«Не укради» и 400-летняя церковь над пропастью
Мирон Иванык
общественный и культурный деятель
  • Церковь Рождества Пресвятой Богородицы в селе Великое на Львовщине, построенная в 1620 году. Фото Василия Деркача
  • Церковь Рождества Пресвятой Богородицы в селе Великое на Львовщине, построенная в 1620 году. Фото Василия Деркача
  • Церковь Рождества Пресвятой Богородицы в селе Великое на Львовщине, построенная в 1620 году. Фото Василия Деркача
  • Церковь Рождества Пресвятой Богородицы в селе Великое на Львовщине, построенная в 1620 году. Фото Василия Деркача
  • Церковь Рождества Пресвятой Богородицы в селе Великое на Львовщине, построенная в 1620 году. Фото Василия Деркача
  • Церковь Рождества Пресвятой Богородицы в селе Великое на Львовщине, построенная в 1620 году. Фото Василия Деркача
  • Церковь Рождества Пресвятой Богородицы в селе Великое на Львовщине, построенная в 1620 году. Фото Василия Деркача
  • Церковь Рождества Пресвятой Богородицы в селе Великое на Львовщине, построенная в 1620 году. Фото Василия Деркача
  • Церковь Рождества Пресвятой Богородицы в селе Великое на Львовщине, построенная в 1620 году. Фото Василия Деркача
  • Церковь Рождества Пресвятой Богородицы в селе Великое на Львовщине, построенная в 1620 году. Фото Василия Деркача
  • Кладбище у Церкви Рождества Пресвятой Богородицы в селе Великое на Львовщине, построенной в 1620 году. Фото Василия Деркача
  • Кладбище у Церкви Рождества Пресвятой Богородицы в селе Великое на Львовщине, построенной в 1620 году. Фото Василия Деркача
  • Кладбище у Церкви Рождества Пресвятой Богородицы в селе Великое на Львовщине, построенной в 1620 году. Фото Василия Деркача
  • Кладбище у Церкви Рождества Пресвятой Богородицы в селе Великое на Львовщине, построенной в 1620 году. Фото Василия Деркача

На Пасху ходил в церковь. Сделал пару фото: а что, почти все делают. Не селфи, да и политиков там не видел, как и телекамер CNN или местных телеканалов.

Спасибо местному краеведу Василию Деркачу за © фото. Небольшое село в прикарпатском Подгорье, называется Великое. Совсем неперспективно в электорально-предвыборном аспекте: проживает полторы сотни избирателей, в прошлом году родилось трое младенцев и умерло десять жителей. Видимо, «чужие» здесь фотографируются нечасто – чтобы доехать, надо знать куда и иметь хорошую машину... Очень сложное место для строительства храма – над рекой (во время наводнения) или обычного ручейка в «мирное» время неумолимо приближается падение этого здания. И речь не идет о каких-то больших капиталовложениях. Надо только изменить русло, остановить оползень в пропасть и существенно укрепить берег.

Церковь древняя, скоро может иметь 400-летний юбилей. Столь давняя и спрятана в горах, что на полвека старше среднего возраста ЮНЕСКОвых деревянных церквей Украинских Карпат. Тогдашние плотники и столяры очень постарались, их труд еще может прослужить людям и вере еще много лет. Говорю «может», потому что надежную работу мастеров, которую оценит путешественник-экстремал, после одного – двух наводнений уже может не увидеть никто. Еще и до сих пор там сохранились деревянные колья, которыми крепили тяжелые деревянные брусья.

То для туристов «построенное без единого гвоздя» – это про нашу жемчужину, возведенную в 1620 году Церковь Рождества Пресвятой Богородицы в селе Великое на Львовщине. Кроме жемчужины сакральной архитектуры, село велико еще и тем, что хранит живые воспоминания о местных героях последней войны прошлого века. А еще оно может стать ареной великой дискуссии «Кто виноват», если храм, не дай Бог, упадет в пропасть после сильного наводнения.

А виновных будет много. Начнем с зоны личного комфорта: удобнее всего считать виновными всех, кроме себя и для этого подыскать какой-то морализаторский казус, а еще лучше – закон. Но что есть Закон? Человечество еще со времен, когда придумало собственность, пытается найти идеальный механизм регулирования отношений между собственниками. Есть красивая легенда, что «Кон» – это неширокая полоска земли между двумя соседями у земледельцев. Если переступить через Кон с целью завладеть чужим имуществом (За Кон) в давние наивные времена считалось нарушением тогдашней морали (перешагнул через Кон – нарушил действующую мораль – будешь наказан. Наказание – штраф имуществом, деньгами или скотом, реже – ампутация руки, совсем редко – смертная казнь. Уничтожение (перепашку) межевых знаков (кона) априори имело смертный приговор от общины для нарушителя. Нынешнее уничтожение установленных пределов в уголовном мире (беспредел) кое-где унаследовало эту традицию. Публичное осуждение тоже было, и будем считать его лишь тренировочным заездом. Уже гораздо позже, чтобы «не париться» с этой моралью, человечество придумало другие понятия: собственность личная, частная, коммунальная, коллективная, государственная (но для более глубокого изучения есть учебники по экономике). Потому подручные материалы по морали и оправданию каждый пишет для себя самостоятельно.

Так чем является здание этой церкви в понятии собственности? Да ничем, каким-то «памятником архитектуры местного значения» с малопонятной градацией местных значений. В моральном измерении – она является подтверждением величия народа, который живет здесь много веков, рожает детей, выращивает хлеб, воюет и строит надежные храмы. Можно ли совмещать собственность и мораль? Когда-то (когда человечество начало придумывать терминологию) – это были взаимопроникающие и взаимосвязанные вещи. Сейчас – мы давно смирились с многослойным пониманием понятия «Закон». В первичном понимании – это только страх перед неизбежным наказанием за нарушение норм морали (собственности). Сейчас – разнообразные влиятельные социальные группы придумали себе механизмы саморегулирования жизни в своей группе: законы своей семьи, криминальной шайки, корпоративной группы и прочее.

Законодатели (истеблишмент и члены их семей и информационно-силовая обслуга) что-то там пишут якобы для Государства и называют это Закон. Их партнеры из неформального регулирования экономических отношений (криминалитет) придумали свои понятия, которые абсолютно совместимы с экономическими и электоральными интересами авторов Закона. Церковная традиция имеет свои Законы. Они, по крайней мере, выписаны на бумаге и доступны для чтения и понимания уже две тысячи лет. Церковь выработала самые лучшие рекомендации к реализации канона «Не укради!» игнорировать этот опыт – невыгодно.

Адвокаты дискуссии об относительности проверенного временем и книгами тезиса «Не укради» придумали целую кучу красивых понятий: Плагиат, Контрафакт, Непрозрачная приватизация, Приватизационный именной сертификат, Коррупция, Оффшорная оптимизация, «Он подлец, но это наш подлец» – филологи и думающее сообщество дополнят этот перечень. А как называть людей, которые воруют будущее, имеющее многовековые корни в прошлом? Видимо, надо какой-то неологизм придумать.

Имеем многотысячную армию блюстителей Закона и права – с самыми разнообразными названиями, бюджетами, шевронами и в гражданской одежде. Но имеем ли волю сказать: хотим одного Закона для всех, ибо только тогда он действующий и универсальный, когда один для всех. Не хочешь его уважать – то жди кары. Страх – очень сильное чувство, а может и самое сильное.

И, чтобы не выходить из зоны личного комфорта: «меня не трогайте» «я за реформы, но начинайте в соседнем колхозе» и похоже, переадресовываем наше влияние на власть в каких-то далеких несуществующих структурах. Может, Кодекс Владимира Мономаха 900 летней давности и был уникальным регулятором – потому в своем «Поучении» он пишет: «На посадников не полагаясь, сам делал, что было надо. Весь порядок и в доме моем – это я приводил... Также и бедного смерда, и убогую вдовицу не давал я сильным обидеть, и за церковным порядком и службой сам присматривал». Интересный король был, все успевал, да еще и Закон писал. Действующий Закон! Сейчас имеем очередную красивую байку, что охранять Закон к нам приедет какая-то барышня то из Румынии, то из Америки, то еще откуда-то-там. Мономах законом обязал гостя (иностранца с добрыми намерениями) – всячески гостеприимно принимать и развлекать. Но заставлять его убирать в доме или ремонтировать его – такого в его законе не было. Потому что иногда греем свою гордыню какими-то несуществующими мифами, которые комфортно употреблять при тотальном беззаконии. Как «Конституцию» Пилипа Орлика – попытка урегулирования имущественных прав казацкой верхушки, которая так и не была ратифицированной. Зато, старший аж на 600 лет Закон Мономаха обязывал заботиться о туристах! Потому что если развалить (или захватить в собственность) все достопримечательности, то чем тогда развлекать чужеземца: человека, который прибыл сюда с развлекательной или познавательной целью и желанием заплатить за это деньги? То есть самого желанного для непромышленных регионов Украины инвестора. А еще – это волшебное слово для чиновников всех уровней их лестницы.

Мораль: хочешь писать Закон – покажи, что умеешь держать порядок в своем доме, потому что ничему хорошему своих избирателей из своих медия ты не научил. Кто хоть что-то сделал для устоев школы и церкви, создания рабочих мест, – то честь ему и уважение. Но «Не Укради!» касается всех, поэтому если было – то езжайте в страны, где хранишь свои состояния. Мы здесь, на месте, пережив за последние сто лет две с половиной войны (потому что третью еще не закончили) как-то уж найдем способ определить, кто и что есть Закон. Мы понемногу напишем Закон и воспитаем воинов – стражей этого Закона, а они украденное вернут сюда рано или поздно. А хочешь поддержать Закон Божий – присоединяйся к единомышленникам, которые пытаются сохранить Храм. Да и надо там немного – хороший трактор на пару дней, инженера-дорожника (укрепить берега). Надо несколько надежных труб, немного солярки и немного денег. К чему здесь Кон – Закон и солярка? Если речка заберет последние метры берега – исчезнет граница между памятью и забвением. Зато гарантировано место в истории этого большого села и Украины!

Редакция не несет ответственности за мнение, которое авторы высказывают в блогах на страницах ZIK.UA.

* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
Top
2019-06-20 20:03 :48