понедельник, 22 января, 2018, 14:34 Общество
«Лучше было бы Москве не трогать украинцев», – историк о 22 января в истории Украины

Хотя Независимость Украинской народной республики (УНР) продержалась только три года, но с ее гибелью родилось нечто более сильное. Настолько, что лучше было бы Москве украинцев не трогать.

Об этом в своей статье для «Радио Свобода» пишет историк Центра исследований освободительного движения и Национального музея-мемориала «Тюрьма на Лонцкого» Олеся Исаюк.

В 1920-х годах, в эмиграции, независимо друг от друга, было написано два стихотворения на одну и ту же тему. Первый – Александром Олесем:

О, Боже! В нас була держава!
Невже ми втратили її?
Невже у нас не стало сили
Хоч крихту рідної землі
Чому в руках ми не лишили?

Автором второго был Юрий Липа:

І ось відходять, упадають
У все рідших розривах гранат
Державо, ти була, як огненна злива!
Державо, прощай!

Оба автора не просто были современниками событий, они были их активными участниками. В будущем ситуация не изменилась – Юрий Липа погиб в 1944 году как врач УПА. Александр Олесь, хоть и не принимал активного участия во «втором этапе» украинского ХХ века, но сумел «заразить» духом «первого этапа» своего сына – будущего поэта, археолога, деятеля ОУН и, в конце концов, жертвы Заксенхаузена Олега Ольжича.

Меморіальна дошка пам’яті Олега Ольжича, поета, діяча ОУН. Львів, 2017 рік. Фото: radiosvoboda.org
Мемориальная доска памяти Олега Ольжича, поэта, деятеля ОУН. Львов, 2017 год. Фото: radiosvoboda.org

Юрий Липа и Олег Ольжич принадлежали к двух ветвям одной и той же организации. Организации, которая поставила себе приоритет независимость Украины и требовала от своих членов полной отдачи не в имя собственных интересов, а во имя Независимости.

22 января для них обоих смысл их жизни оформился в четкий посыл. Независимость.

Четвертий Універсал Української Центральної Ради. 9 січня (22 січня за новим стилем) 1918 року. Фото: radiosvoboda.org
Четвертый Универсал Украинской Центральной Рады. 9 января (22 января по новому стилю) 1918 года. Фото: radiosvoboda.org

Начиная с 22 января 1918 года им – украинцам – окончательно было что терять. В принципе, у них и так было что – интеллектуальную, политическую, военную элиту, культурное наследие, класс собственников, который все же был в состоянии обеспечивать материальный тыл.

Вместе с провозглашением Независимости приходила и субъектность. После 22 января 1918 года ответственность возрастала в разы. И вызовы – также. Украина взяла на себя это бремя одной из первых среди бывших подданных Российской империи, ее обогнала лишь Финляндия.

Інфографіка Українського інституту національної пам’яті та Українського кризового медіа центру. Фото: radiosvoboda.org
Инфографика Украинского института национальной памяти Украинского кризисного медиа центра. Фото: radiosvoboda.org

Парадоксальным образом ее подталкивали к этому обстоятельства, созданные советскими наследниками той же империи – в условиях стремительного наступления того, что позже называлось Красной армией, было принципиально важно четко заявить «мы – не они». Большевики «подогнали в спину» автономистов, которые бы еще долго дискутировали с «самостийниками» на тему возможных негативных последствий Независимости. Разве что считать таковыми войну за эту самую Независимость – но она и так уже шла.

Против Украины стоял враг с собственной логикой

И Независимость не знала деления. Она касалась всех – автономистов, самостийников, социалистов, консерваторов, либералов, бедных, богатых. Всех. Несмотря ни на что. Потому что потеря независимости ставила под удар каждого – опять-таки, независимо от убеждений. Это блистательно доказало развитие событий, начиная с 1921 года. Самым страшным обвинением в СССР был «украинский буржуазный национализм», а «сажали и расстреливали за него не только «патентованных» националистов, но и социалистов по убеждениям и принадлежности вроде Сергея Ефремова. И членов компартии, вроде Григория Косынки или Николая Кулиша.

К сожалению, не все это понимали. История украинской Независимости переполнена не только драматическими эпизодами боев, но и не менее драматичными дрязгами. «Автономисты» против «самостийников», государственники против социалистов, военные против «партийщиков», гетманцы против Директории... И наоборот. И в пылу как-то забылось, что без Независимости все эти конфликты теряют смысл.

Потому что против Украины в этот раз стоял враг, готовый погубить ее и как нацию, и как общество, и, вообще, как любую цельную отдельную структуру с собственной логикой. И не только Украину. Аналогичную последовательность: падение империи – провозглашение независимости – война за государственность – повторное попадание под власть империи в новой редакции прошли практически все страны, которые до 1917 года были под властью Российской империи. Исключение составляют только Финляндия и балтийские страны. Частичный случай ппредставляет Польша – так называемый «русский забор» стал полноправной частью независимого польского государства после падения в ноябре 1918 года еще двух империй – Австро-Венгерской и Немецкой. Но войны с бывшей метрополией Польша не избежала – в 1920 году большевистской армии пришлось останавливать на Висле.

Этот же 1920-й продемонстрировал всем, кто видел одну из основных причин неуспеха «первых Независимостей» – каждая из стран боролась отдельно. А порой еще и взаимно между собой, как Украина и Польша, устроив войну: одна за Польшу в границах 1772 года, вторая – из-за западных границ. Отдельно боролась Беларусь, отдельно Грузия, отдельно Армения... Всех в одиночку топили в собственной крови.

Для того, чтобы договориться, следует сплотиться. При тогдашних средствах связи и стремительных изменениях ситуации было бы утопично требовать слаженно действующего союза. Так что были и объективные причины описанной выше ситуации. Но была и одна субъективная – подавляющее большинство не усматривало за текущими задачами экзистенциальной угрозы – тоталитарной редакции империи.

Даже тех, кому удалось вырваться, догнали в 1939 году, как Польшу, так и в 1940 страны Балтии. В 1945 году догнали почти всю бывшую Австро-Венгерскую империю и европейскую часть Османской. Москва рвалась к протокам и рвалась в Европу. «Ибо два Рима падоша, третий наш, а четвертому не быти».

И этого не видели не только Украина, Беларусь, Грузия, Армения, Польша, Венгрия... Этого не видели и во Франции и Англии, спеша закрепить победу над соперницей – Германией. Этого не видели авторы концепции «санитарного кордона», укрепляя Польшу за счет украинцев, не понимая, что подсаживают под обе страны бомбу с часовым механизмом.

Это почувствовали на своей спине украинцы, начиная с 1921 года.

Лучше было бы Москве не трогать украинцев

Когда Независимость была утрачена, то осознание потери – и человеческих жертв было настолько болезненным, что не позволило оставить Независимость только в воспоминаниях. Надо было отвоевать ее обратно – хотя бы из уважения к уже погибшим. Чтобы заглушить ощущение бесполезности и вопрос – «ради чего?». Поэтому целые поколения украинцев воспитывались с моральным долгом – восстановить. Отвоевать. Выгрызть. Как писал диссидент Валентин Мороз, «потому что когда человек теряет государственность – то борьба за нее уже и есть наркомания в чистом смысле слова». Для всех. Для ОУН, УНР, для гетьманцев, для государственников, левых и правых. Ибо вернется империя – и все они станут только пушечным мясом. Пушечными иллюзиями «Третьего Рима».

...И хоть Независимость продержалась только три года, но с ее гибелью родилось нечто значительно сильнее. Настолько, что лучше было бы Москве украинцев не трогать.

Бійці МВС України під час церемонії відправки на Донбас – до зони збройного протистояння з російськими гібридними силами. Харків, 30 січня 2015 року. Фото: radiosvoboda.org
Бойцы МВД Украины во время церемонии отправки на Донбасс – в зону вооруженного противостояния с российскими гибридными силами. Харьков, 30 января 2015 года. Фото: radiosvoboda.org

Чуть ли не 100 лет украинцев пришлось расстреливать тысячами, уничтожать их элиту физически и морально, поколение за поколением, морить голодом, бросать в самоубийственные атаки через Днепр и Одер, превращать их в «солдат империи» – и через 100 лет, замученные всеми возможным постколониальными и стокгольмскими синдромами, они попрут только с национальным флагом наперевес против вооруженного врага. Частично забыв родной язык, не помня родственников далее 33-го....

Лучше было бы не трогать.

Потому что эта сила – сила потери. «Государство, Ты было, как огненный ливень!...»

Ты есть.

«Мы сражались не напрасно!..»


Напомним, в Украине 22 января отмечается День Соборности в честь провозглашения воссоединения Украинской Народной Республики (УНР) и Западноукраинской Народной Республики (ЗУНР) в 1919 году.

22 января также принято вспоминать и другое событие, произошедшее в 1918 г. – принятие IV Универсала Украинской Центральной Рады, провозгласивший полную независимость УНР.

Редакция не всегда разделяет позицию авторов публикаций.
* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2018-08-22 08:46 :46