Юбилейные рефлексии

Юбилей – это репетиция похорон, только объект юбилейных претензий еще может огризаться. Ну-ну, скажет кто-то из молодых писателей, не долго уже этой старой кляче осталось землю топтать, в архив ее, и запечатайте, чтобы не убежала в свои поля и леса. А другие подумают, как это приятно тыкать носом полную сил и здоровья женщину в ее паспорт и желать ей многая лета, потому что еще можно пожелать личности такого возраста? Притупленная эмпатия или неделикатность – как все это выдержать?

Поэтому я убрала дату рождения из ФБ, встала утром, оставила сообщество на Усика, покормила котов, своих и бездомных, и направилась в сентиментальное путешествие по Галичине. А потом села себе с бутербродом на горе над кладбищем и отдалась медитации...

Гм, долгие годы жизни... Я родилась 9 ава, в самый худший день в году, который пришелся тогда на 26 июля – День разрушения храма. По Старому Завету. И даже архангел Гавриил не мог смягчить падение моей души с небес. По Новому Завету. Потому что я еще и родилась в день Сатурна, что приносит всяческие несчастья. Да еще и рыжая, а рыжие приносят несчастье. Полный набор. Судьба припечатала меня крестом и ничего тут не поделаешь. Вот и несу его под ваши аплодисменты, мои хорошие.

Дважды в жизни я чувствовала себя весьма неудобно из-за того, что добрые люди хотели мне сделать приятное. Впервые, когда, не предупредив, посадили меня на сцене, обложили корзинами цветов, и две дамы-ведущие в черном назвали меня Натальей. Мне оставалось разве что принять горизонтальную позу, но я только давилась от смеха. Второй раз, когда в школе зафигачили песню «Вона» и начали рассказывать мою биографию мне же. С ошибками. Герман Гессе когда-то написал иронический текст, который заканчивался словами: «А сейчас я сижу в тюрьме за развращение несовершеннолетней и рисую на стене корабль, чтобы сбежать». А что же мне написать? Что я выпила два литра виски, которые подарил мне один знакомый? Столько я сама не выпью, а похмелье вызывает у меня депрессию.

Вечером я вернулась голодная и уставшая, и увидела, что мой издатель Василий Габор сделал отверстие и через него начали сносить цветы на мою могилку. На звонки с незнакомыми номерами я не отвечала, потому что: а) это мог быть кто-то из высоких чиновников, б) мой бывший однокурсник-кагэбист, у которого юбилеи и похороны вызывают обострение.

ФБ не понимает иронии, поэтому многие, кто меня не знает, обидятся. Но мои книги не очень покупают и число читателей остается неизменным как число Пи. Поэтому я не стану разделять искренность и неискренность, протру запотевшее от холода бытия окно сознания и выгляну в него. И помашу рукой.

Лучше бы меня забрали инопланетяне, потому что чертовы порталы фантазии закрыты на ремонт.

Редакция не несет ответственности за мнение, которое авторы высказывают в блогах на страницах ZIK.UA

Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.

Loading...