Новости » Львов 31 июля, 2018, 11:19
Ростислав Мельник: Начинать восхождение в горы именно с Килиманджаро – это для смельчаков

«Если ты, не дай Бог, упадешь, эти портеры все до одного сделают ноги и внизу скажут, что ты потерялся. Никаких гарантий, никакой ответственности. Поэтому мы с друзьями договорились сразу: если хоть с одним из нас что-то случится, возвращаемся вниз все вместе».

Каждый амбициозный человек постоянно ставит себе новые цели, берет новую высоту для победы, в первую очередь, над собой. Успешный бизнесмен и меценат из Львова, президент строительной корпорация РИЭЛ Ростислав Мельник решил покорить одну из самых высоких точек мира – вулкан Килиманджаро. Это восхождение он посвятил 15-летию своей компании. А с собой взял трех друзей и три флага – Украины, Львова и строительной корпорации РИЭЛ. О том, меняется ли что-то в человеке после такого приключения, как подготовиться к восхождению на высоту, что обязательно иметь с собой и чего категорически не стоит делать, если ты собрался на пик впервые, – об этом в интервью с Ростиславом Мельником.

Ростислав Мельник вирішив підкорити одну з найвищих точок світу – вулкан Кіліманджаро

– Килиманджаро – это почти 5900 над уровнем моря. Как появилась идея «взять» эту гору?

– Это полнейшая авантюра! Решение принято абсолютно спонтанно, в считанные минуты. Есть у меня такие друзья: один предложил – трое остальных поддержали. Мы не знали, на что шли, совершенно не разобрались в ситуации. Знали только: нас ждет большое приключение! Чем ближе к восхождению, тем лучше мы понимали, что легко не будет. Но лично для меня это был большой вызов, который я не мог не принять.

– Какой была подготовка, учитывая, что Вы вообще впервые поднимались на гору, еще и сразу на такую высоту?

– Скажу правду – подготовка у нас была несерьезная (смеется – ред.). Но это мы поняли только тогда, когда прибыли на место и начали восхождение. Мы посмотрели информацию в Интернете, встретились с несколькими людьми, которые уже были там. Один из них недавно спустился с Эвереста! Мы были в себе уверены, поскольку в повседневной жизни регулярно и упорно занимаемся спортом. (Ростислав Мельник – президент Федерации тенниса Львовщины, 8 лет занимается теннисом, – Ред.) Конечно, готовились физически и морально: мало того, что занимались спортом, еще и полгода до вылета не употребляли алкоголь и не курили. Также оформили медицинскую страховку на время восхождения – это обязательно. Прошли полное медицинское обследование, чтобы быть уверенными, что противопоказаний нет; принимали витамины и сделали прививку от желтой лихорадки, рекомендованную для Танзании.

– Вы планировали путешествие самостоятельно или воспользовались услугами какой туристической компании?

– В Танзанию мы долетели самолетом, покупали билеты самостоятельно. А там уже нас ждали представители компании, которая специализируется на таких авантюристах, как мы. Кстати, именно эта контора «поднимала» на Килиманджаро ведущего программы «Світ навиворіт» Дмитрия Комарова. Там и переводчики, и повара и, конечно, те, кто помогает нести вещи – все они называются одним словом – «портеры».

Какие вещи брали с собой? Нужна ли специальная экипировка?

– Термоодежда, теплая одежда, ведь чем выше вверх, тем холоднее, специальная обувь, палатки, спальный мешок. Также фонарики разных типов, ножи, огонь, павербанки. Этакий скаутский набор. Ну, и конечно, некоторые базовые лекарства.

– Сколько дней длилась экспедиция?

– С момента выезда из отеля в Танзании и до момента возвращения в отель после спуска прошло восемь дней. За восемь дней мы поднялись и спустились с Килиманджаро. Но, к сожалению, перед подъемом никто не рассказывает о реальном положении вещей, о котором надо знать, особенно таким новичкам, как мы.

– Например?

– Например, в конце подъема, в последнем лагере, где мы сделали привал, было около тридцати других групп со всего мира. Так вот, пообщавшись с ними, выяснили, что никто не поднимается на такую высоту впервые. То есть до Килиманджаро люди имели другие экспедиции, ниже по высоте. Соответственно «путь» к Килиманджаро был постепенным и взвешенным. Оказалось, что Килиманджаро для многих – четвертый, а то и пятый подъем. До того должны быть такие горы как Казбек, Монблан и тому подобное.

– Разница не велика, около 1000 метров в обоих случаях. Дело только в высоте?

– На самом деле, это большая разница. Килиманджаро – самая высокая высота перед так называемыми «семитисячниками» типа Эвереста. Но есть и другие, такие же важные особенности. Во-первых, на такой высоте больше ощущается недостаток кислорода. Во-вторых, Килиманджаро – это вулкан, хотя и не действующий. Он выделяет сероводородный газ, вызывающий хоть и незначительное, но отравление. В придачу – «горная болезнь», которая может поразить каждого, несмотря на то, хорошо ты физически подготовлен или нет. А особенно, если впервые поднимаешься на такую гору. Мы, конечно, все это слышали и читали, но пока не испытаешь все на себе, трудно реально оценить, что тебя ждет. Это тошнота, расстройство желудка, сильная головная боль, от которых никакие лекарства не помогают. Все эти факторы проявляются где-то на высоте 3000 метров. Чтобы уменьшить риски проявления горной болезни, примерно за два месяца до экспедиции мы с товарищами начали принимать различные препараты: для повышения гемоглобина в крови и для улучшения мозгового и капиллярного кровообращения. Также принимали поливитамины с повышенным содержанием минералов, предназначенные для спортсменов. Думаю, в частности, благодаря этому, смогли «взять» такую высоту.

– Вы говорили, что понимали, что будет сложно. Но, кажется, не понимали, насколько?

Именно так... Я назвал лишь несколько факторов, связанных с физиологией. Дело в том, что я по образованию медик, поэтому понимаю, что проблем могло быть гораздо больше. Например, у некоторых людей горная болезнь может проявляться также в непредсказуемых перепадах эмоционального состояния – от эйфории до депрессии. Но есть и более серьезные вещи, такие как отек легких или отек мозга. И это также невозможно спрогнозировать. Человек может думать, что ему просто трудно идти, не осознавая реальной опасности. А еще тахикардия – в первый же день пульс 110. Давление – 160. У всех. Где-то на второй день мы самостоятельно определили, кому и с каким темпом идти. Двое шли впереди и быстрее, двое – сзади и медленнее.

– Какие функции выполняли люди, сопровождавшие Вас, – портеры? Только несли вещи?

– По сути, да. Проблема как раз в том, что среди всех тех людей, а их было 32, нет ни медика, ни спасателя. А самая высокая вертолетная спасательная станция расположена на высоте примерно 3600 метров. Это где-то в 30 км от самого пика. То есть, если с человеком что-то случится, он просто не дойдет. Его даже не донесут. Конечно, есть вариант доставки на носилках, но и в них от пика около 15 километров по непроходимым путям. К слову, если ты, не дай Бог, упадешь, эти портеры все до одного сделают ноги и внизу скажут, что ты потерялся. Никаких гарантий, никакой ответственности! Поэтому мы с друзьями договорились сразу: если хоть с одним из нас что-то случится, возвращаемся вниз все вместе.

Но, погодите, 32 портера – не только для того, чтобы переносить вещи, – они еще нас кормили (улыбается – ред.)

– Чем вас кормили? Может, червячками? Это же – Танзания...

– Да нет, такой «экзотики» не было. Но я впервые в жизни пробовал вареные бананы. В Африке пока банан зеленый, он считается не фруктом, а овощем. В вареном виде он похож на картошку! А так была обычная еда – овощное рагу, макароны, курица, сосиски. Последние, кстати, совсем не вкусные, как будто из пластмассы. Они носили с собой также баллоны с газом для приготовления пищи и посуду. С водой, правда, была проблема. Портеры ее не носят, потому что ее надо очень много. Все базовые лагеря расположены возле рек. Набирали воду оттуда, но в ведро с водой бросали хлорированную таблетку. На вкус – хуже, чем из бассейна. Так и пили.

– Дорогое удовольствие, наверное, иметь такую группу сопровождения? Во сколько Вам обошлось покорение Килиманджаро, если не секрет?

– Если откровенно, то это удовольствие не из дешевых. Но, к слову, цена у нас была завышена, к тому же, туристов очень любят обманывать. Мы заплатили компании за обслуживание нашего подъема по 3000 долларов. Да и то, на последней остановке перед пиком с нас взыскали еще по 420 долларов. Оказалось, что это «чаевые» для портеров. Там ты уже никуда не денешься – плати или иди дальше сам. Я думаю, что если планировать всю поездку самостоятельно, то за эту цену можно набрать более квалифицированную команду сопровождения.

– Вы упомянули о лагерях для привалов. Как вообще они устроены? Сколько людей одновременно находится в них?

Скажу, что это точно не курорт (улыбается – ред.). Всего было пять лагерей. Между ними примерно по 12-15 километров, и маршруты построены не по тротуару, а по непроходимым местам. Поэтому в лагерях мы быстро ели и просто падали на передышку. Там есть умывальники и туалеты. Спали в палатках и спальниках, которые носят портеры. Перекус в специальных шатрах. На высоте очень холодно – сразу хочется домой под одеяло – поэтому теплые вещи и теплый спальник – это просто must have на Киле (Килиманджаро – ред.). В последнем лагере перед пиком было примерно 150 человек, на пике я увидел около 40. Там же состоялся финальный инструктаж, невероятно пугающий инструктаж, после которого нормальные люди просто не идут. Но это не о нас. Правда, знать, что на высоту пика не летают вертолеты, не очень приятно.

– Не все доходят?

Дело в том, что многие даже и не собирается штурмовать 5895 метров. Ведь последний лагерь расположен примерно на той же высоте, что и Казбек. Некоторым этого достаточно. И я бы так не смог... Быть, по сути, в «шаге», хоть и сложном, от пика и довольствоваться лагерем – не вижу в этом наслаждения. Да и за высоту лагеря не дают сертификат. Подъем на пик – это уровень конечного штурмового лагеря на Эвересте. Этот уровень очень сложный и опасный. За него дают сертификат, который подтверждает, что ты таки покорил Килиманджаро.

«Последний шаг», как Вы говорите, – как преодолели его?

– Где-то три часа поспали и в 23.00 пошли на штурм пика – в ночь. В семь утра были на точке. По дороге прошли еще одну высоту – она называется Стелла. Для подъема на пик с каждым из нас осталось по два человека – один гид, другой – для переноса вещей. Из последнего лагеря мы вышли четвертыми, на конечную отметку пришли где-то 10-ми, как по мне, неплохо для такого безумного приключения новичков. Долго на пике быть невозможно... Во-первых, сильный ветер, очень сильный, взрослого мужчину сносит. Во-вторых, температура -15 градусов мороза. Ветер, мороз, 5895 метров, кислорода не хватает. Но впечатления невероятные, казалось, что у меня появилась какая-то суперсила, как будто на Марс слетал. На такой высоте понимаешь, насколько огромен этот мир и на что способен человек, поставивший себе конкретную цель. Главное – не бояться воплощать ее в жизнь! Кроме того, я приурочил это восхождение к 15-летию строительной корпорации РИЭЛ. По традиции альпинистов мы взяли на пик наши флаги и государственный флаг, и флаг Львова, и, конечно, флаг БК РИЕЛ. Я счастлив от того, что часть моего родного Львова побывала на одной из самых высоких точек планеты.

– Спуск обратно был легче?

– Наоборот – труднее нам дался именно спуск, а не подъем. Когда шли туда – был заряд, цель. А когда начали спускаться, казалось, что силы остались там, на отметке 5895 метров. Все были истощены. Эта усталость мотивировала лишь к одному – лечь и лежать несколько дней. К лагерю, из которого мы стартовали на пик, спуск занял три с половиной часа. Но тяжелее всего было, когда мы спускались к следующему лагерю – на высоту 3100 метров. Наш маршрут проходил через горную реку, вода из нее попадала на камни, по которым мы шли. Из-за этого было невероятно скользко, а прибавить к этому крутой наклон и усталость... Откровенно говоря, я думал, что там кто-то из нас таки упадет и что то сломает. Эта дорога обошлась нам в 5-6 часов и жуткие нервы. Мы потом подсчитали – за эти восемь дней каждый из нас «сжег» по 28-30 тысяч калорий.

– Были ли какие-то курьезные ситуации во время экспедиции?

– Каждый день! Например, когда мы спустились на высоту 3100, быстро поели (потому что все хотели спать), один товарищ даже не раздевался и не разувался – сразу «нырнул» в спальный мешок. Второй – начал закрывать спальный мешок и так и заснул, лишь наполовину закрыв его (улыбается – ред.), в пять утра проснулся от того, что замерз. Но никто за все время не ныл и не отказался от покорения!

– Какие выводы сделали? Чего точно нельзя делать до подъема и во время него? Что, наоборот, надо?

– Однозначно такую высоту надо брать постепенно. Сначала все же стоит несколько раз подняться на меньшие горы. Компания должна быть – одному тяжело, и полагаться на портеров и гидов, как я говорил, нельзя. Но самое главное – с вами должен быть человек, который будет следить за вашим физическим состоянием – реальный медик. Обязательно надо пить много воды. Я выпивал по 3-4 литра в день. Категорически нельзя употреблять алкоголь. Нельзя думать, что ты герой – то есть не бежать впереди паровоза и, конечно, быть максимально осторожным, ведь для того, чтобы «упасть и сломать шею» там мест много.

– Готовы ли повторить это приключение еще раз?

– Скажем так: действительно было невероятно сложно. Но сложности только заряжают мужчин. И, отвечая на Ваш вопрос, к следующему покорению, неважно какой высоты, я точно буду готовиться тщательнее и учту все особенности. И однозначно не пожалею денег на квалифицированного врача для сопровождения. Это, по сути, моя единственная и главная совет тем, кто собирается покорить такую высоту.

Андрей Добрянский, для ИА ZIK

Редакция не всегда разделяет позицию авторов публикаций.

* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2019-10-18 22:29 :58