вторник, 19 июня, 2018, 21:21 блоги Общество
О сексуальном насилии в условиях конфликтов
Зоя Казанжи
журналистка, писательница, советник по коммуникациям в агентстве E’COMM

Есть тема, на которую практически не хотят говорить политики и другие публичные лица. Разве что немного пишут медиа. И бьются как рыба об лед общественные организации. Сегодня, 19 июня, Международный день борьбы с сексуальным насилием в условиях конфликтов.

Во время ВСЕХ без исключения вооруженных конфликтов, случается куча случаев сексуальной эксплуатации и сексуального насилия, принудительной проституции и изнасилования.

Про Вторую мировую просто не будем в очередной раз. В 1975-79 годах в Камбодже, когда красные кхмеры практически уничтожили 2 миллиона собственного населения, зверства, совершенные в отношении женщин и детей, на сексуальной почве, не укладываются в голове. В 1994 году, в Руанде во время геноцида тутси, было уничтожено почти 1 миллион человек, при этом искалеченных и изнасилованных женщин десятки тысяч. В 1991-2001 годах, во время югославских войн, где погибло около 100 тысяч человек, были зафиксированы сотни случаев сексуальных преступлений.

Благодаря тому, что после войны в Боснии, именно боснийские женщины начали говорить о сексуальном насилии, мы сейчас имеем международное законодательство, которое определяет, чем на самом деле являются изнасилования во время вооруженных конфликтов. Они признано преступлением против человечности и рассматриваются как способ пыток.

В зоне конфликта на Донбассе также известно о случаях сексуального насилия в отношении местных жителей как со стороны сепаратистов, так и со стороны украинских военных. Источники в UNISEF и миссии ООН по правам человека рассказывают о том, что часть женщин оказывает сексуальные услуги военным за еду, например. Или за пересечение блок-постов.

Применение сексуального насилия является обычной практикой в «местах несвободы», а проще говоря – «на подвалах».

Анна Янова, представитель Восточноукраинского центра общественных инициатив, рассказывает, что из 276 опрошенных людей, которые в начале войны находились в плену у представителей незаконных вооруженных формирований, 200 подвергались сексуальному насилию. Это – страшные цифры. Жертвами насилия становились как мужчины, так и женщины, как девушки, так и парни. Женщины чаще всего становились жертвами изнасилований и угроз сексуального характера, мужчины – чаще становились жертвами пыток с элементами сексуального насилия.

Понятно, что часть женщин боится говорить. Тем более, пережив насилие. Государство, увы, замалчивают эту проблему.

У общественности не так много возможностей, но именно общественные организации помогают с реабилитацией, доступом к юридическим и медицинским услугам и так далее.

У нас нет комплексного подхода к решению такой проблемы. Я не знаю, учат ли полицейских по этому поводу – как реагировать, помогать в случае обращения? Особенно на территориях, близких к военному конфликту. Серьезно ли относятся командиры к такой проблеме среди военных?

Хорошо, если это слово уместно в таком контексте, что меняются подходы к изнасилованию. Раньше, как правило, обвиняли во всем женщин – «не так» себя вела, не так была одета, «не то» пила и так далее.

Общественная организация, которая этим тоже занимается, Ла Страда Украина сообщает, что количество звонков на горячую линию Ла Страда, касающиеся непосредственно насилия, увеличилось в 14 раз за последние годы. Среди основных видов насилия, связанных с военным конфликтом, называют применение сексуального насилия, как изнасилование, насилие на блок-постах и насилие в семье или вне семьи, совершенное демобилизованными участниками боевых действий.

Но полноценной статистики преступлений, связанных с боевыми действиями, нет. Причины понятны: женщины боятся об этом говорить вслух; не идут в полицию, особенно, если преступление произошло на неподконтрольной территории; боятся быть осмеянными и осужденными; часть не считает себя жертвами сексуального насилия, особенно, если речь идет о «согласии» под давлением.

Кстати, в Едином реестре досудебных расследований нет какой-либо отметки о насилии, связанном именно с военным конфликтом. Такие преступления теряются в общей статистике Донецкой и Луганской областей.

И еще то, о чем мы только-только начинаем говорить. Это домашнее семейное насилие. В семьях, куда вернулись участники АТО. Общественные организации все чаще регистрируют случаи насилия со стороны участников боевых действий. В то же время, даже если жертва и обращается в полицию и дело вдруг чудом доходит до суда, то факт участия в АТО используется как смягчающее обстоятельство при вынесении приговора.

Кто интересуется темой, посмотрите, прошу, отчет ООН «Сексуальное насилие, связанное с конфликтом в Украине. 14 марта 2014 г – 31 января 2017 г».

Редакция не несет ответственности за мнение, которое авторы высказывают в блогах на страницах ZIK.UA.
* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2018-10-21 06:46 :02