вторник, 12 декабря, 2017, 11:41 Политика
Руководитель Луганщины Ю. Гарбуз: Сшиваю Украину, потому что мы одна семья, у нас общие трагедии и триумфы

Председатель Луганской военно-гражданской администрации Юрий Гарбуз периодически бывает с визитами на Львовщине. Во время последней поездки на форум ко Дню местного самоуправления в селе Плавье в Сколевском районе руководитель Луганщины нашел время на интервью для ИA ZIK.

В разговоре с журналистом господин Гарбуз поделился мыслями относительно последних событий в так называемой «ЛНР», рассказал о настроениях людей на оккупированных территориях и на подконрольной части Луганщины, проблемах жизнедеятельности области и как во время войны с российским агрессором удается «сшивать» Украину.

В случае объединения «ЛНР» и «ДНР» усилится контроль Москвы

Господин Юрий, як бы вы охарактеризовали события, которые происходят на оккупированной территории – в так называемой «ЛНР»?

– В этой ситуации самое главное, что «народная» республика оказалась никакой не народной. На фоне конфликта между различными силовыми структурами и их московскими кураторами мы не увидели никакой реакции обычных людей. Кроме пустых улиц Луганска, военной техники, «зеленых человечков». Добавьте к этому призывы так называемой «ДНР» присоединить оккупированную часть Луганской области. Можно представить на этом фоне настроения мирных луганчан. Люди деморализованные и уставшие.

Бандами, которые там орудуют, управляют спецслужбы из Москвы. Думаю, это четко проведенная операция ГРУ и ФСБ России для определенного следующего этапа. Будет ли объединение Донецка и Луганска – не знаю. Но это один из сценариев, который будет разрабатываться, скорее всего, уже после Нового года.

Есть ли угрозы такого возможного объединения для Украины?

– Это неприятно. Это в какой-то мере их усиление. Будет еще больший контроль Москвы. А мы упускаем время для возвращения этих территорий обратно в Украину.

Люди там боятся, что их сделают разменной монетой в переговорах с Кремлем. Нарастает усталость и разочарование. Жители ОРЛО понимают, что они никому не нужны – ни России, которая от них отказалась, ни так называемой власти фейковой республики, которая оказалась просто бандой; ни, к сожалению, Украине, которая не демонстрирует реальных шагов по реинтеграции. Существует большой запрос на видение будущего. И выигрывает тот, кто его предложит.

«Определение перспектив будущего в Украине – лучшая контрпропаганда»

Можно ли говорить об изменениях в сознании людей на оккупированных территориях? Или приходит понимание, что это была ошибка?

– Да. Не могу сказать, какой процент этих людей. Не так давно побывал на пункте пропуска в Станице Луганской. Заходил в спортивной форме, становился в очередь, общался с людьми. Те, кто меня не узнавали – со мной общались. Те, кто узнавали – боялись, что после возвращения на оккупированную территорию у них будут какие-то проблемы.

На неподконтрольной украинской власти территории есть значительное количество проукраински настроенных людей. Даже в условиях тотального запугивания и репрессий звучат «Слава Украине!» и появляются надписи с украинской символикой. Относительно сепаратистских настроений, то их больше искусственно раздували. Пророссийские настроения тоже есть, но это следствие массированной пропаганды. Мы должны достучаться прежде всего до детей, молодежи и людей среднего возраста. Правда и обрисовка перспектив будущего в Украине – лучшая контрпропаганда.

Как вас воспринимают на оккупированной части Луганщины?

– Те, кто меня знал до этого, или слышали меня – воспринимают очень хорошо. Они ждут, что я туда скоро приду с флагом Украины. А те, кто получают зарплату, приказы из Москвы – они меня ненавидят. По-другому и не может быть.

Есть какие-то списки невъездных лиц в «ЛНР»?

– Я стою первым в «расстрельной статье» в Луганске. У меня есть своя позиция в отношении той территории.

Каковы настроения людей на подконтрольной Украине части Луганщины?

– Хочу напомнить данные недавнего всеукраинского социологического опроса. Отвечая на вопрос «Какие проблемы требуют немедленного решения?», более 50% респондентов выбрали «военный конфликт на востоке Украины». Можете себе представить настроения людей, которых война затронула напрямую? Люди больше всего стремятся к миру. Наши защитники с передовой должны как можно скорее целыми и невредимыми вернуться домой к своим детям и родителям. Вынужденные переселенцы мечтают вернуться в свои дома. Весной мы провели акцию детских рисунков в рамках проекта «Луганщина у нас одна». Областная телерадиокомпания сняла сюжеты о некоторых участников этой акции. Шести-, восьмилетние дети помнят качели в своих дворах, оставленную зеленую лопатку в песочнице возле дома...

Мы много делаем для изменения мировоззрения. Я часто повторяю, что можно много строить, перекрывать крыши, но гораздо важнее содержание, внутреннее наполнение, сознание. За полтора года нам удалось стереть навязанный стереотип о несовместимости Запада и Востока, о «бандеровцах» и «москалях». Совместно с председателем Львовского облсовета, председателем Львовской ОГА мы начали проект «Изменим страну вместе!». Его участниками уже стали почти 200 учителей из Львовщины и Луганщины. В первом этапе педагогических обменов также принимали участие педагоги из Тернопольщины. Наши дети регулярно ездят на оздоровление в Западную Украину. Теперь к проекту обменов присоединились также работники сферы культуры. Мы расширяем сотрудничество в информационной сфере, ведь война на этом фронте очень ожесточенная. В нашем радиоэфире вещает FM-Галичина, а благодаря телебашне в Бахмутовке в телепространстве присутствует Первый Западный и «Телеканал ZIK». Сейчас работаем над углублением сотрудничества в образовательной, культурной и информационной сферах. Именно из таких ниточек личных контактов формируется канат дружбы и доверия, который никому и никогда больше не удастся разрубить.

«Энергетика, как и армия, должны быть в руках государства»

Какие острые проблемы жизнедеятельности области сейчас приходится решать? «Луганское энергетическое объединение» еще в ноябре сообщило, что не удалось подготовить сети к зиме, поэтому зима принесла массовые обесточивания и есть угроза техногенного и социально-экономического коллапса.

– Вопрос энергобезопасности является действительно одним из основных. Проблемы с «ЛЭО» («Луганское энергетическое объединение») у нас возникли давно. Я лично инициировал ряд совещаний под председательством вице-премьеров, потому что на местном уровне эту ситуацию урегулировать невозможно.

«ЛЭО» – частная компания, которая задолжала перед Энергорынком Украины значительную сумму средств. Долги возникли в том числе и из-за поставок электроэнергии на неподконтрольную часть области. Со стороны НКРЕКП были наложены штрафные санкции и арестованы счета «ЛЕО», что вызвало финансовый кризис в самой компании. Мне удалось добиться своевременной оплаты услуг за электроэнергию бюджетными организациями области, однако этого мало. «ЛЭО» не может обеспечить надлежащее техническое состояние электросетей области. Мной и заместителями проведено не одно заседание Комиссии по вопросам техногенно-экологической безопасности и чрезвычайных ситуаций. Последствия обесточивания в зимний период могут быть катастрофическими, что подтверждено соответствующими экспертизами. О ситуации проинформированы первые руководители государства.

Убежден, энергетика, как и армия, должны быть в руках государства, потому что это вопрос национальной безопасности. Передача стратегических объектов в частную собственность была большой ошибкой.

Какова ситуация с рабочеми местами, существует ли проблема, что людям негде заработать на жизнь?

Существует. Не знаю, где есть такая область в Украине или в мире, где вообще нет вопросов с трудоустройством. Проблема есть. В первую очередь надо решить проблему со стабильным электроснабжением. То есть, нужно присоединиться к общей энергосистеме с Украиной. Если добавим хотя бы 100 МВт, наши предприятия заработают и рабочие просто вернутся на свои рабочие места. А это десятки тысяч людей.

Совместно с аграриями нарабатываем площадку по переработке продуктов питания и ищем новые рынки. Это еще дополнительные рабочие места.

Сколько промышленных предприятий закрылись во время войны? Как все восстановить?

– Львиную часть своего промышленного потенциала Луганщина потеряла из-за оккупации промышленного юга области.

Сегодня на подконтрольной украинской власти территории производственную деятельность осуществляют более 400 промышленных предприятий, шесть из которых большие. Ключевые предприятия сосредоточены в городах Северодонецк, Рубежное, Лисичанск, Кременная. Удельный вес этих городов в общем объеме реализации промышленной продукции области составляет почти 50%.

До 2014 года Луганская область входила в пятерку крупнейших промышленных регионов Украины. Сегодня мы преимущественно аграрная область. Поэтому активно работаем над привлечением инвестиций в сферу переработки сельскохозяйственной продукции, что увеличит ее добавленную стоимость.

Для восстановления промышленных мощностей необходимо, прежде всего, обеспечить стабильное энергоснабжение. С этой целью продолжается строительство ПС «Кременская», которое планируем завершить до конца 2018 года.

Занимаюсь привлечением инвестиций в строительство солнечных электростанций. Есть положительный результат переговоров с мировыми лидерами в этой области.

Какова ситуация с дорогами?

– Надеюсь, в 2018 году получим больше средств на дороги от государства. Из областного бюджета впервые было выделено на государственные дороги 265 млн грн. Часть использовали в этом году, часть перейдет на следующий год. Государство добавит денег. Думаю, следующий год – будет годом дорог на Луганщине.

«Есть тенденция к увеличению обучение на украинском языке»

Языковой вопрос. Происходит ли «насильственная украинизация» на Луганщине?

– На этой земле, за последнее столетие было столько насилия – гражданская война 1917-1921 гг., Голодомор 1932-1933 гг., Вторая мировая, нынешняя российско-украинская война, что больше насильственных действий люди просто не выдержат. Тем более зачем украинизировать украинцев? Вы приедьте в пограничные с Россией Меловской, Марковский, Беловодский районы и послушайте, на каком языке разговаривают люди. Это украинский язык. Местный диалект, но украинский. Языковой вопрос – это тоже элемент гибридной войны для создания социальной напряженности. Актуален ли он для наших детей? Очевидно, нет. Например, мои дети свободно владеют украинским. А старшая дочь даже выбрала обучение во львовском вузе, хотя имела возможность учиться в столичном и харьковском.

 Есть ли сопротивление, что кого-то «заставляют» говорить на украинском языке, например, в государственных встановах?

– Такого нет. Это очень хорошо, что я могу приехать на Львовщину и разговаривать на русском и меня здесь слышат. И это как кость в горле для тех, кто на неподконтрольной территории, которые думают, что тут всех ломают через колено. Вместе с тем, изучаю украинский язык, потому что мне это нужно.

Какова ситуация в образовании? Количество русскоязычных школ в отношении украиноязычных?

– Соотношение 70/30. У нас школ с украинским языком обучения 70% (204 школы), русским 7% (21 школа), двуязычных – 23% (67 школ). Тенденция, особенно в связи с новым законом «Об образовании» к увеличению обучения на украинском языке.

На сегодняшний день украинский язык стал пропуском в цивилизованный мир для детей с неподконтрольных территорий, которые сдают у нас ВНО и поступают в украинские вузы.

Сейчас происходит рождение нового государства – не возрождение. Война – это плохо, но это момент очищения. Ради тех ребят, погибших на Востоке, происходит объединение. Не нужно оскорблять кого-то и требовать, что завтра все должны разговаривать на украинском языке. Это произойдет само собой. Книги, школы, садики, фильмы. Нужно исповедовать философию уважения – в семье, в государстве, друг к другу, к учителю. Здесь надо бежать. А все остальное прийдет само собой.

«На Львовщине чувствую себя как дома»

Во время своих визитов на Львовщину вы часто говорите, что нужно «сшивать Украину». Каким образом это сделать? Что уже делаете для этого?

– Выше я уже говорил о совместной работе в рамках проекта «Изменим страну вместе!». Для того, чтобы «сшить Украину», нужно осознать, что мы одна семья, у нас общие трагедии и триумфы.

На луганской и донецкой земле навечно остались тысячи лучших сыновей и дочерей Украины. Здесь пролита кровь местных мирных жителей, в том числе детей. Это самая высокая цена за единство и свободу. Мы вместе от Мелового на Востоке и до Чопа на Западе должны сделать все возможное, чтобы смерти наших защитников были не напрасны. Я низко кланяюсь каждой львовской семье, которая потеряла на Луганщине сына, отца, мужа или брата.

Большие надежды в «сшивании» возлагаю на журналистов, ведь мы живем в эпоху информационного общества. И от того, насколько едино и правдиво информационное пространство, зависит очень многое.

Я благодарю, что вас волнует ситуация на Луганщине, что журналисты из Львова проявляют интерес к событиям на Востоке.

Приехал на Львовщину с иголкой и ниткой как раз сшивать. Через несколько дней львовская делегация приедет на Луганщину. Другой конец нити связываем в узлы. К сожалению, это делают только две области. Так получилось, что мы сдружились с Олегом Синюткой, с Александром Ганущином. Они понимают, когда я разговариваю на русском языке, а я понимаю, когда они говорят на украинском. Я родился в Меловом – это крайняя точка Украины. На сегодняшний день я чувствую себя на Львовщине как дома. Думаю, это самая большая победа если не за 26 лет, то за последние три – это точно. Более 500 детей из Луганска побывали на Львовщине в этом году. Еще на Рождественские праздники приедут. А это будущие 500 семей, которые уже не скажут, что там бандеровцы, а там москали.

80-я десантно-штурмовая бригада из Львова очень долго держала бои за Луганский аэропорт, освобождала Славянск. Я посетил ребят недавно. Очень их уважаю. Конечно, не я решал, что 80-и бригада именно к нам попала. Но это еще раз налаживает тесные отношения между западом и востоком Украины.

В Госбюджете Луганщинана уровне с другими регионами

Принят Госбюджет-2018. Есть ли какие-то неприятные неожиданности для Луганщины и для местных бюджетов в целом?

– Была дискуссия в Минобразования – на местные бюджеты передавать техникумы и колледжи, или оставить в государственном. Принято решение, что те, которые при университетах, остаются на госфинансировании. А небольшая часть упадет на областной бюджет. Мой страх немного уменьшился. Более детально посмотрим, когда будет обнародован Госбюджет.

По сравнению с другими регионами, имеет ли Луганщиимеет большую финансовую поддержку из Госбюджета в связи с войной?

– Если нам нужно на электроэнергию или дороги – я буду конечно «выгрызать», отстаивать позицию. А так сказать, что мы чем-то выделяемся, что нам больше дают или меньше – не могу. Мы на равных с другими регионами.

Беседовала Наталья Шутка,
ИA ZIK

Редакция не всегда разделяет позицию авторов публикаций.
* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
2018-01-24 08:06:28