиллюстрированных фотовыставкой, и другие.

Устина Стефанчук является представителем новой волны украинской эмиграции в Канаде, которая, по ее же словам, показывает, что Украина – это уже значительно больше, чем вареники и украинские танцы. Устина не только исследовательница, путешественница, но и владелица коллекции старинной украинской одежды, часть которой была показана на конкурсе «Мисс Украинская Канада 2018».

В интервью IA ZIK Устина Стефанчук поделилась своими размышлениями от проведенных исследований, впечатлениями от конкурса, рассказала о жизни украинских эмигрантов в Канаде.

Недавно в Торонто состоялся конкурс «Мисс Украинская Канада 2018». Вы были партнером этого конкурса. В чем заключалось ваше партнерство и какие у вас впечатления от конкурса?

– Этот конкурс ставил себе за цель сломать традиционное представление о конкурсах красоты. Это был скорее конкурс талантов, креативности, своеобразное поощрение молодых украинских эмигранток, демонстрация того, что мы сила, с которой стоит считаться. Мое сотрудничество заключалось в том, что я давала свою коллекцию старинных костюмов и была членом жюри. Со вторым не было проблем, а вот с первым – это месяцы подготовки. Учитывая  то, что я очень дорожу своими костюмами, было проблемно и паковать, и пересылать их.

Это костюмы  конца XIX начала XX века из разных регионов Украины. На таких мероприятиях люди, как правило, видят уже известные украинские костюмы (скажем, борщевский, городенковский и тому подобное). Поэтому показ моих костюмов из Одесской, Винницкой, Центрально-Восточной Украины вызвал интерес. Впечатлений много, некоторые я продолжаю осмысливать. Первое, что действительно поразило – это масштабы организации. Конкурс уже стал своего рода брендом и это позволяет не просто подавать продукт, который рядовой зритель готов видеть, а вести дальше, выводить аудиторию на другой уровень. Видимо, профессионализм организации – это то, что меня лично поразило больше всего. Интересно, что потом подходили и подходили люди, которые просили рассказать еще раз, какие там костюмы были, спрашивали про конкретные образцы, потому что не успевали это охватить, таким быстрым был темп. Буду ли я еще ангажироваться к чему-то подобному? Не в ближайшее время, это точно. А вообще, это сложный вопрос. Я еще не уверена, оправдывает ли этот формат цель. А целью является рассказать, познакомить с традиционной украинской одеждой. Несмотря на это, я таки счастлива, что имела возможность показать настоящее украинское канадскому миру, – не китч, не попсу. А еще девушки- конкурсантки поразили своей разносторонностью, целеустремленностью. Круто видеть украинок, которые прекрасно себе справляются в чужом мире, делают его своим, преодолевая таким образом кучу стереотипов и шаблонов в оценке украинских эмигранток.

<nbsp;>

Как началось ваше увлечение старинной украинской одеждой и ее коллекционирование?

– Это началось с семьи. Когда я жила во Львове, меня окружал антиквариат, который собирали мои бабушка и дедушка. Это была украинская аутентика. Соответственно, я не представляю себя без этого. Это стало неотъемлемой частью меня.

Наверное, непросто такие вещи хранить.

– Да, конечно. Некоторые вещи попадают ко мне в очень плохом состоянии. Скажем, рубашка, совершенно уникальная, по которой видно, что кто-то ее использовал как тряпку. ...А это такого уровня текстиль, который есть во французских музеях, музеях индейских народов, где они хранят каждый клочок. В Украине нет культуры отношения к украинской аутентике, музейной ценности вещи, к тому, что является отражением нашей культуры, традиции. Такая культура только начинает формироваться.

У вас в коллекции есть вещи, которые для вас особенно ценны?

– В моей коллекции около 400 только рубашек, не принимая во внимание верхнюю одежду, юбки, запаски, пояса, украшения и тому подобное. Я все их знаю наизусть. И все они для меня очень особенные, иначе я бы их не искала, не выкупала, не перекупала. С тех пор как я в Канаде, для меня открылся уникальный, очень интересный мир украинской канадской культуры, в частности, первых переселенцев, которые в конце XIX века переехали в Канаду, чтобы организовать здесь свою жизнь. Когда я жила в Украине, этот мир был для меня очень далеким и неизвестным. Сейчас, когда я в Канаде, эти вещи выглядят под другим углом зрения. Например, то, что украинцы, приезжая в Канаду, привозили с собой свое самое дорогое – украинский костюм. Грустно было слышать свидетельства людей постарше, что их родители или деды, приехав в Канаду, в стремлении ассимилироваться прежде всего хотели избавиться от украинской атрибутики. Они пробовали эти вещи выменивать на какую-то фабричную одежду, продавать. Это очень печально. Когда ко мне попадают старые костюмы, которые привезли прабабушка или прадед с Украины, и на протяжении нескольких поколений эти вещи хранили в семье, они, безусловно, очень для меня ценные. У меня есть несколько таких костюмов, которые приехали в Канаду с первыми эмигрантами.

В Канаде живет очень много украинцев. Насколько они сохраняют украинскую культуру, и насколько эта культура отличается от культуры материковой Украины?

– Она, конечно, отличается. С научной точки зрения мы можем говорить о своего рода украинско-канадской культуре. Это уже не украинская и еще не канадская культура. Это очень своеобразный симбиоз. Он интересный и малоисследованный. А относительно того, насколько украинцы задерживают свою культуру, – это для меня тоже весьма неоднозначный вопрос. С одной стороны, мы видим показательные атрибутивные попытки показать украинскую культуру. И эти паттерны (украинские танцы, вареники и тому подобное) передаются из поколения в поколение. С другой стороны, есть вопрос, насколько все это свидетельствует о правдивой украинской культуре. Для меня удовольствие наблюдать, что все больше украинцев, которые приезжают в Канаду в последние годы, пытаются показывать многогранность украинской нынешней реальности и то, насколько украинцы далеко ушли в культурных проектах, стартапах, интеллектуальном развитии, издательском деле и тому подобное. Эти люди приезжают и показывают, что Украина – это уже значительно больше, чем вареники и украинские танцы. – – --Большое удовольствие наблюдать за этим. Это не всегда воспринимается, потому что существует в диаспоре консервативная установка: «У нас так не принято». Это касается старых диаспор. Когда приезжают новые люди с новыми идеями, рефлексиями относительно Украины, то не всегда вписываются в стандартные представления диаспоры.

Устина Стефанчук
Устина Стефанчук

– Устина, вы были одним из инициаторов интересного проекта «Эмигрантки» об украинских женщинах. Какие выводы вы для себя сделали в ходе исследований в рамках этого проекта?

– Этот проект касается женской проблематики. Реализовала его совместно с подругой. Проект показал очень многое – прежде всего то, что в Украине субъектности украинской эмигрантки нет. Показывают, что проблема социального сиротства, но никто на самом деле не говорит о том, что чувствует женщина, которая уехала на заработки, как происходит ее адаптация, связь с родиной, восприятие ее дома, какие трудности она должна преодолевать ежедневно и в Украине, и заграницей, будучи эмигранткой. Мы когда начинали этот проект, то имели свое представление, для чего мы это делаем. Но каждый следующий шаг разговоров с женщинами открывал пропасть проблем, начиная от незащищенности в плане любого насилия, заканчивая собственными комплексами и каким-то совершенно диким стереотипным мышлением вроде, «я никто», «если я эмигрантка, то не имею никаких прав», «никому нет до меня дела». Когда слышишь такие стереотипы от умных и совершенных женщин, то понимаешь, что на самом деле причины этого лежат глубже – в определенной культуре общества, которая подталкивает к тому, что человек себя чувствует никем. Это было очень грустно. Одна из историй меня очень сильно поразила. Женщина в возрасте 50+ воровала в магазинах, и делала она это потому, что хотела своей дочери-выпускнице в Украине покупать что-то очень хорошее. «Я хотела, чтобы она думала, что у меня все хорошо. Поскольку я не могла себе этого позволить, то приходилось воровать в магазинах», – сказала женщина. Она рассказывала, что у нее сердце каждый раз выскакивало, когда заходила в гардероб, чтобы как-то оторвать «пищалки» на одежде. После разговоров с ней я плакала. Самое печальное в этой истории, что она пересылала эти вещи в Украину, а дочь потом ее спрашивала: «Мама, а почему они все без бирок, ты их на секонде покупаешь?». Такие истории нужно рассказывать, чтобы женщины, которые имели подобный опыт, понимали, что они не одиноки в этом. С другой стороны, чтобы показать реальных людей в этих историях.

Не планируете написать книгу на основе этих историй?

– Я сейчас нахожусь на этапе, когда мне нужно немного отдохнуть от этих историй. Это было настолько сильное впечатление, которое меня полностью опустошило. Я общалась с женщинами по скайпу и плакала вместе с ними.

 Эти истории все были такие грустные и трагические?

– Нет, не все. Мы говорили о спектре различных женских историй, среди которых были и даже очень радостные, с положительным опытом эмиграции. И о них тоже надо говорить. Нельзя тиражировать такую очень популярную сегодня в Украине идею, мол, не уезжайте никуда, потому что вы там будете прислугой. Это неправда. За рубежом есть сотни украинок, которые состоялись как личности. Всегда нужно иметь в виду, что этот спектр историй очень широкий. Мы не можем говорить на самом деле о каких-то лекалах по состоянию на сегодня, потому что сегодня украинская женская эмиграция – очень разная. Судьбы женщин очень разные и все они заслуживают того, чтобы быть услышанными.

А чем вас заинтересовали украинские церкви и кладбища в Канаде, фото которых вы презентовали?

Когда пять лет назад приехала в Канаду, то мне было довольно скучно, поскольку привыкла к активной социальной и культурной жизни. Если я не имела движения вокруг себя, мне было важно его создать. Я начала с того, что мне казалось наиболее логичным – исследовать историю украинской эмиграции в Канаде. Решила начать с давних времен – конца XIX века. Стала больше читать на эту тему, искать, кто этим занимается, налаживать с ними контакты. В первый год меня пригласили присоединиться к проекту по каталогизации украинских сакральных мест, где происходили богослужения, собрания. Надо было ездить, общаться с людьми на местах. В одном из сел мы открыли буковинскую церковь, которая нигде не была задокументирована. Это волнующее зрелище, когда видишь, что перед тобой были люди и первое, что они делали – строили церкви. Чем больше я этим занималась, тем больше оно меня втягивало. У меня есть большая карта, где у меня одним цветом обозначены места, в которых я была, другим, – места, куда надо обязательно поехать, потому что церкви разрушаются. Во многих поселениях они десятки лет пустуют. Есть два варианта того, что с ними делают в Канаде. Первый – превращают в частное жилье. Я была в одной из таких церквей: на месте престола стоит диван, на хорах – спальня. Но сейчас появляются активисты новых поколений, которые борются за сохранение этого наследия.

В Канаде кладбища строили рядом с церквями – как в некоторых селах в Украине?

– В основном так. Не все украинцы, которые приезжали в Канаду, были профессиональными строителями, однако они пробовали воспоминание о церкви в родном селе в Украине перенести в новое село в Канаде. Так возникали украинские церкви. Люди пробовали вернуть свою жизнь только на новой почве. Кстати, это была очень нелегкая жизнь. Украинцы приезжали паромом в Галифакс или в Монреаль, потом долго ехали по железной дороге к месту своего поселения, высаживались в прериях, где вокруг только кустарники  – делай, что хочешь. Сейчас трудно представить, как люди справлялись, несмотря на очень тяжелые погодные условия в Канаде. Где же украинец из буковинского села видел зиму в -30 градусов. И приезжали семьи, которые не имели кожухов. Им не предлагали жилье, когда они приезжали, они должны были его построить сами. Копали землянки, чтобы переночевать в первые дни.

Несмотря на это, украинцы выжили в Канаде, и не только выжили, но и становились успешными. У нас даже часто говорят, что, мол, в других государствах украинцы становятся успешными, а в своем государстве не могут.

– По-разному случается. Иногда в шутку говорю, что для меня Канада – это пример того, что украинцы на что-то способны, что они могут, если захотят. Путь украинцев в Канаде не был легким. Очень многие украинцы здесь также не реализовали себя. Мы можем говорить лишь о более-менее благоприятных внешних обстоятельствах, особенно, когда речь идет о 50-60-х годах XX века. Первое поколение эмигрантов очень сильно ассимилировано. Они приезжали сюда с мыслью о том, что им надо стать канадцами. И это поколение сегодня уже преимущественно не украиноязычное. Их потомки очень редко украиноязычные. У них еще сохранилась тяга к украинской церкви или традиция лепить вареники. Вместе с тем, они ничего больше не знают об Украине. Что касается послевоенных эмигрантов (второй волны), – это совсем другая история, другой интеллектуальный уровень. Их потомки действительно украиноязычные, заангажированные в украинскую общественную жизнь. И это, собственно, они преимущественно являются этим успешным, каркасным элементом украинской общины в Канаде. А уже более поздние поколения, которые приезжали в Канаду, где пользовались тем, что настроила предыдущая эмиграция. Сегодня можно наблюдать новую волну интеллектуальной эмиграции, которая снова начинает строить, чтобы следующие поколения имели возможность пользоваться. Они не просто приезжают зарабатывать деньги, как например, в конце 90-х. Сейчас сюда приезжают студенты на обучение по профессиональным программам обмена. И они пробуют внести совершенно новый образ Украины и украинской эмиграции. И не всегда это воспринимается положительно, но прогресс во все времена сопровождался определенным неприятием.

Беседовала Галина Палажий,
IA ZIK


Реклама

Уют невозможен без использования домашнего текстиля. Вашему вниманию интернет магазин https://home-shop.com.ua/. Здесь вы сможете приобрести все самое необходимое для вашего комфорта и уюта. Постельное белье, пледы, полотенца и многое другое.

Редакция не несет ответственности за мнение, которое авторы высказывают в блогах на страницах ZIK.UA

Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.

Loading...