Новости » Общество 30 апреля, 2018, 15:43
Мирослав Скорик никогда не забывал влияния Соломии Крушельницкой

Летом 1939 года, несмотря на призраки военного катаклизма, который вскоре должен был охватить Европу, Соломия Крушельницкая, украинская примадонна европейских опер, – решила посетить родину. Покинув свою виллу Саломе в живописном итальянском городе Вьяреджо, певица уехала в Галицию к семье, которой в свое время приобрела дом в центре Львова. Начало войны застало ее в Украине. Впоследствии, в тяжелые годы немецкой оккупации, а после захвата Львова советской властью окончательно отобрали у Крушельницкой шансы вернуться к ее давнишней мирно устроенной и благополучной жизни.

Обстоятельства жизни знаменитой примадонны радикально изменились. Советская власть отобрала у нее львовский дом, а тогда и продала от ее имени итальянскую виллу, отдав певице лишь мизерную компенсацию. С виллы разворован архив Крушельницкой и коллекция костюмов с ведущих ролей, которыми она покорила Европу – от Мадам Баттерфляй, которая оказалась едва ли не вершиной ее славы, – ведь Крушельницкая своим пением спасла эту оперу после первоначального провала и недаром Джакомо Пуччини называл певицу «самой прекрасной и самой очаровательной Баттерфляй», – через героинь опер Рихарда Вагнера до скандальной Саломе Рихарда Штрауса, в которой Крушельницкая сама танцевала соблазнительный танец Саломе, который в других постановках, вместо примадонн, исполняли профессиональные балерины.

Соломія Крушельницька. Фото з відкритих джерел
Соломия Крушельницкая. Фото из открытых источников

Для советских «освободителей» достижения знаменитой певицы и украинской патриотки были солью в глазу. Годы старости Соломия Крушельницкая прожила в беде, была вынуждена даже защищать от партийных апаратчиков право преподавать в консерватории – единственный источник ее заработка на пропитание. Когда она умерла в 1952 году, ее похоронили без почестей и даже без надгробного камня на могиле. И только влюбленные в свою певицу львовяне оставляли свежие цветы на могиле, а впоследствии и добились установления там памятника «Поющий Орфей».

Да и Соломия Крушельницкая отвечала львовянам такими же теплыми чувствами, – до 77-ми лет устраивала для них концерты и преданно передавала свои знания молодым певцам во Львовской консерватории. Но кто знает, может и весомую роль в свои последние годы она сыграла в жизни ее малого родственника, внука ее сестры, Мирослава Скорика. Когда шестилетний Мирослав должен был сыграть бабушке Соломии детскую пьесу на ее фортепиано, он резко отказался, заявив, что инструмент фальшивый. Певица, которая чуть ниже настраивала фортепиано, чтобы не форсировать голос на высоких нотах, поняла, что у маленького Мирослава абсолютный слух и убедила родителей отдать его в музыкальную школу. Спустя десятилетия, став уже знаменитым композитором, Мирослав Скорик никогда не забывал ее влияния, и, между прочим, написал в память Соломии Крушельницкой, балет «Возвращение Баттерфляй».

Однако его жизнь складывалась отнюдь не так просто, как этого хотела бы его знаменитая родственница. В 1947 году на волне новых сталинских репрессий советская власть ссылает всю семью Скориков в сибирские лагеря. Их месяц везли, в ужасных условиях в вагонах для скота вместе с другими семьями арестованных галицких интеллигентов, и многие умерли в дороге от голода, холода, лишений. Мирослав Скорик вырос в ссылке, в сибирской глубинке, однако, по счастливому велению судьбы, получил возможность даже там продолжить музыкальное обучение, потому что среди ссыльных была бывшая ученица Сергея Рахманинова, ставшая его учительницей.

Только после смерти Сталина, в 1955 году он смог вернуться в родной Львов. Учился во Львовской консерватории у выдающихся композиторов Станислава Людкевича, Романа Симовича, Адама Солтыса. Впоследствии продолжил обучение в Москве в классе Дмитрия Кабалевского, а с 1963 г. уже преподавал во Львовской консерватории. С 1968 г.– также в Киевской. В Киеве он становится одним из руководителей направления «новая фольклорная волна» в украинской музыке, к которому принадлежали, кроме него, Леся Дычко, Виталий Губаренко, а впоследствии и студенты Скорика Евгений Станкович и Олег Кива.

Но Скорик стал признанным мастером в неофольклорной традиции еще раньше, получив популярность завораживающей музыкой для фильма Сергея Параджанова «Тени забытых предков», которую высоко оценил, среди прочих, Дмитрий Шоскакович. Вообще, композиции для кино стали для Скорика одним из путей более широкого признания, поскольку его знаменитая «Мелодия», может и известное сегодня среди рядовых украинцев произведение нашей академической музыки, – это тоже произведение для фильма «Высокий перевал» Владимира Денисенко. Скорик не чурался джаза и эстрадной музыки, став автором таких популярных песен как «Не топчите ландыши» или «Нарисуй мне ночь».

 

Однако в основном направлении творчества Мирослав Скорик не идет на уступки со вкусами общего слушателя. Хоть он последовательно настаивает на том, что основным для украинской академической музыки должен быть родная фольклорная традиция, выступал с критикой музыкального авангарда, а в тяжелых 1970-х гг. даже входил в конфликты по этому поводу с украинскими композиторами авангардистами, – большинство композиций Скорика, таких как его инструментальные концерты, требуют от слушателей сосредоточенного внимания и воспитанного музыкального вкуса. Он придирчивый мастер музыкальной формы, часто компактная и сжатая, и для его музыки характерна сложная фактура и высокая концентрация музыкального материала.

Но в то же время, не идя на компромиссы в области качества, Скорик ищет живого контакта с более широкими кругами слушателей, сочиняя произведения, доступные для менее подготовленных, при чем произведения с глубоким общественным и национальным содержанием, которые должны были бы затронуть каждого из нас. Одним из таких произведений является опера «Моисей» по поэме Ивана Франко, или «Покаянный Псалом», посвященный памяти героев Небесной Сотни. А еще кроме того, в 1990-х Скорик стал одним из первых выдающихся композиторов в Украине, которые после десятилетий советских запретов, обратился к литургической музыки, работая, вместе с композиторами Лесей Дычко, Евгением Станковичом, Виктором Степурко или Валентином Сильвестровым, новую традицию украинской церковной музыки. Традицию модерна, которая уходит корнями в очень глубокое прошлое, к истокам киевских распевов средневековой Руси-Украины.

А передачу об этой старинной традиции нашей церковной музыки можно посмотреть здесь.

Марко Роберт Стех,
для ИA ZIK

Редакция не всегда разделяет позицию авторов публикаций.

* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2019-09-18 18:49 :09