вторник, 13 февраля, 2018, 10:20 блоги Общество
Как бы не пытались уничтожить историческую память чужаки, на самом деле ничто не исчезает
Галина Пагутяк
Украинская писательница, лауреат Шевченковской литературной премии

В школе нас посылали собирать камни на колхозном поле за рекой. Меня еще тогда удивило, откуда там кусочки штукатурки и кирпича, но я научена была никого не спрашивать. Взрослые сердились, когда дети спрашивали что-то о прошлом. Их прошлое было преисполнено болью и страхом. Уже совсем потом я увидела старые карты, на которых изображены были квадратики домов, может, двадцать. Это был приселок Хатки. Так я впервые познакомилась с этим словом ПРИСЕЛОК. Если село представить себе как планету, то спутниками будут приселки.

Самостоятельности они не имели – в метрических книгах не обозначены приселки, только номера домов. Поэтому я не знаю, где кто жил. Надо посмотреть земельные кадастры. То место никто уже не называет Хатки. Там было колхозное поле, потом огороды. Мы тоже были там отряд. Земля там неплодородная и теперь все зарастает самосейными кустами. Я помню ровную, выглаженную землю и теперь понимаю, что Хатки снесли бульдозерами и все заровняли. В польских источниках есть название приселка Выгоды. Видимо, так называли Хатки. Или может это какое-то другое место, потому что у нас в селе никто о нем не слышал.

Багна – второй участок, прилегавший к лесу между Урожем и Нагуевичами. Я помню там яблони, не успевшие одичать. В Багнах добывали руду и соляную рапу. Возможно, где-то есть даже остатки печей, но место там болотистое и опасное. Я знаю, что наш сосед Славко Гомзяк, уже покойный, оттуда. Он себе построил там охотничий домик. Его тянуло туда всю жизнь. В 1938 году там проживало 20 человек. Гомзяки были родственниками Ивана Франко и он там бывал в гостях.

Был у нас и хутор между Урожем и Винниками – Мосты. Мне о нем рассказал человек по фамилии Павлик, который там родился. Я решила сама найти это место. Долго ходила и наткнулась на бугорок, откуда с земли выглядывала дверца от печи. Бульдозер не мог все разровнять, просто нагреб земли. Павлик поставил себе на старость дом, из которого видно Мосты. Теперь он может каждое утро смотреть, как над его хутором восходит солнце.

Вы вероятно знаете, что в 50-е годы коммунистическая власть уничтожила хутора и приселки и планеты потеряли свои спутники. Исчез целый пласт крестьянской жизни. Исчез из будничной жизни, но на самом деле продолжает существовать в названиях, документах, только никто это не пытается реконструировать, никто не хочет войти в тот тоннель, в конце которого сияет солнце, играют дети, растут сады и звенят ведра в колодезном срубе. Где чуть больше свободы и нет той линейной однообразной застройки и границ, из-за которых ссорятся.

Выселки как давно погасшие звезды, но свет от них будет идти еще очень долго. Пока существует мир. Есть села, которые уничтожили еще в 15 веке татары, и люди туда не вернулись, а названия сел до сих пор сияют. Удивительно.

Как бы не пытались уничтожить историческую память чужаки, как бы не старались забыть о прошлом свои, на самом деле ничто не исчезает. Оно будет с нами говорить и учить забытому языку, пока существует человечество. Тот комочек синей извести как срез ствола дерева рода. Дважды в год белили густо подсиненой известью хаты и когда мне где-то случится увидеть такую хату, меня охватывает безграничная нежность к людям, которые там живут.

Редакция не несет ответственности за мнение, которое авторы высказывают в блогах на страницах ZIK.UA.
* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2018-06-21 07:57 :36