понедельник, 19 февраля, 2018, 16:34 События
И. Геращенко о смертях на Майдане: Те страшные дни помню до минуты

Первый вице-спикер Верховной Рады Ирина Геращенко описала события, когда началась стрельба на Майдане, как проводилась эвакуация раненых и начались первые смерти.

Об этом в Фейсбуке пишет первый вице-спикер Верховной Рады Ирина Геращенко.

Подаем сообщение повнотектово:

«Эти три страшных дня, которые помню до минуты, навсегда останутся в памяти.

Забитый регионалами кабинет спикера Рыбака, мы с тогдашними лидерами оппозиции и женщинами-депутатками вбегаем в тот схрон и требуем начать заседание ВР, принимать решения, чтобы остановить трагедию. Кровавые, густо намазюканные красной помадой губы влиятельной советницы Януковича, закутанной в брендовое шмотье, цедят нам в спину: «Вы будете сидеть в тюрьме, очень скоро»...

Первые страшные известия о стрельбе на улицах Киева, в Раду заносят нескольких раненых, у одного выбит глаз. «Беркут» и ОМОН не пускают кареты скорых к ВР, мы с Еленой Кондратюк и Ирой Купрейчик несемся в Мариинку, там в палатках антимайдана пьяная титушня и орки пытают раненых. Они узнают знакомое лицо и матерятся, угрожают проломить нам головы. Как не странно, спас меня тогда... Равреба, идейный противник и ненавистник Майдана, но когда-то в молодости мы вместе работали на «Интере», и он сказал нечто такое тем агресивным, пьяным титушкам и оркам, что, мол, «они (то есть мы) майданутые сволочи, но смелые, видите, пришли к нам, не побоялись». Мы чудом уговариваем допустить кареты скорых, врачи заходят в ту палатку, из которой на снег стекают струйки крови и извлекают оттуда парней  без сознания, с проломленными головами. Я везу первую карету в больницу номер 17. А женщины-коллеги сопровождают следующие машины. Мы разделяемся, Оксана Продан дежурит в больнице скорой помощи, Елена Кондратюк, Mariya Ionova, Ирина Луценко и Лилия Гриневич, Ирина Купрейчик, Александра Кужель, Татьяна Донец, Мария Матиос, Татьяна Слюз – следующие несколько дней мы живем в киевских больницах, помогаем, собираем лекарства, чередуем, чтобы беркут и милиция не вывезли раненых в тюрьму. (Извините, дорогие коллеги, если кого-то случайного не назвала, потому что Людмила Денисова с другими женщинами дежурила тогда в Мариинском дворце, а Ольга Богомолец оказывала первую помощь раненым в гостинице «Украина»).

...Первая осознанная смерть, когда в ординаторскую заходит молодой человек и шепчет: «я – папа... Саши Плеханова»..., и его ведут в морг на опознание, и врачи, которые много видели, кусают губы и плачут. И нас отпаивают какими-то каплями..., но они не рассасывают тот ком в горле, что и сейчас перехватывает, как вижу фото светлого белокурого Мальчика.

... Девичий белый телефон в крови..., носилки с девочкой с простренным горлом несутся в операционную, а телефон звонит и высвечивает на экране «Папа», и я беру трубку, и там кричат «Леся!», и шепчу: «Лесю сейчас оперируют, все будет хорошо!» (так мы познакомились с Олесей Жуковской); и пол-Киева под больницей с вопросом: какие лекарства нужны... и красный фломастер, который выводит в регистрационном журнале – УМЕР. Не забудем...».

 

* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2018-06-20 06:31 :12