четверг, 12 июля, 2018, 20:30 Львов
Если бы наш проект рекультивации реализовали, Грибовичской трагедии не было бы, – Горхимпром

В 2013 году в распоряжении ГОРСОВЕТА и городского головы Андрея Садового был проект рекультивации Грибовичской свалки, который прошел все необходимые инстанции и был готов к реализации. Но он предполагал, что примерно до середины 2015 года мусор сюда должны перестать возить: полигон должен был быть упорядочен, рекультивированный и закрытый. Проект разработали специалисты львовского института «Горхимпром». Городская власть решила не реализовывать его, а получила пожар, оползень и гибель четырех людей.

Об этом сегодня на заседании Пресс-клуба на тему: «Реконструкция Грибовичской свалки за новым планом от 7 июня 2018 г. Позволит ли Киев восстановить полигон ТБО в зоне Главного Европейского водораздела?» рассказал директор института Иван Зозуля, информирует корреспондент ИА ZIK.

Если бы ЛГС реализовала наш проект рекультивации, не было бы той беды

Сейчас я уверен, если бы был реализован тот проект, который институт разработал в 2013 году, то не случилось бы той беды, которая случилась в конце мая 2016 года.

Трудно говорить о причинах того, почему проект проигнорировали. Возможно, смена власти повлияла на это, а возможно и городской совет имел другую стратегию.

Они каждый раз договаривались с жителями окрестных деревень на определенных условиях. Сначала накрывали церковь, потом пешеходный переход делали, потом школу, водопровод. Договаривались, работали, а полигон и дальше функционировал.

Нас вытеснили из тендера на рекультивацию не из технических, а политических причин

Относительно разработки нового проекта. Институт «Горхимпром» не владеет информацией, что заложено в новый проект. Я его не видел и мои специалисты также. О причинах я не хочу говорить. Они не технические, а политические. Поэтому о проекте я могу говорить очень мало.

Тендерные условия, которые предлагала ЛГС нам не подходили. Во-первых, они не предусматривали ни авансовой оплаты, ни поэтапного расчета, а лишь вариант, когда деньги поступят только после прохождения экспертизы и утверждения Кабмином. У нас внутренних ресурсов для такой работы не было. Поэтому мы и не участвовали в этом тендере.

Победила фирма из Харькова (Гипрокомунстрой, – ИА ZIK). Они к нам приходили, консультировались, договаривались о сотрудничестве, но после победы перестали общаться.

Также мы тесно сотрудничали с «Еджис», которые были постоянно в контакте с нами во время их работы над этой проблематикой.

Было около 10 встреч, на которых мы общались с харьковчанами и французами. Тогда мы передали им все необходимые документы, ответили на все вопросы, ознакомили с позитивами и недостатками. К тому же дали разрешение на использование нашего проекта, как основы для технического задания в тендере. Хотя, согласно законодательству, мы имеем первоочередное право на его корректировку. Но условия были сформированы так, что наш Институт не смог в нем участвовать.

На протяжении 10 лет старались не решить проблему свалки, а продолжить ее эксплуатацию

Хочу также особо отметить о такой болезненной теме для себя и специалистов нашего института, которым, можно сказать, наплевали в душу представители власти. Ведь, будучи участником всех совещаний по мусору на протяжении более 10 лет – все они сводились к тому, как можно ничего не делать со свалкой. Ни одной встречи не было проведено на тему, а что нужно сделать: со стороны общества, власти, специалистов.

Нашим проектом 2013 года было предусмотрено продление эксплуатации свалки на определенный период. Он описывал: как готовить объект к закрытию, как закрывать и как обслуживать после этого. Свежий мусор мог бы использоваться для того, чтобы сформировать соответствующее тело свалки. За этим проектом, мусор могли бы свозить туда еще до середины 2015 года. Первой причиной этого было то, что нужно было сформировать соответствующее тело свалки, а вторая то, что другого варианта, куда возить мусор, другого полигона просто не было. Если бы мы реализовали этот проект, то я убежден, были бы сформированы соответствующие склоны и такой аварии не произошло бы.

Мусор мы предлагали складировать на вершине полигона, потому что сейчас там плоский «огород», площадью 30 га. На него падает дождь, а осадков у нас столько, что 50% испаряется, а остальное уходит в почву. И вот эти 50% просачиваются через этот «огород», через тело свалки и образуют фильтрат. По нашим расчетам в год образуется 100 тыс. куб м. фильтрата. И если не сформировать верхнюю часть полигона в виде купола с уклоном хотя бы 5%, то такая ситуация будет постоянно.

Будут ли туда сейчас возить свежие отходы, я не могу сказать. Ведь создание этого купола на полигоне можно делать как новым мусором, так и сдвигая старый.

Основной проблемой Грибовичской свалки, являются фильтраты

Те же специалисты по Еджис не предоставили технических решений по проблеме фильтратов. Мы когда разрабатывали такую инициативу, когда собирали все предложения по фильтратах со всего мира, провели несколько совещаний и уже начали приходить к общему мнению относительно того, что делать с ними, но и эти работы были приостановлены

Ведь фильтраты во Львове есть специфические по составу, в связи с тем, что рядом есть гудроны. И проблема их обезвреживания на сегодняшний день является открытой.

На сколько мне известно, там сейчас реализовываются наработки специалистов из Ровно, но и они не предлагают окончательного решения, ведь после переработки остается около 30% концентрированного вещества, которое уже ни какой переделке не подлежит. И что делать с ним – на настоящее время не решено.

Редакция не всегда разделяет позицию авторов публикаций.
* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2018-11-17 08:22 :38