понедельник, 28 мая, 2018, 12:51 Политика
Поправка на миллиард. Как тормозится создание Антикоррупционного суда

И рыбку съесть, и с судом не сесть. В таком шпагате в истории с Антикоррупционным судом оказалась украинская власть.

С одной стороны, нужно выполнить принципиальное требование МВФ для того, чтобы получить очередной транш – по меньшей мере миллиард долларов США. Без него осенью (на старте президентской избирательной кампании!) Украину ожидает дефолт. Это и непрогнозируемый курс доллара (40-50 грн за «зеленый» не считают пределом), и проблемы с социальными выплатами.

С другой стороны, пугает перспектива создания действительно независимого суда. Потому что в таком случае завершится формирование антикоррупционной вертикали: детективы НАБУ – антикоррупционные прокуроры – Антикоррупционный суд. После этого дела против топ-чиновников смогут быстро и логично завершаться приговорами.

Все это накладывается на политическое противостояние внутри страны. Накануне выборов различные политические силы стараются, с одной стороны, набрать баллы на заявлениях о необходимости создания Антикоррупционного суда. С другой – переложить на оппонентов весь негатив в отношении торможения принятия соответствующего закона.

Крайние позиции переговорщиков как внутри страны, так и с западными партнерами не могут приблизиться друг к другу через одну маленькую, но существенную поправку к законопроекту. Речь идет о механизме вето, который позволит международным экспертам блокировать назначение судьями не добропорядочных кандидатов. И возможности преодоления этого вето. От формулировки этой правки зависит, получит ли Украина очередной транш кредита, удержится экономика и нынешняя политическая элита.

Мнимый прогресс в переговорах

«Там клинч». Так во вторник 22 мая один из представителей БПП кратко описал ситуацию с согласованием сторонами важной правки.

И это после того, как накануне в понедельник 21 мая в парламенте озвучивали радужные перспективы относительно принятия закона об Антикоррупционном суде.

В тот день по приглашению председателя Верховной Рады Андрея Парубия в парламент приехали представители Венецианской комиссии. На встрече с ними украинскую сторону вместе со спикером представляли заместитель главы Администрации Президента Алексей Филатов, руководители Минюста Павел Петренко и Наталья Бернадская (до замужества - Севастьянова), председатель Комитета правовой политики Руслан Князевич.

«Рабочая группа активно работает. Удалось согласовать большинство рекомендаций - 14 из 15-ти, которые дала Венецианская комиссия», - рассказывал Парубий в ночном эфире программы «Свобода слова» об успешных результатах встречи.

В победном заявлении спикера - две важные неточности.

Во-первых, рабочую группу. В заявлениях и других политиков звучало, что профильный Комитет создал рабочую группу по подготовке законопроекта ко второму чтению. И эта рабочая группа успешно поработала.

На самом деле, никакой рабочей группы Комитет во главе с Русланом Князевичем не создавал. Реальная «рабочая группа» работала вне парламента, вела переговоры с западными партнерами.

Вторая неточность в том, что якобы именно в понедельник на встрече в Раде согласовали спорные вопросы. На самом деле, это произошло где-то месяц назад во время визита в США украинской делегации в составе заместителя главы Администрации Президента Дмитрия Шимкива, министра финансов Александра Данилюка и основателя Фонда инноваций и развития Георгий Вашадзе. Последнего официально называют автором президентского законопроекта об Антикоррупционном суде.

- Есть огромный прогресс, - убеждал автора один из чиновников Администрации Президента еще за несколько дней до визита представителей Венецианской комиссии в Киев. – Обратите внимание, что в течение последнего месяца антикоррупционеры не занимаются сокрушительной критикой власти относительно законопроекта об Антикоррупционном суд. Это их американцы попросили. Не хотят воевать, потому что идут переговоры с МВФ. Во власти сейчас считают, что создание Антикоррупционного суда будет выигрышной историей. Поэтому есть желание возглавить этот процесс и уже в четверг (24 мая, - А.Б.) получить результат.

Возглавить процесс (по крайней мере, в публичной плоскости) и получить бонусы хотели не только на Банковой. Свои пиар-дивиденды планировали подхватить и Владимир Гройсман и Андрей Парубий, и целый ряд других политиков. Но этого не произошло.

Все пошло не так уже в понедельник. Комитет Князевича должен собраться на заседания, чтобы вынести решение относительно поправок к законопроекту. Их поступило 1927. Правда, много предложений авторства разных депутатов просто дублировались.

На это заседание пригласили и представителей Венецианской комиссии. И заставили их ждать 40 минут, пока соберется достаточно депутатов, чтобы начать заседание. До кворума не хватало присутствии еще хотя бы одного нардепа.

Когда заседание все же началось, то рассмотрение всех поправок по сути не произошло. Вместо прямых регламентных требований Руслан Князевич зачитал те положения, которые «рабочая группа» согласовала с западными партнерами. Присутствующие депутаты формально одобрили эти предложения.

Осталась не определенной позиция Комитета относительно одной нормы – возможность преодоления вето международных экспертов.

Поправка раздора

По замыслу, для участия в формировании состава антикоррупционного суда должен быть создан общественный совет международных экспертов (ОСМЭ) в составе семи человек.

Еще осенью прошлого года Венецианская комиссия в своих выводах отмечала, что при формировании суда международные эксперты должны иметь определяющую, а не рекомендательную роль. Если ОСМЭ установила, что кандидат не соответствует требуемым критериям добропорядочности, то это лицо не может стать судьей Антикоррупционного суда.

Однако это не было соблюдено в проекте закона, который в декабре 2017-го подал в парламент Порошенко. Автор предусмотрел возможность преодоления вето международных советников. Для этого Высшая квалификационная комиссия судей (ВККС в соответствии с законодательством ответственная за формирование судейского корпуса) должна была принять решение одиннадцатью голосами. Всего в ВККС 16 членов.

Во время поиска вариантов исправления этой нормы во втором чтении проявились расхождения в позициях представителей «Народного фронта» и БПП. НФ предлагает таки дать право окончательного вето международным экспертам, но при определенных условиях. Администрация Президента такого права не предусматривает, зато предлагает другую формулу.

Позиция «Народного фронта» выписана в поправке нардепа Игоря Лапина. Он предусматривает, что ОСМЭ накладывает вето на назначение лица судьей в случае, если за это решение проголосует две трети состава ОСМЭ. Но это решение он может обжаловать в ВККС. Если там его претензии поддержат 11 членов, то ОСМЭ должен повторно рассмотреть кандидатуру. И в этом случае заблокировать назначение можно будет в случае, если все международные эксперты единодушно решат, что кандидат не отвечает критериям.

Президентская поправка к законопроекту во втором чтении официально не зарегистрирована. В будущем это может привести к проблемам. Но об этом ниже. Сейчас остановимся на его сути.

Соратники Порошенко предлагают: в случае наложения вето на назначение того или иного кандидата, апелляцию на это решение рассматривает совместное заседание ВККС и ОСМЭ. Сразу несколько собеседников автора заявили, что этот принцип согласовали с Венецианской комиссией. Но переговорщикам не удается договориться с МВФ о формуле: сколько на этом совместном заседании должно быть голосов для преодоления вето и в какой они должны быть пропорции для двух органов.

В беседе с журналистами Вашадзе оговорился, что украинская сторона предлагала, что для преодоления вето достаточно просто две трети голосов участников общего заседания. Но на это западные партнеры не согласились, потому что такое решение можно было бы принимать только голосами членов ВККС. Их вес в общем заседании – 16 голосов, международных экспертов – 7, две трети совместного заседания составляет как раз 16 человек.

С Венецианской комиссией согласовано преодоление вето, создается совместная панель, в которой есть представители ВККС и международных экспертов, и решение принимается двумя третями общей панели. Но это не устраивает МВФ. Они говорят, что эти ⅔ могут быть 16 членов ВККС. Они считают, что весь состав ВККС полностью скомпрометирован, - заявил нардеп БПП Иван Винник.

Итак переговорщики сошлись в дискуссии относительно определения формулы для принятия решения на этом совместном заседании. Сколько нужно голосов членов ВККС, сколько ОСМЭ. Договориться так и не смогли.

Демарш «Народного фронта»?

По плану, начать рассмотрение законопроекта во втором чтении в сессионном зале должны были сразу после того, как стороны согласуют последний дискуссионный вопрос.

Несмотря на это в среду Парубий объявил о начале рассмотрения документа в сессионном зале.

- Это принудительное ускорение процесса, - пояснил автору один из депутатов «Народного фронта». – На предложения Банковой готов согласиться уже и МВФ. Но они хотят «отмашку» от американцев. И вот в Администрации Президента не могут найти тех американцев, кто бы дал такую «отмашку». Сам Порошенко включился в процесс поиска. Все напрасно.

«Включился» и Гройсман. В среду утром премьер посетил парламент. На совещании с руководителями фракций было горячо. После этого на открытии заседания Кабмина Гройсман спрогнозировал, что закон будет принят до конца недели.

- Прошу народных депутатов объединиться вокруг закона и создание Антикоррупционного суда. Все, что зависит от Правительства, сделаем вовремя, - заявил премьер.

Такие заявления Гройсмана соратники Президента восприняли без особого энтузиазма. По мнению представителей БПП, премьер играет собственную игру, и в истории с Антикоррупционным судом его публичная позиция объясняется желанием понравиться избирателям. На самом же деле, главе правительства, объясняет один из депутатов БПП, выгодно затягивать принятие закона. Потому что для получения транша МВФ нужно выполнить еще одно требование – повысить цены на газ для населения. Делать это Гройсман не хочет, потому что скачок цен обвалит рейтинг политика. И уже ни на какую фракцию в следующем парламенте он может не надеяться. Чтобы этого не произошло, премьеру выгоднее объяснять, что деньги от МВФ Украина не получает из-за торможения Президентом и парламентом создания антикоррупционного суда.

- Сейчас БПП и «Народный фронт» перекладывают ответственность за провал Антикоррупционной реформы друг на друга. Чтобы потом говорить: мы хотели, а это Порошенко не смог. Таким способом НФ пытается «дотопить» Порошенко. У Парубия недостаточно голосов, чтобы этот вопрос проталкивать, - объяснял журналистам Сергей Лещенко скрытые интриги между партнерами по коалиции.

То, что голосов не хватает, показало голосование за поправки к законопроекту.

Парубий предложил во время рассмотрения документа в сессионном зале сначала пройтись по согласованным позициям. А противоречивые поправки относительно роли международных экспертов оставить на конец.

Но даже эта инициатива не выдержала проверки практикой.

Депутаты, преимущественно те, что подавали те 1927 поправок к законопроекту, один за другим просили ставить на голосование свои предложения.

Даже название законопроекта хотели просмотреть. Вот только голосов не хватило. Уже первое голосование дало лишь 83 голоса «за».

Эти цифры на табло не выглядели критическими, пока очередь не дошла до норм, которые были согласованы с западными партнерами и поддержаны комитетом Князевича. По замыслу, эти поправки должны быть поддержаны залом. Но когда их вынесли на подтверждение, Рада не набрала необходимых 226 голосов.

- Все правки, которые были учтены комитетом, были поставлены на подтверждение и из-за отсутствия депутатов в зале успешно провалены. Поэтому их будут ставить на подтверждение еще раз в четверг, - объяснил после первого дня голосования в среду депутат НФ Леонид Емец на своей ФБ-странице.

Однако в четверг Рада продолжила проваливать все поправки к законопроекту, депутаты требовали поставить на подтверждение.

Неизвестно, как на это отреагируют западные партнеры.

В парламенте же прогнозы разделились. Одни убеждают, что проваленные поправки же могут переголосовать и поддержать. Другие предполагают, что законопроект отправят на повторное второе чтение. Не исключают и третьего чтения, где будут определять формулировку лишь одной поправки - роли международных экспертов. Экзотический (в смысле откровенного пренебрежения уже существующими договоренностями с международными институциями) вариант развития – все поправки таки провалят, и закон приймут в редакции первого чтения без всех согласованных с западными партнерами норм.

Так или иначе, но для принятия законопроекта необходима воля двух фракций – БПП и НФ.

«Фронтовики» заявляли, что отдадут свои голоса за закон только при условии, что будут поддержаны их поправки. В частности, и о роли международных экспертов. Как уже говорилось выше, относительно иностранцев у президента есть свое видение, которое несколько отличается от позиции НФ.

Но все будет зависеть от того, какая формулировка ключевой правки удастся согласовать с МВФ. После этого, говорят представители НФ, они будут определяться относительно поддержки закона в целом.

План «Б» для противников Антикоррупционного суда

Представители украинской власти уже публично предупредили, что в случае навязывания определяющей роли международных экспертов все может закончиться обжалованием закона об Антикоррупционном суде в Конституционном Суде.

Разнообразные спикеры власти объясняют это тем, что участие иностранцев при формировании судей будет нарушением конституционной нормы относительно суверенитета Украины.

18 мая в своем блоге на «Украинской правде» Виктор Уколов изложил обоснование позиции власти. Он сотрудничает с Администрацией Президента, в частности, готовит так называемые аналитические записки для спикеров президентской силы, которые, по сути, являются тезисами для публичных выступлений.

«Во время выбора судей Антикоррупционного суда международные советники могут советовать, но не могут диктовать - кого избирать судьями, а кого нет. Можно не сомневаться, что адвокаты фигурантов дел, которые будет рассматривать Антикоррупционный суд, легко воспользуются нарушением Конституции, чтобы вывести своих денежных клиентов из-под удара», - объяснял Уколов в блоге.

Другое лицо из команды Порошенко прямо объяснило: если эта норма не удовлетворит украинскую власть, то депутаты обжалуют его в Конституционном суде.

Кроме этого парламент заложил еще и другие основания для того, чтобы оспорить закон после его принятия. Все из-за того, что депутаты нарушили регламентные нормы.

Во-первых, комитет Князевича в понедельник 21 мая голосовал не за поддержку или отклонение конкретных поправок к законопроекту (которых, напомню, 1927, - А.Б.), а за согласованные с Венецианской комиссией и МВФ 13-ть позиций. И потом уже определяли, какие поправки соответствуют согласованным позициям, а какие – нет.

Так в сравнительной таблице, которые получили на руки депутаты, оказалось 271 учтенная комитетом поправка. Еще 72 имели решения «комитет не определился». Среди них более шестидесяти касаются одного пункта, в котором выписана возможность преодоления вето международных экспертов.

Во-вторых, депутаты обращают внимание, что сравнительную таблицу они получили на руки за несколько часов до голосования. Регламент Верховной Рады требует, чтобы эти документы предоставлялись нардепам за 10 дней до рассмотрения на пленарном заседании законопроекта во втором чтении.

В-третьих, предложение с преодолением вето на совместном заседании ВККС и ОСМЭ не была оформлено в виде поправки ко второму чтению. Поэтому если эту норму таки согласуют с западными партнерами и включат в закон перед окончательным голосованием, то это также будет нарушением процедуры.

Каждое из этих трех нарушений будет основанием для обжалования и отмены закона в суде. И воспользоваться этой возможностью может любой, кто не заинтересован в независимом функционировании Антикоррупционного суда.

Пока же члены коалиции назвали новую дату окончательного принятия закона об Антикоррупционном суде – июнь. Игнорировать позицию Запада и снова откладывать документ уже не получится. Без денег экономический крах ждет Украину уже в августе-сентябре. И на выборы идти без закона об Антикоррупционном суде – довольно сомнительная перспектива.

- Власть в панике, - говорит экс-председатель антикоррупционного комитета, депутат «Самопомощи» Егор Соболев. - Они понимают, что надо что-то делать, потому что нет бабла, и им угрожают персональными проблемами с визами. А с другой стороны, им страшно, что завтра это обернется правосудием для них.

Даже в случае принятия закона уже в июне, Антикоррупционный суд реально заработает уже в следующем году. Произойти это может уже после президентских выборов. И никому не известно, как тогда воспринимать создание Антикоррупционного суда новая конфигурация власти. Не захотят тогда вожди страны избавиться от институции, которая в первую очередь занимается коррупционными делами топ-чиновников.

Алексей Братущак, для ИA ZIK

Редакция не всегда разделяет позицию авторов публикаций.
* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2018-08-17 10:11 :53