Новости » Общество 30 марта, 2018, 17:10
Орф-педагогика: Черкащанка Анна Комкина влюбляет детей в музыку

В сентябре 2017 года музыкальный педагог Анна Комкина открыла в Черкассах собственную студию элементарного музицирования. Обучение в ней основано на принципах орф-педагогики. Карл Орф – немецкий педагог, музыкант, середины XX века, разработавший методику обучения, которая сочетала в себе синтез нескольких искусств: театр, музыку и танец.

Сейчас Анна работает сама и сосредотачивается только на музыкальном направлении. Игра на элементарных музыкальных инструментах (барабаны, ксилофоны, перкуссии), различные движения, ритмы, шумовые эффекты (свист, шорох), сенсорные средства (фонарики, шарики, платочки) помогают ребенку в непринужденной атмосфере развивать свои коммуникативные навыки и креативное мышление, – утверждает Анна Комкина.

Чтобы сделать свою студию полноценной, надо было закупить музыкальные инструменты (барабаны, ксилофоны, перкуссии). Поэтому Анна подала свой проект на Спильнокошт. За плечами преподавательницы 20 лет профессионального стажа и 70 волнующих дней, за которые ей все-таки удалось собрать 70 тысяч гривен.

<nbsp;>

Как вы решились на Спильнокошт?

– Мне просто встретилась активный человек – Татьяна Волочай, крутой менеджер. Сказала, что хочет помочь мне развивать это дело и предложила отправиться на Спильнокошт. Мне были нужны инструменты, а они дорого стоят. В итоге, нам удалось собрать 70 тысяч гривен за 70 дней.

Знаете, кто именно приобщился к сбору средств?

– В общем, да. Это и близкие, и родители, которые заинтересованы в том, чтобы водить детей на такие занятия. Были даже крупные меценаты, которые переводили по 5-6 тысяч гривен на проект.

Где еще, кроме Черкасс и Чернигова, действуют такие студии, как у вас?

– В Киеве, Днепре и Одессе. Коллега из Чернигова работает уже 10 лет по этому подходу. На сегодня ей уже удалось совместить и музицирование, и театр, и танец. Я работаю в студии только с сентября 2017. Работаю пока сама, есть лишь администратор Алина Цимбалюк, которая иногда ассистирует мне.

Имеете ли вы подтверждение действенности орф-педагогики?

– Я имею уже небольшие успехи. Родители замечают, что дети становятся более коммуникабельными, наблюдательными, находят среди бытовых предметов все, что может воспроизвести музыку.

Раньше я делала занятия для двухмесячных малышей и мам. Из этих детей сейчас ко мне в студию ходят четверо. И я вижу результат. Это, знаете, ребенок, у которого все на месте, он хорошо поет и двигается. Любая деятельность дается ему легко.

Мы обсуждали на конференции, что к образованию должны возникнуть новые требования. Развитие коммуникативных навыков и креативного мышления сейчас важнее, чем просто получение информации.

В 1,5 – 2 года детям еще не свойственно заводить дружбу, но благодаря тому, что мы играем, взаимодействуем в парах, в командах, танцуем, это происходит. Они уже учатся выстраивать отношения между собой.

Для деток постарше (4,5 – 5 лет) более сложные задачи – работа в оркестре, умение держать пульсацию, партии. Ребенок понимает: на мне очень важная задача, я должен держать вот эту партию. Это уже работа в коллективе и команде.

Вы работаете с детками от 1 до 6 лет. Какие есть сложности в работе с малышами?

– Мы не требуем какого-то исполнительного мастерства от детей, мы еще не учим с ними нотную грамоту. Мы просто влюбляем ребенка в музыку через эмоциональную сферу и его потребности существовать, слушать, двигаться.

Не для всех родителей этот подход понятен, потому что он очень отличается от нашего привычного авторитарного подхода влияния на детей. Если со стороны посмотреть: какая-то чушь, все бренчат, гудят, пищат. Несмотря на это, ко мне на занятия ходит всего 60 детей, и ни одному из родителей еще не пришлось объяснять пользу и нужность этой методики. Все эти странные, казалось бы, вещи на самом деле очень влияют на развитие центральной нервной системы ребенка.

Я знаю, что у коллег есть определенные проблемы, из-за того, что родители хотят сразу очень быстрого эффекта, чтобы ребенок тут же начал играть.

Как проходит занятие?

– Занятие длится час. Кто-то говорит, что для ребенка это много, но на самом деле время очень быстро проходит. Прежде всего, ребенок должен доверять пространству, где он находится, тогда он будет чувствовать себя гармонично и защищено. Поэтому самые маленькие – до трех лет – приходят с мамами, и я им даю несколько минут просто освоиться и ничего не делать. Они могут просто играть под музыку.

Очень важно работать с вниманием. Два месяца у меня ушло на то, чтобы дети научились обращать на меня внимание, взаимодействовать с инструментами, учиться возвращать их и получать что-то взамен.

Тогда мы уже усаживаемся и имеем некий приветственный ритуал-песенку. Мамы рассказывают, что детки уже и дома поют себе эти приветствия. Когда мы начинаем занятия, некоторые уже даже показывают мне на инструменты – «сыграй мне уже!».

Есть такое понятие как активное слушание. Это могут быть произвольные движения под классическую музыку, движения, которые помогают понять язык музыки. Это воспитывает чувство ритма, работу с пульсацией, темпом, эмоциональностью.

Стараюсь вовлекать мам в занятия. Когда 10 мам одновременно поют, получается таки мини-хор. Это благоприятно влияет на развитие речи и музыкальности у детей. Репертуар должен быть простой, из двух-трех нот и небольших интервалах. У маленького ребенка есть возможность охватить своим мышлением такую музыку.

<nbsp;>

А современные поп-хиты не используете?

– Нет. Популярная музыка чаще агрессивно влияет на ребенка. Психика малышей еще слишком тонкая, поэтому нужно, чтобы они не пресытились многообразием звуков, частыми ударами барабанов. Взрослые этого уже не замечают, а поведение у ребенка под влиянием таких композиций может существенно меняться.

Я отдаю предпочтение музыке разных народов, джазу, классике. Звуки природы им нравятся. Танцевать мы можем и под Штрауса, и под Моцарта. Я, как педагог, показываю и детям, и родителям, ценность другой музыки.

Ваша студияэто подготовка к музыкальной школе или элемент развития?

– Я не ставлю себе цель, чтобы они все стали музыкантами. Даже в музыкальной школе не должны ставить таких целей. У нас с этим проблема. Из детей хотят сделать, в первую очередь, исполнителя, а не любителя музыки. Но мы не можем все стать блестящими исполнителями, а людей, которые способны понимать музыку, становится все меньше. Просто не вырабатывается этот навык.

Говорят, что когда люди засыпают во время органного концерта – это, наоборот, хорошо.

– Так и о симфонических концертах говорят. Если дети засыпают на них – это высшее мастерство. Но это от психики зависит. Насколько человек вообще может отключиться и насколько он устал. То, что музыка расслабляет, это хорошо. Просто в ней заложено так много мыслей... И если человек понимает это, он следит за развитием мелодии и не может заснуть.

Как влияет музыка на детей еще в утробе матери? Можно ли развивать ребенка с помощью музыки еще до рождения?

– Музыковед Михаил Казиник в своей книге «Музыка для мамы, которая ждет ребенка» писал, что развитие ребенка в утробе похоже на развитие истории музыки вообще. На начальном этапе он рекомендует слушать хоралы времен Баха. Он расписал последовательность прослушивания по триместрам. На последнем триместре советует выбрать мелодию Моцарта, которая нравится маме. А когда ребенок будет рождаться, включить эту мелодию. Это способствует более гармоничному «вхождению» ребенка в наш мир.

Как насчет колыбельных? Их лучше петь, даже если не умеешь, или включать?

– Я уверена, что все умеют петь. Не важно – чисто-нечисто интонируют. Ребенок все равно слушал все девять месяцев мамин голос, он для нее самый лучший и самый родной.

Если ребенок как-то негативно реагирует на пение мамы, закрывает уши, то это чаще из-за маминых комплексов. Ребенок эмоционально считывает все. Мы думаем, что мы улыбаемся, но ребенок чувствует, что мы встревожены.

Как вы даете с ними управляетесь, когда они не слушаются вас?

– Если у них там какая-то суета, я стараюсь подобрать музыку под ее ритм. Мне музыка помогает их организовать. Детки после детского сада приходят еще полны энергии. Поэтому у меня есть способы, куда эту энергию направить.

Кое-кто говорит, что такие курсы отбирают у малышей детство.

– Если это курсы интеллектуального развития – учить буквы, цифры – да. А в занятиях музыкой – больше про эмоциональную сферу, которая должна формироваться у ребенка дошкольного возраста. Здесь нет усиленного давления.

Какой инструмент их самый любимый?

– Барабан! Его любят все – от маленьких до взрослых.

А ваш?

– Трудно выделить. Люблю ксилофон и oceandrum – звук океана, такой релакс-инструмент. А еще есть такая дудочка в форме птички – окарина. Только эта птичка начинает петь, самык малееькие как будто входят в транс. Потом они подходят и гладят птичку. Это наш с ними прощальный ритуал.

Евгения Науменко,
для ИA ZIK

Редакция не всегда разделяет позицию авторов публикаций.

* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2019-09-19 18:35 :03