среда, 21 февраля, 2018, 11:18 Экономика
Гонтарева уходит и концы в воду?

Эпоха Валерии Гонтаревой как главы Нацбанка войдет в историю чуть ли не трехкратным падением гривны, исчезновением с рынка почти сотни банков и национализацией крупнейшего в стране «Приватбанка». Насколько правильно было отпускать гривну в свободное плавание – вопрос не только экономический, но и политический. А вот оценку управляемого «банкопада», похоже, должны дать правоохранительные органы. И пойдут ли они на это – в материале ИА ZIK.

Эпопея с увольнением главы Национального банка Украины тянется уже более девяти месяцев. Сама Валерия Гонтарева подала Президенту Петру Порошенко заявление об отставке по собственному желанию еще с 10 мая 2017 года. Однако ее просьбу не удовлетворили – и с тех пор она в длительном отпуске, пока обязанности председателя исполняет его заместитель Яков Смолий.

Президент подал в Верховную Раду проект постановления об ее увольнении только 18 января 2018 года. Впрочем, дело до голосования еще до сих пор не дошло – говорят, нужно, чтобы глава НБУ сначала отчиталась о своей работе, однако сейчас она находится «в международной поездке». Гонтареву в Украине ожидают с 26 февраля, тогда же вроде бы должна состояться процедура ее увольнения и назначение нового председателя.

«Банкопад» и обесценивание гривни: чем запомниться «эпоха Гонтаревой»

Валерия Гонтарева занимала должность главы НБУ с июня 2014 года. Как можно оценить эффективность ее работы на этой должности до фактического самоустранения в прошлом году?

В Конституции записано, что основная функция Национального банка – обеспечение стабильности денежной единицы. Здесь стоит отметить, что Гонтарева «приняла» гривню, когда курс национальной валюты составил 11,8 грн/долл., а за время ее работы он опустился до 27 грн/долл. Красноречивый факт, но исключительно ли это «заслуга» Гонтаревой?

Председатель комитета экономистов Украины Андрей Новак объясняет, что персонально за курс любой денежной единицы никто не отвечает, но институционально ответственность за стабильность национальной валюты 50/50 делят между собой правительство страны и центробанк.

В частности, от политики правительства зависит ситуация с экспортом и импортом, а баланс между ними – это как раз база для формирования курса. Одновременно Центробанк влияет на монетарную базу, учетную ставку и на деятельность коммерческих банков. Поэтому ответственность за курс поровну лежит на этих двух институтах.

Также экономист добавляет, что курс гривны – это политический вопрос, который можно в этот период времени привязать к развитию политической ситуации в стране. Прежде всего, к войне, развязанной Россией против Украины, и таким образом «обосновывать или оправдывать девальвацию гривны».

Чего не скажешь о масштабном «банкопаде», который произошел за время пребывания Гонтаревой на посту, когда, как известно, в Украине было ликвидировано почти сто банков. В НБУ закрытие банков объясняли их неплатежеспособностью и необходимостью очистки банковской системы.

В то время как президент Ассоциации украинских банков Александр Сугоняко утверждает, что ликвидация такого количества банков была абсолютно не оправдана.

«Когда НБУ возглавляли Арбузов и Соркин, они искусственно удерживали курс, из-за чего мы лишились золотовалютных резервов. То есть искусственно удерживалась низкая инфляция, а денег, по сути, не было. А банки вынуждены были под 20%, а то и 30% брать депозиты. В условиях ненаращивания кредитования (а это после кризиса), понятно, что проблемы у банков будут. Таким образом, они наделали этих проблем, выстроили искусственную дамбу, собралась вода, и эту дамбу надо было постепенно разбирать. А Гонтарева ее обрушила всю сразу, чтобы сделать все банки виновными. И она уничтожала те банки, которые хотела, а не те, которые реально надо было убирать. Минимум половину из тех, которые были выброшены с рынка, можно было оставить. И это преступление», – считает Александр Сугоняко.

Стоит добавить, что результаты такой политики можно судить в том числе по показателям доверия к украинской банковской системе на второй год правления Гонтаревой. Так, на экономическом форуме в Давосе в 2016 году по результатам мониторинга Global Competitiveness Report украинские банки в рейтинге надежности заняли последнее 140-е место.

Также критически упало доверие украинцев к банковской системе и персонально главы НБУ. Согласно социсследования, проведенного Институтом Горшенина в 2016 году, Гонтарева стала лидером антирейтинга. О своем недоверии к ней тогда заявили 83,5% опрошенных.

Оффшоры и деньги Януковича

Впрочем, это то, что лежит на поверхности и известно давно. Но недавно всплыли новые подробности, которые могут касаться деятельности Валерии Гонтаревой. Арабская медиакомпания «Аль-Джазира» сообщила, что инвестиционная компания ICU (группа «Investment Capital Ukraine») фактически помогла экс-президенту Виктору Януковичу вывести из страны 1,5 миллиарда долларов в период с 2012 по 2014 год. Учредители компании ICU – председатель НБУ Валерия Гонтарева и Макар Пасенюк, которого называют «финансистом Порошенко».

Согласно решению Краматорского районного суда, на которое в своем расследовании ссылаются журналисты, в период с 2012 по 2014 год ICU выступала посредником по покупке облигаций, деноминированных в долларах, от имени восьми кипрских компаний.

Сама Гонтарева отвергает обвинения в содействии выводу за рубеж средств экс-президента-беглеца.

«Сейчас некоторые политики обвиняют меня в содействии выведению средств «преступной властью». Считаю такое обвинение ерундой, ведь эти средства не выводились за рубеж, а инвестировались во внутренний государственный долг – это прямой займ государственному бюджету, который государству, в случае принятия закона о спецконфискации, не нужно будет возвращать. Попутно хочу заметить, что моя практическая деятельность в компании ICU главным образом была направлена на управление активами. Я не имела отношения непосредственно к брокерской деятельности, о чем, кстати, хорошо известно всем профессиональным участникам рынка», – говорится в ее заявлении.

 

Кто будет отвечать?

Председатель подкомитета по вопросам взаимодействия с гражданским обществом Комитета Верховной Рады Украины по вопросам предотвращения и противодействия коррупции Игорь Луценко отмечает, что отставка Гонтаревой теперь – это исключительно технический вопрос, до которого просто не доходили руки». По его словам, в Раде давно уже есть достаточное количество голосов, и на ближайшей пленарной неделе это решение будет проголосовано.

Другое дело с привлечением главы НБУ к ответственности. Игорь Луценко отмечает, что на сегодня имеется большой массив материалов по злоупотреблениям руководства Нацбанка.

Именно по жалобе Игоря Луценко в 2017 Печерский суд Киева обязал ГПУ возобновить дело против Гонтаревой относительно давления на судебную власть. Речь идет о письме, которое она написала председателю Верховного Суда Украины с просьбой принять нужные Нацбанка решение в отношении 11 банков. Их регулятор признал банкротами, но те отменили постановления через районные суды.

В то же время нардеп констатирует, что на сегодня нет никакого желания у всех правоохранительных органов, в том числе НАБУ, эффективно расследовать эти производства.

«Мы видим, что сегодня есть политическая воля прикрывать Гонтареву. Понятно, что ГПУ ее не будет трогать – под руководством кума Президента не будут расследовать дело против другой кумы Президента или его бизнес-партрнерши. Так же в НАБУ, насколько я понимаю, опасаются, не чувствуют себя достаточно сильными для того, чтобы выступить с этими обвинениями в суде. То есть, к сожалению, политика мешает расследованию», – заявляет Игорь Луценко.

Если же отбросить политику, то, по мнению нардепа, ряд конкретных обвинений против Гонтаревой может иметь перспективу.

«На мой взгляд, было вмешательство с ее стороны в суд. То есть она использовала свои должностные возможности, чтобы влиять на украинское правосудие, что является грубым нарушение законодательства. Это задокументировано, здесь расследовать вообще нечего – несколько недель максимум. Во-вторых, я бы расследовал факты ее сотрудничества с тем же «Альфа-банком», поднял бы все трафики их переговоров, встреч и так далее. На мой взгляд, здесь видна четкая коррупционная связь. Возможно, там какие-то другие банки можно привлечь», – говорит он.

Относительно последнего скандала о выводе денег Януковича, то здесь, по мнению Игоря Луценко, будет сложнее, потому что с тех пор прошел большой промежуток времени и не известно, какая есть доказательная база: «Там не так все просто, поскольку формально, возможно, даже удастся скрыть факт, что Гонтаревой было известно о природе этих денег. Хотя на анекдотическом уровне это понятно всем, но формально – попробуй докажи, что это было заведомо известно».

Председатель Комитета экономистов Украины Андрей Новак считает, что в отношении многих из ликвидированных за время правления Гонтаревой банков можно открывать уголовные дела о неправомерности признания их платежеспособными с последующей ликвидацией.

«Некоторые из ликвидированных банков с финансовой точки зрения были вполне здоровы. Среди наиболее известных – «Михайловский», «Крещатик». История с «Приватбанком» также не была бы такой, как она произошла, без политических аспектов и без личных отношений, которые испортились между главой государства и предыдущими владельцами этого банка... Поэтому как раз в вопросах банкопада есть шанс на открытие и завершение соответствующих уголовных дел.

Но этим должны заняться специализированные финансовые правоохранительные органы, которые, очевидно, не будут полноценно расследовать это дело, пока действующая власть остается властью. Ведь мы понимаем, что действующая глава НБУ – это глубоко пропрезидентский человек из его бизнес-структуры и она ничего не делала самостоятельно. Поэтому единственный вариант – это если в Украине действительно заработает Антикоррупционный суд по стандартам, согласованным с Венецианской комиссией. Тогда, возможно, САП и НАБУ логично продолжат уголовное дело, которое открыли против действующей главы НБУ, и, возможно, она будет иметь логическое завершение. До создания и полноценной работы такого суда при действующей власти Гонтаревой ничего не грозит, даже если она пойдет в полноценную отставку», – отмечает Новак.

Президент Ассоциации украинских банков Александр Сугоняко считает, что вред от деятельности Гонтаревой вместе с деятельностью Яценюка, возглавлявшего в 2014-2016 годах Кабмин, «примерно равен тому, что сделал Путин, забрав Крым и кусок Донбасса».

«Когда в 2015 году мы проводили парламентские слушания, я тогда сказал, что этот человек должен уйти только за то, что она девальвировала слово Национального банка и председателя Нацбанка. И это делал Яценюк на пару с ней, почти сознательно опуская гривну. Помните, как она выходила на трибуну ВР и заявляла, что больше 12 грн/долл. не будет? А на следующий день было 16 грн/долл. Потом она говорила, что больше 16 грн/долл. не будет, после того говорила, что 25 не будет и что «мы даже с МВФ об этом говорили». Понятно, что за это надо нести ответственность. Правда, у меня есть большие сомнения, что те, кто у нас сегодня у власти, способны адекватно оценить «деятельность» этого человека», – заявляет президент Ассоциации украинских банков.

Подготовила Татьяна Штыфурко
ИА ZIK

Редакция не всегда разделяет позицию авторов публикаций.
* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2018-06-23 21:12 :48